Минное поле информационных войн

cyber_war_7172513Единое информационное пространство России создает условия для эффективного и качественного решения задач обеспечения национальной безопасности страны, ее социального и экономического развития. Вместе с тем формирование и развитие этого виртуального пространства рождает ряд принципиально новых проблем в сфере национальной безопасности.

Первой такой проблемой является то, что само информационное пространство сейчас не только небезопасно, но может в ряде своих сегментов напоминать настоящее минное поле.

Материальную основу единого информационного пространства составляют средства создания, передачи (распространения), приема, поиска, сбора, хранения, автоматизированной обработки и защиты информации. В настоящее время практически все эти средства создаются на основе зарубежных информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Вести речь о возможности эффективного решения задач национальной безопасности при их использовании – обманывать самих себя. Никакая сертификация зарубежных ИКТ не может дать стопроцентной гарантии, что в их недрах не «затаились» какие-нибудь «вирусы» или «логические бомбы», которые будут «взорваны» в определенное время по сигналу из-за рубежа. То, что это не плод больного воображения, подтверждают недавние события на иранских ядерных объектах, когда компьютерный «червь» Stuxnet, запущенный из Израиля, вывел из строя системы управления АЭС в Бушере и завода по обогащению урана в Натанзе. По оценкам зарубежных и отечественных экспертов, эта компьютерная атака отбросила ядерную программу Ирана на два года назад.

Впервые задача перехода на отечественную программно-аппаратную платформу была сформулирована еще в Доктрине информационной безопасности РФ, утвержденной президентом Владимиром Путиным 9 сентября 2000 года. В ней отмечено, что приоритетное развитие отечественных современных ИКТ, производство технических и программных средств, способных обеспечить совершенствование национальных телекоммуникационных сетей, их подключение к глобальным информационным сетям в целях соблюдения жизненно важных интересов Российской Федерации является важным принципом государственной политики обеспечения информационной безопасности Российской Федерации. Однако это положение до сих пор не реализовано, что создает реальную угрозу национальной безопасности страны.

Второй важной проблемой является то, что большая часть единого информационно-управляющего пространства России находится в открытом трансграничном доступе, то есть фактически лишена государственных границ.

Сейчас единое информационное пространство России представляет собой одну из составляющих мирового информационного пространства, которое рассматривается рядом стран в качестве нового театра военных действий. То, что это именно так, подтверждает ряд провокаций.

В мае 2007 года после событий, связанных с переносом статуи Бронзового солдата в Таллине, на информационную инфраструктуру Эстонии по сети Интернет обрушилась мощная анонимная компьютерная атака. В течение нескольких дней государственное и военное управление, транспорт и банковская система в этой прибалтийской республике были парализованы. Авторы этой первой в истории мирового информационного пространства кибервойны остались неизвестными. Но ее последствия побудили страны НАТО развернуть в Таллине первый центр киберобороны и принять в 2009 году на саммите в Лиссабоне положение о том, что на враждебные компьютерные атаки, приводящие к серьезному ущербу, впредь будут осуществляться жесткие ответные действия, вплоть до применения при необходимости всех возможных военных сил и средств.

Другая компьютерная атака на бразильскую ГЭС в ноябре 2009 года на три дня лишила ряд городов (около 60 миллионов жителей) электроэнергии, транспорта и связи. Считается также, что аналогичная атака на электрораспределительные сети США в том же году послужила толчком для обновления национальной политики в области кибербезопасности и создания в последующем американского киберкомандования.

Сейчас никто не может дать гарантий, что такие атаки не будут проведены против объектов военного назначения и критической гражданской инфраструктуры России.

Третьей проблемой является то, что в едином информационном пространстве не действуют ни международное право, ни законы Российской Федерации.

Враждебные силы, террористы и криминалитет активно используют предоставляемые единым информационным пространством возможности как для распространения негативной информации самого разного толка (пропаганда экстремизма, войны, радикальных идей, террористических методов, безнравственности и т. д.), так и для совершения иных противоправных действий (шпионаж, вербовка, кража ценной информации, мошенничество и т. п.).

В этой связи достаточно вспомнить август 2008 года, когда целый ряд мировых СМИ назвал Российскую Федерацию агрессором в ответ на то, что на защиту наших миротворцев и жителей Цхинвала были брошены силы и средства СКВО. Некоторые политики и сейчас продолжают утверждать, что войну в Южной Осетии развязала Россия. При этом никто не несет никакой ответственности за эту провокационную и наглую ложь, способствовавшую развязыванию войны и продолжающую распространяться в мировом информационном пространстве.

Безусловно, список перечисленных проблем не является исчерпывающим. Поэтому важно определить возможные меры предотвращения и парирования этих угроз в интересах обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Виктор Барынькин,
главный военный инспектор ЗВО, председатель докторского диссертационного совета ВАГШ, заместитель начальника Генерального штаба (1992–1996), генерал-полковник

«Военно-промышленный курьер»

Добавить комментарий