Тучи над Сирией

Правительственные силы ведут упорные оборонительные бои в большинстве провинций

fe4cacbc2360aef573a843870abb231f_XLВоенная ситуация в Сирии остаётся крайне сложной. Правительственным силам приходится противостоять сразу двум противникам – формированиям повстанцев, поддерживаемых некоторыми странами НАТО и аравийскими монархиями, и отрядам террористического «Исламского государства». Президент Башар Асад в своих последних публичных выступлениях уже не скрывает сложности обстановки и объясняет отступление армии в ряде провинций усталостью и стремлением командования сохранить жизни военнослужащих.

Из военных событий августа следует прежде всего выделить наступательные действия отрядов исламистской коалиции «Джейш аль-Фатх» в долине Сахель эль-Габ на северо-западе провинции Хама, которая до недавнего времени считалась относительно спокойной частью страны. Костяк коалиции составляют боевики двух экстремистских организаций – «Джебхат ан-Нусра» и близкой к «Братьям-мусульманам» «Ахрар аш-Шам».

Исламисты приближаются с северо-востока к горному рубежу Джурин – Масьяф, закрывающему проходы в прибрежные районы, где большинство населения составляют алавиты. К этому религиозному меньшинству принадлежит и нынешний президент Сирии. Средиземноморские провинции Латакия и Тартус считались тыловым районом режима, через порты в страну поступает значительная часть импорта, включая грузы оборонного предназначения.

В центральные районы Сирии после взятия Тадмора проникли также мобильные формирования «Исламского государства». 4 августа они захватили город-оазис Эль-Карьятейн (расположен юго-восточнее Хомса) и оказались на расстоянии всего 110 км от Дамаска. Опасно и то, что боевики ИГ вышли к восточной части стратегически важного нагорья Каламун. Сирийское военное командование было вынуждено приостановить попытки вернуть город Тадмор под свой контроль и срочно занялось укреплением оборонительных позиций на рубеже 85 км от провинциального центра Хомс.

По мнению независимых экспертов, власти в Дамаске, под давлением неблагоприятных обстоятельств и учитывая сложившееся соотношение сил, сосредоточат свои усилия на удержании контроля над так называемой полезной Сирией. Поэтому на время будут прекращены попытки отбить у экстремистов северные и малолюдные пустынные районы. Преданные Асаду армейские части и добровольческие формирования (силы национальной обороны) сосредоточат свои усилия на обороне столичного региона и провинций Хама, Хомс, Латакия и Тартус.

При этом для поддержания сообщения с шиитскими районами Ливана и своими прибрежными провинциями президенту Асаду крайне важно контролировать нагорье Каламун. За него уже несколько месяцев идут тяжёлые бои, на стороне Асада сражаются несколько тысяч бойцов ливанских шиитов из «Хезболлы». Они к началу сентября почти завершили зачистку города Забадани и его окрестностей.

Правительственным силам удаётся сдерживать натиск своих многочисленных противников во многом благодаря поддержке ВВС, которые обладают безраздельным господством в небе, хотя и опасаются приближаться к сирийско-турецкой границе. Формирования исламистов обладают лишь штучными экземплярами переносных ЗРК, что позволяет сирийским боевым самолётам и вертолётам оказывать активную поддержку своим наземным частям. Разумеется, приходится принимать в расчёт наличие у исламистов малокалиберной зенитной артиллерии и крупнокалиберных пулемётов.

Правительственным силам удаётся сдерживать натиск своих многочисленных противников во многом благодаря поддержке сирийских ВВС

До начала гражданской войны власти располагали значительным авиационным потенциалом. По данным иностранной печати, среди боевых машин было до 100 исправных МиГ-21, 50 МиГ-23БН, 50 истребителей-бомбардировщиков Су-22М и 20 фронтовых бомбардировщиков Су-24. Всё это были морально устаревшие машины с ограниченными возможностями, но всё же…

За четыре года войны значительная часть боевых самолётов вышла из строя – и не столько от огня мятежников, сколько из-за проблем с техобслуживанием и запчастями. По оценочным данным, в распоряжении правительственных сил остаётся до ста боевых самолётов и вертолётов. Основными пунктами их базирования являются четыре аэродрома: аэропорт под Дамаском (в юго-восточных предместьях столицы), авиабаза Думейр к северо-востоку от Дамаска), авиабаза Шайрат (юго-восточнее Хомса) и авиабаза Тияс (на пути между Хомсом и Тадмором).

По оценке аналитиков, к 2015 году сирийские истребители-бомбардировщики Су-22М подошли к концу своего жизненного цикла. Аналогичная ситуация и с МиГ-21. Что касается примерно 40 МиГ-25, то не менее 28 машин тоже уже списано. Оговорюсь, это оценки иностранных специалистов. Основной ударной силой ВВС остаются 20 Су-24, которые сирийскому командованию удалось модернизировать, и теперь их лётно-технические данные сравнимы со стандартами российского Су-24М2.

Модернизацию прошли и 30 МиГ-23БН. МиГ-29 (реально их было закуплено в 1980-е годы 24 машины) используются редко. Сейчас, по оценке западных экспертов, готовы к применению 15–20 машин. Четыре МиГ-29Б в 2011 году были модернизированы до уровня МиГ-29СМ. В боеспособном состоянии сохраняются около 20 боевых вертолётов Ми-25 и около 10 SA-342 «Газель», имеется несколько десятков Ми-17, часть из которых, по утверждению арабских СМИ, была модернизирована при помощи иранских специалистов.

Этот потенциал сирийской авиации существенно мешает формированиям исламистов проводить крупномасштабные наступательные операции и вынуждает их действовать небольшими отрядами, передвигаясь зачастую в ночное время.

Анна Полякова

Источник

Добавить комментарий