Сирийский конфликт и международный терроризм

39a943472e7e6158eecf8e11ce072c24Сирийский кризис, продолжающийся с марта 2011 г., привел к десяткам тысяч жертв, в том числе среди сирийского гражданского населения, появлению сотен тысяч беженцев, к огромным материальным потерям, разрушению исторических, культурных памятников и инфраструктуры страны. Продолжение и все большая милитаризация конфликта грозит разрушением сирийской государственности, возможным геноцидом конфессиональных и этнических меньшинств, дестабилизацией и распространением терроризма, как на Ближнем Востоке, так и в соседних регионах. Кризис в Сирии приобрел глобальный характер, который характеризуется вмешательством в него, в той или иной степени, многих внешних факторов.

В рядах антиправительственных вооруженных группировок сирийского конфликта, совершивших целый ряд террористических актов, участвуют наиболее экстремистские силы радикального исламизма, включая боевиков Аль-Каиды. Тем не менее, ведущие страны НАТО заявляют о поддержке, в том числе поставками вооружения, радикальной сирийской оппозиции. К сожалению, такую же позицию заняла Лига арабских государств, по сути превратившаяся в инструмент антисирийской политики монархий Персидского залива.

Значительную роль страны НАТО определили Турции в реализации планов по смене правящего режима в Сирии. Через территорию Турции для сирийской радикальной оппозиции идет контрабанда оружия, которое закупается на деньги Саудовской Аравии и Катара. Явно не случайно командный центр сирийской вооруженной оппозиции также размещен в Турции в районе г. Адана (100 км. от сирийско-турецкой границы) вблизи военной базы Инджирлик, на которой размещены военнослужащие и сотрудники разведслужб США.

Наиболее активная сирийская вооруженная антиправительственная группировка «Джабхат ан-нусра» в апреле 2013 г. официально подтвердила, что является частью Аль-Каиды. Ее лидеры заявляют также, что после того, как они свергнут режим Башара Асада, главной их целью станет нанесение удара по Израилю. Видимо, учитывая такие заявления, США, по сообщениям западной и арабской прессы, стали готовить на территории Иордании «своих» боевиков для действий в Сирии как против руководства Сирии, так и, возможно, против радикальных исламистов в случае их нападения на Израиль.

Такая ситуация ведет к созданию в Сирии очага экстремизма и терроризма, его распространению как в регионе, так и за его пределами. Следствием этого стали межконфессиональные столкновения между сторонниками и противниками президента Асада, обострение внутриполитической ситуации в Ливане, усиление террористической активности суннитских радикальных исламистов в Ираке, активизация экстремизма в Турции.

Стремление ведущих стран НАТО использовать радикальный исламизм для свержения неугодных режимов особо обращает на себя внимание. С одной стороны, Запад борется с радикальным исламизмом в Афганистане, Йемене, Мали, и, в то же время, он поддерживал исламистские силы в Ливии для свержения Каддафи и поддерживает таких же исламистов для свержения президента Асада. Такая стратегия может свидетельствовать только о том, что после смены власти в Сирии Запад рассчитывает на возможность манипулирования «джихадом» радикального суннитского исламизма и на его использование против шиитского Ирана, усилившегося влияния этой страны в Ираке, против Хизбаллы в Ливане. Следующей целью этой стратегии, безусловно, станут центральноазиатские республики СНГ, и, наконец, Северный Кавказ, юг России, мусульманские районы Поволжья и Урала. Тем более, что условия для такого развития событий в этих регионах уже создаются: происходит активизации здесь террористической деятельности радикальных исламистов, значительное число выходцев из указанных районов воюет в рядах вооруженной сирийской оппозиции.

