10 лет Иракской войне – забытый юбилей

1303745001_1На этой неделе исполнилось 10 лет с момента начала войны в Ираке. Это событие стало одним из наиболее неоднозначных проявлений политической воли американского руководства за последние 20 лет. Стремление вернуть мировую систему в эру, закончившуюся 11 сентября 2001 года с падением башен-близнецов в Нью-Йорке, фактически, теперь это уже можно говорить прямо, потерпело фиаско.

«Момент однополярности», продлить который безрезультатно пыталось американское руководство, все равно завершился. На смену существовавшей чуть более десяти лет международной системе с доминирующим центром силы в лице США, определяющими правила игры для всех иных ее участников, пришел совершенно новый мировой порядок – многоцентричность. В нем Штаты пусть и сохраняют лидирующие позиции, но уже не обладают тем явным превосходством, которое было у них в течение 1990-х годов. При этом наблюдается появление на международной арене и возвышение новых центров силы, не игравших ранее значительной роли, как, например, КНР.

Одной из главных причин американской неудачи стало проведение излишне жесткой внешней политики, в частности, применение военной силы сразу на нескольких фронтах: в Ираке и Афганистане. Помимо этого, США в рамках «войны с терроризмом» развернули вооруженные операции против Аль-Каиды и ее союзников практически по всей планете, что привело к экспоненциальному росту военных расходов страны, со временем «иссушив» американскую военную мощь.

Как известно, поводом к началу военной операции США в Ираке стала перспектива получения Ираком ядерного оружия, которое могло бы не просто изменить региональный баланс сил в пользу «тирана и изверга» Саддама Хусейна, но и со временем попасть в руки террористов. Подобный сценарий развития международной обстановки в стратегически важном регионе был растиражирован в американских СМИ. Причем в основе публиковавшейся информации лежали ложные данные, предоставленные американским разведывательным сообществом. Очевидно, что быстрое проведение успешной «маленькой и победоносной войны», по мнению американского руководства, должно было стереть все возможные риски от фальсификации данных. Победителей не судят, но именно победителей.

Военная кампания против вооруженных сил Ирака действительно завершилась достаточно быстро и относительно успешно. Сравнительно скоро была достигнута и одна из основных целей операции – поимка Саддама Хусейна. Последовавший за этим фантасмагорический судебный процесс, завершившийся смертным приговором и казнью через повешенье бывшего лидера страны, планировалось, должен был поставить жирную точку в данной операции. После «замены» руководства страны и прихода к власти дружественных США группировок, как предполагалось, должна была наступить «золотая эра иракской демократии», сопровождавшаяся налаживанием обширных экономических связей с Америкой, включая установление контроля американских компаний над нефтяными месторождениями.

Однако, как показала история, выиграть битву, не означает выиграть войну. С момента фактического военного поражения иракской власти прошло практически 10 лет, а США так и не смогли осуществить полный вывод своего вооруженного контингента с территории Ирака. Кроме того, потери американских вооруженных сил только убитыми за время, прошедшее с начала иракской кампании, составили более 5 тысяч человек, что является неприемлемо большой цифрой для США.

Безвозвратные потери же населения Ирака в то же самое время составили более 100 тысяч человек. Сотни тысяч людей стали беженцами.

Не удалось ставленникам Америки обеспечить и стабильность в обществе. Скорее наоборот, серьезнейшим образом обострилось противостояние между шиитами, пришедшими к власти в стране, и суннитами, сравнительно недавно занимавшими все ключевые посты в Ираке, что не могло не сказаться на стабильности в обществе. Террористические акты стали нормой политического процесса. Ни один месяц с момента начала войны не обошелся без терактов, направленных как против американских войск, так и против собственного мирного населения. При этом политическая активизация шиитов привела к тому, что на внутриполитическую арену Ирака фактически вышел Иран, сумевший чрезвычайно укрепить свои позиции.

По сути, Иран стал основным победителем в Иракской войне. С политической карты региона исчез главный враг Исламской республики, а «второй по важности» враг начал экспоненциально терять эффективность как жестких, так и мягких составляющих внешнеполитического ресурса. Неспособность США победить в неконвенциональной войне продемонстрировала одновременно избыточность и недостаточность американского вооруженного потенциала, за чем внимательно наблюдают в Китае – ключевом американском внешнеполитическом сопернике. К тому же Америка серьезнейшим образом испортила свой позитивный имидж в региональных отношениях и ясно продемонстрировала всему международному сообществу свое «избирательное» отношение к нормам международного права. Подобная демонстрация силы заставила пересмотреть свое отношение к партнерству с США многих глобальных и региональных игроков.

Последствия вооруженного конфликта в Ираке способствовали изменению самой среды региональных отношений. На первые роли начали выходить неконтролируемые официальной властью экстремистские объединения, которые получили уникальную возможность пополнить свои боезапасы из неохраняемых арсеналов бывшей иракской армии, а также получить бесценный боевой опыт в противостоянии с американскими войсками. Причем, если учесть, что их эффективность даже против великолепно обученных и снабжаемых войск США была достаточно высокой, что и говорить о боеспособности относительно войск региональных держав, куда менее обеспеченных и хуже обученных. Данный опыт, сама угроза его применения, позволили с наступлением Арабской весны, также ставшей одним из следствий иракской войны, таким движениям как Братья Мусульмане выйти на арену политической борьбы в странах региона. Трансформации в политическом процессе региональных государств в ходе Арабской весны привели к существенной радикализации региона, по сути создав предпосылки для его превращения в региональные Балканы. При этом рассчитывать на скорое «умиротворение» региона по ряду причин не приходится.

В заключение хотелось бы отметить следующее. Несмотря на декларировавшиеся американским руководством успехи иракской кампании, фактические ее результаты говорят об обратном. В регионе был разрушен шаткий, но стабильный баланс сил, что позволило вступить в открытую борьбу многим нетрадиционным акторам, крайне негативно относящимся как к Америке, так и ко всему Западному миру. Перспективы успешного экономического развития стран региона были поставлены под сомнения рядом гражданских войн, начавшихся после американского вторжения в Ирак. Сами США затратили колоссальное количество ресурсов на проведение данной войны, что впоследствии оказало существенное влияние на снижение устойчивости американской экономической системы и способствовало распространению глобального экономического кризиса. И все это не говоря уже об огромных людских потерях.

Иракская война в очередной раз продемонстрировала всю шаткость существующего миропорядка и относительность мощи отдельных акторов в случае реализации ими неадекватной стратегии. Примечательно, что юбилейные события никаким образом не были отражены в выступлениях нынешнего американского руководства, предпочитающего закрыть глаза на существующую проблему, нежели признать несостоятельность американской политики.

Сергей Михневич, – постоянный колумнист, координатор азиатского отдела, член редакционной коллегии Modern Politics Russia.

Modern Politics Russia

Добавить комментарий