Под предлогом борьбы с ИГ США стремятся усилить позиции в Центральной Азии

1358400672_25671400Узбекистан сохранит за собой внеблоковый военный статус, не допустит размещения на своей территории иностранных баз, как и пребывания узбекских военнослужащих за пределами страны. Таков ответ президента Узбекистана Ислама Каримова на предложение Вашингтона присоединиться к международной коалиции стран против «Исламского государства».

США собирают страны в единый военный блок, который бы мог противостоять «Исламскому государству» (ИГ). Присоединиться к коалиции решили почти полсотни стран. Персональное приглашение получили Узбекистан и Таджикистан. На прошлой неделе в Ташкенте побывал помощник госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Даниэль Розенблюм, а в Душанбе – глава Центрального командования США генерал Ллойд Дж. Остин III. В обеих центральноазиатских столицах речь шла о региональной безопасности и ситуации в Афганистане и, конечно, расточались похвалы в адрес Узбекистана и Таджикистана, оказывающих бесценную помощь в борьбе с международным экстремизмом.

Эксперты считают, что подобными пассажами Вашингтон хочет решить сразу две задачи: расширить коалицию и одновременно не допустить тесной интеграции стран Центральной Азии с Россией.

Положение Узбекистана не простое: уже многие годы он балансирует между основными центрами силы, проводя комплементарную политику. Похоже, эта страна стала главной опорой США в регионе. «Узбекистан является ключевым партнером НАТО в Центральной Азии и оказывает поддержку США в борьбе против талибов на территории соседнего Афганистана», – заявил во время визита в Ташкент Даниэль Розенблюм.

Узбекистану, вошедшему в международную контртеррористическую коалицию сразу после 11 сентября 2001 года, удалось установить особые отношения с западными странами, инициировавшими военную операцию в Афганистане с целью уничтожения Усамы бен Ладена. главы исламистской террористической организации «Аль-Каида». В результате на территории республики была размещена американская военная база «Карши-Ханабад», а германские люфтваффе получили возможность пользоваться аэродромом в Термезе, у границы с Афганистаном. Сотрудничество с Германией пролонгировано в прошлом году на несколько лет. При этом официальный Ташкент подчеркивает, что аэродром в Термезе не является иностранной военной базой.

Присутствие таких баз было запрещено законодательством Узбекистана после андижанских событий. Напомню, что тогда узбекские власти жестко пресекли спланированную вылазку исламских фундаменталистов, обвинив в ее организации США. На этом основании в 2005 году, по требованию узбекских властей, была свернута база «Карши-Ханабад». Ташкент и сегодня ссылается на тот «запретный закон», характеризуя нынешнее военно-техническое сотрудничество с Вашингтоном. И действительно, американских баз в Узбекистане нет, хотя и есть в Ташкенте штаб-квартира НАТО.

Что же касается других стран региона, то Казахстан и Киргизия — члены ОДКБ и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Таджикистан входит только ОДКБ, но на пути к ЕАЭС. Правда, после американского предложения Душанбе присоединиться к международной коалиции против ИГ ведущие таджикские эксперты (конечно, не без одобрения властей) тут же заявили, что Таджикистан повременит со вступлением в ЕАЭС.

Стремясь сохранить военно-политическое влияние в регионе, США оказывают центральноазиатским странам военную помощь. Вашингтон и Ташкент подписали документ, предполагающий безвозмездную поставку невоенного оборудования, грузовых армейских машин на сумму около $6,2 млн. Поставки будут осуществляться в рамках пятилетнего плана военно-технического сотрудничества между двумя государствами. В этом году США передали Узбекистану бронемашины класса M-ATV, а также бронированную ремонтно-эвакуационную технику для их поддержки. Ташкент получил 308 автомобилей и 20 ремонтных машин на общую сумму не менее $150 млн.

«Если бы ни особенности автаркического режима в Туркмении, то американцы предложили бы военно-техническую помощь и Ашхабаду. Такой выбор США объясним: Узбекистан и Туркмения, в отличие от Таджикистана, свободны от обязательств в рамках ОДКБ, в которой лидирует Россия, а потому им не нужно согласовывать с Москвой совместные с США планы в военно-технической сфере», – считает политолог Аркадий Дубнов, эксперт по Центральной Азии. По его мнению, сотрудничество Узбекистана с США преследует цель усилить оборонный потенциал перед лицом возможной угрозы из Афганистана. Процесс сближения Ташкента и Вашингтона можно рассматривать и под углом очевидного смещения военного баланса в пользу Узбекистана.

«Американцам действительно необходимо взаимодействие со странами мира в борьбе с распространением ИГ, в том числе в Центральной Азии. Под угрозой ситуация в Афганистане, где силы ИГ уже накапливаются. Узбекистан и Таджикистан, соседние с Афганистаном страны, в этом контексте могли бы оказать существенную помощь США. Дело в том, что президент Обама и его администрация изначально обещали своим избирателям «решить проблему Афганистана», и если это не удастся, то окажется под ударом репутация президента. Получится, что политика Обамы изначально была ошибочной», – полагает директор Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев.

«Решить проблему Афганистана» американцам уже не удалось, это очевидно, и здесь репутацию Обамы не спасти. Но следующий президент и его администрация, не важно, кого они будут представлять, — республиканцев или демократов, по мнению политологов, поставят задачу не менее крутую: бороться с влиянием России в Центральной Азии. Так что, США очень нужны «точки опоры» в регионе.

Виктория Панфилова, обозреватель «Независимой Газеты»

Источник

Добавить комментарий