Однако такая стратегия во многом иллюзорна. Радикальный исламизм по своей сути и идеологии является антизападным. Об этом заявляют все его идеологи от Сеййда Кутба до Аз-Завахири. Он может пойти на тактический союз с Западом только для достижения своих целей, но затем он обязательно выступит против Запада. Это подтверждает как историческая практика, так и последние международные события. В 1980-х годах во время гражданской войны в Афганистане США, стремясь ослабить СССР, поддерживали «джихад» Бен Ладена и возглавляемой им Аль-Каиды против просоветского афганского правительства. Однако после достижения этой цели Бен Ладен направил «джихад» против США, называя их «врагом № 1», результатом чего стали теракты 11 сентября 2001 г. В сентябре 2012 г. американские дипломаты, включая посла США, погибли в Ливии от рук исламистских боевиков из «Бригад Аллаха», участвовавших в свержении Каддафи, то есть, от тех, кому США помогли прийти к власти в Ливии.

Франция, в свою очередь, также уже столкнулась пагубными последствиями своего участия в силовом свержении власти в Ливии, что привело к бесконтрольному распространения оружия в регионе, его попаданию в руки радикальных экстремистов, от чего страдают французские граждане. Так, в 2012 г. исламист алжирского происхождения, имевший французское гражданство, застрелил трех французских военнослужащих, двух учеников и учителя еврейской школы. В начале 2013 г. исламистские боевики казнили в Сомали обвиненного ими в шпионаже французского гражданина. В 2013 г. в Алжире исламистские боевики захватили сотни иностранных специалистов, в том числе французских граждан, часть из которых погибла. В Мали французские войска в 2013 г. продолжают вести боевые действия против исламистских террористов, угрожавших захватить столицу страны. Однако совершенно очевидно, что кризис в Мали, появление здесь повстанцев-туарегов и исламистов является прямым следствием крушения режима Каддафи, который успешно сдерживал радикальный исламизм и вел с ним непримиримую борьбу. Таким образом, Франция вынуждена «расхлебывать кашу», которую заварила администрация бывшего президента Н.Саркози, ставшая одним из главных инициаторов свержения Каддафи. И в этой связи невольно возникают мысли о взаимосвязи такой позиции бывшего французского президента с обвинениями в 2011 г. в прямом телеэфире накануне военного вмешательства НАТО в адрес Н.Саркози со стороны сына Каддафи — Сейфа Аль-Ислама в получении от ливийского руководства 50 млн.евро на предвыборную компанию в 2007 г. Хочется верить, что начавшееся французской прокуратурой в апреле 2013 г. расследование этого вопроса будет объективным и гласным.

Однако, несмотря на все эти уроки, нынешнее французское руководство активно включилось в разработанную НАТО операцию по силовому свержению Б.Асада, встало на сторону прямой поддержки сирийской оппозиции, которую подготавливают инструктора французских спецслужб. Официальный Париж даже решает вопрос о поставках ей вооружения, хотя достоверно известно, что основным ядром этих оппозиционеров являются радикальные исламисты. В итоге получается, что Франция в Сирии поддерживает те силы, с которыми она воюет в Мали.

Наконец, необходимо упомянуть последние трагические события в США в апреле 2013 г.: террористический акт на международном марафоне в г. Бостоне, в результате которого есть погибшие и более 170 были ранены, отравленные письма, посланные члену Конгресса США, а также президенту Б.Обаме. Совершенно очевидно, что терроризм, пришедший сегодня в Америку, ведет свою родословную из тех регионов, где Запад и, в частности США, пытаются его использовать для решения своих внешнеполитических целей.

Борьба с экстремистскими и террористическими проявлениями, недопущение их распространения является общей задачей мирового сообщества и, прежде всего, тех стран, которые имеют для этого наибольшие возможности. Попытка вести «игру» с экстремистскими силами и использовать их в своих целях является опасным заблуждением, результат которого может ударить по самим «игрокам».

Это касается, в том числе, сирийского кризиса, разрешение которого должно идти только политическим путем. В подходах к его урегулированию многое зависит от четкого осознания всеми сторонами недопустимости и опасности деления террористов на «хороших – своих» и «плохих – чужих», необходимости совместной борьбы со всеми проявлениями терроризма.

Долгов Борис Васильевич, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН

«Новое Восточное Обозрение»

Добавить комментарий