Катар финансирует международный терроризм

350px-Qatar-1На Западе усиленно замалчивается недавнее заявление министра информации Сирии о том, что Катар грубо нарушает все резолюции Совета Безопасности ООН по борьбе с терроризмом. США и их союзники молчат по этому поводу, поскольку именно Доха финансирует реализацию их планов. Как и слова о том, что нельзя говорить об арабской роли в урегулировании сирийского кризиса, потому что нереально, чтобы тот, кто вооружает одну из сторон конфликта и отправляет в САР террористов, участвовал в его разрешении. А зря, если вспомнить недавний громкий теракт в Бостоне, за которым явно тянется саудовский след в промывании мозгов ваххабитскими идеями. И тем более, если вернуться в историю несколько дальше – когда именно видные члены правящей катарской семьи Аль Тани были причастны к укрыванию саудовских террористов, принявших участие в подготовке терактов 11 сентября 2001 года в США, унесших жизни не одной тысячи мирных граждан.

Ну а если посмотреть еще на несколько лет назад, то можно вспомнить, что Катар фигурировал в американском списке стран, причастных к международному терроризму. И был исключен из него лишь благодаря тому, что предоставил свою территорию под американскую базу ВВС — крупнейшую в этом регионе, которая была использована в качестве командного пункта при проведении операции по оккупации Ирака войсками США и их союзников в 2003 году. Огромные газовые деньги позволили катарцам «закрыть» глаза «лидера» мировой антитеррористической коалиции на все прегрешения Дохи в священном деле помощи «братьям» по салафитской вере повсюду – от Африки до Кашмира. Хотя, если верить материалам сайта Викиликс, предыдущий посол США в Дохе Д. Лебарон в 2008 году все-таки написал в Госдепартамент, что Катар продолжает финансировать международный терроризм. Из-за утечек его телеграмм на страницах катарской газеты «Пенинсюла» в 2010 году разыгралась целая драма в виде обмена репликами между Лебароном и главным редактором. Но посол США уехал, а в Вашингтоне это дело просто замяли.

А в 90-х годах Доха была среди наиболее активных «финансистов» сепаратистского мятежа в Чечне, щедро направляя туда деньги местным боевикам и участвуя в подготовке арабских террористов для участия в бандитских вылазках против российской армии на Северном Кавказе. Когда же мятеж был подавлен и в Чечню стал возвращаться мир, а арабские «моджахеды» были практически полностью уничтожены, то эмир Катара предоставил на своей территории убежище «президенту» самопровозглашенной республики Ичкерия З.Яндарбиеву и его многочисленным сторонникам, обеспечив их пособиями и даже работой в госучреждениях.

Хотя формально на государственном уровне Катар и прекратил всякие финансовые связи с террористическими и экстремистскими исламистскими группировками, для этого был задействован другой механизм – так называемых исламских благотворительных фондов « Джамийят Катар аль-Хейрия», «Шейх Идд аль-Хейрия», РАФ, а также катарское общество Красного полумесяца, которое тоже участвует в «международных акциях» якобы благотворительного плана. Все они контролируются эмирской семьей или ее видными представителями, а также министерством вакуфов. Так что о частном характере их деятельности говорить не приходится. Сбор денег осуществляется внешне физическими лицами. Во многих крупных торговых центрах Дохи можно видеть стойки этих фондов с надписями, на что пойдут пожертвования. Тут и голодающие дети Сомали, и помощь жертвам катастроф в бедных исламских странах Азии и Африки и т.д. География широка – от Западной Сахары до Филиппин. Но, как правило, всегда для тех стран, где активно действуют радикальные исламистские группировки. При этом никак нельзя проконтролировать, какие суммы добавляются в этих фондах за счет газовых доходов страны к пожертвованиям частных лиц. Ведь формально их могут делать и члены клана Аль Тани, да и сам эмир. А они деньги берут из госказны. Столько, сколько нужно, учитывая, что Катар – это абсолютная монархия, где действия эмира не подвергаются проверкам финансовых органов. А далее эти средства могут уходить на счета банков в других странах, особенно тех, где трудно получить доступ к именам их владельцев. Так, до последнего времени активно использовались швейцарские банки и финансовые институты оффшоров. А оттуда не так сложно перевести средства конкретным получателям «помощи», скажем, в Стамбуле, которые, после обналичивания, вполне способны через специальных курьеров доставлять их до «конечного потребителя». Будь это ваххабитская экстремистская группировка в Дагестане или в другом месте Северного Кавказа, либо террористы подразделений «Джабхат ан-Нуср», воюющие против законного правительства в Сирии, или глубоко законспирированые члены экстремистских группировок во Франции, США и других государствах.

Иногда деньги даются и напрямую. Скажем, когда в Доху приезжает лидер ХАМАСа Халед Машаль, которого принимают как главу государства. По утверждению палестинских источников, эмир лично дает ему «живую наличность», которая затем, через соседние с сектором Газа арабские страны, попадает «по назначению». И тогда в сторону Израиля летят самодельные ракеты, убивая ни в чем не повинных мирных граждан. Хотя вполне очевидно, что значительные суммы идут на другие цели, в том числе на подрыв влияния ПНА и на личные «нужды» лидеров ХАМАСа.

Катарцы не скрывают, что с началом «арабских революций» они напрямую финансируют поставки боевиков и оружия тем, кто воюет против правящих режимов арабских стран. Так было в Ливии и так происходит сейчас в Сирии. А после недавнего саммита ЛАГ в Дохе, где по своему политическому весу Катар обошел даже Египет и Алжир, и на котором было продавлено решение, разрешающее поставку оружия боевикам сирийской оппозиции, Дохе вообще незачем прятать свои действия в этой «области». Но ведь на деле, если применить к оценке действий Катара нормы международного права, то они действительно подпадают под юридическое понятие «спонсирование международного терроризма», которое прописано в ряде резолюций СБ ООН и других документах мирового сообщества.

Направление Дохой денег и оружия террористическим группировкам, таким как «Джабгат ан-Нусра», вообще подпадает под понятие «финансирование международного терроризма».

Не лишним будет также вспомнить периодически появлявшиеся в катарской прессе в октябре 2011 года призывы проводить акции против посольств и граждан РФ и КНР во всех арабских и мусульманских странах из-за позиции Москвы и Пекина по Сирии. Причем катарцы дошли и до прямого «практического применения» подобных призывов своей прессы, когда полицейские аэропорта Дохи в ноябре 2011 года избили российского посла, нанеся ему физические увечья, под предлогом попытки проверить диппочту, которую он сопровождал. Классификация таких действий с осуществлением прямых актов насилия уже подпадает под понятие «подстрекательство к терроризму», тоже прописанному в документах ООН. Но и тогда западная и арабская пресса предпочли не комментировать подобное отношение Катара к нормам международного права.

Поэтому прав был сирийский министра информации, потребовав от ООН включить Катар в список стран – спонсоров международного терроризма. И было бы полезным проверить, куда попадает помощь исламских фондов эмирата и кому достается оружие в Сирии, поставляемое Дохой. Иначе Запад в очередной раз распишется в своей привязанности к политике двойных стандартов. Отсюда не вызывает удивления периодически появляющаяся в СМИ информация о том, что Доха посредством «откатов» через инвестиционные контракты якобы «спонсировала» очередного видного иностранного деятеля. Как говорится, «кто платит, тот и музыку заказывает» или по-английски – “who pays the fiddle, calls the tune”. Где уж тут до борьбы с терроризмом и его спонсорами!

Александр Орлов, политолог, эксперт востоковед

«Новое Восточное Обозрение»

Добавить комментарий