Газопровод ТАПИ: «энергетический фронт» США против Китая в Центральной Азии?

a6cc3547d663609bbcbc18317ff4e6fb-600x600autoПрезидент США Дональд Трамп направил в адрес президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова поздравление по случаю праздника Ораза байрамы. В том же сообщении информагентства «Trend.az» 29 июня с.г. напоминается, что «…Белый Дом поддерживает региональные газопроводные проекты из Туркменистана – такие как ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия) и Транскаспийский – через Азербайджан и Турцию в Европу».

В чём же подоплёка и долговременные цели такой поддержки?..

Туркменистан по-прежнему нуждается в увеличении объемов экспорта своего газа. Основным, если не единственным рынком для этого продукта остаётся, и на обозримую перспективу останется китайский, но цены здесь на туркменский газ – значительно ниже среднемировых экспортных.

Поэтому Туркменистан заинтересован в дальнейшем росте своих газопоставок, а, прежде всего, в расширении их географии. Соответственно, был инициирован известный газопроводный проект ТАПИ, предусматривающий поставки туркменского газа через Афганистан, в Пакистан и далее в Индию. К 2030 году этот рынок, по прогнозам Международного форума стран-экспортеров газа и ЮНИДО (2016-2017 гг.), сможет потреблять минимум 25 % объема туркменского газоэкспорта. Реализация проекта ТАПИ, в котором ныне участвуют, по имеющимся данным, около 10 компаний США (через дочерние / аффилированные компании в других странах), началась в декабре 2015 года на юге Туркмении. Примечательно, что на фоне озабоченности Пекина ведущих в Китай из Центральной Азии коммуникаций, США заявили о своей готовности гарантировать безопасность сооружения ТАПИ и его эксплуатацию.

Реализацией проекта ТАПИ ставится под вопрос дальнейший рост туркменских газопоставок в КНР на выгодных Китаю по ценовому фактору. Кроме того, в случае дальнейшего ухудшения и без того напряжённой военно-политической ситуации в Афганистане практически вся туркменская газовая индустрия рискует оказаться дестабилизированной. К 20-21 июня боевики запрещённой в России террористической группировки «Исламское государство» захватили уезд Дарзаб в провинции Джаузджан у границы с Туркменистаном; боевые действия здесь продолжаются. Вследствие того, что основную сырьевую базу для ТАПИ и, одновременно, для газопроводного коридора в КНР от туркмено-афганской границы отделяют, самое большее, 80 км. С учетом всех этих факторов, неудивительно, что в КНР выступают против ТАПИ, небезосновательно усматривая в этом проекте попытку усложнить газоснабжение Китая.

Заместитель помощника госсекретаря по вопросам Центральной Азии Дэниэл Розенблюм, выступавший на нефтегазовой конференции в Ашхабаде в середине декабря 2015 года, заявил, что «правительство США приветствует усилия стран-участниц проекта ТАПИ. Реализация этого проекта позволит диверсифицировать Туркменистану рынки экспорта, предоставит рабочие места для населения Афганистана и обеспечит чистым топливом растущие экономики Пакистана и Индии».

Одновременно сообщалось, что США станут, как было упомянуто выше, гарантом безопасности ТАПИ. Принципиальная договоренность об этом была достигнута в ходе переговоров первого вице-премьера Туркменистана Рашида Мередова с американской администрацией в Вашингтоне ещё в середине октября 2015 года. В этой связи, германская «Дойче Велле» отмечала 10 ноября того же года: «…идёт проработка «туркменского варианта» в отношении военной базы США на юге Туркменистана, «привязанной» к ТАПИ». Ибо «Туркмения формально считается нейтральной и не состоит в пророссийских и прокитайских военно-политических структурах», хотя Китай – «главный импортер туркменского газа». А «туркменский вариант тем более интересует США в контексте периодических переговоров между Брюсселем и Ашхабадом о транспортировке туркменских углеводородов в Европу в обход России. США заинтересованы в том, чтобы придать Ашхабаду решимости согласиться и на такой стратегический проект, а также, чтобы иметь контроль над ним, в том числе и военный».

В КНР, безусловно, понимают долгосрочные стратегические цели упомянутой стратегии: вынудить Китай покупать газ по более высоким ценам и, параллельно, добавить «проблемности» газоснабжению этой страны, где, к тому же, растет спрос на импортный газ (трубопроводный и сжиженный). Свою позицию по данному вопросу китайская сторона периодически излагает властям Туркменистана.

Как отмечает эксперт Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК ТПП РФ Рустам Танкаев, «Китай всегда негативно относился к проекту ТАПИ, так как эта страна очень много вложила в газовую промышленность Туркменистана, где сосредоточено подавляющее большинство запасов газа. Пекин совершенно справедливо считал, что этот газ – уже его. Поэтому, я думаю, КНР продолжит противодействовать реализации этого проекта». Схожую оценку высказала 19 декабря 2015 г. «Дойче Велле»: «…Против реализации ТАПИ выступают не только Россия и КНР, но и Иран».

В свою очередь, эксперт «CABAR.asia» Рустам Изимов детализирует эти оценки: «При рассмотрении проекта ТАПИ Пекин, прежде всего, исходит из своих планов по импорту туркменского газа. Как известно, в связи со стартом строительства четвёртой нитки газопровода Туркменистан-Китай пропускную способность (всей газопроводной системы в этом направлении – Прим. ред.) планируется довести до 75-80 млрд кубометров/год уже к 2018 году. В этом контексте, новое направление экспорта туркменского газа может существенно повлиять в перспективе на заполняемость «трубы» в КНР, а также – что немаловажно – на обсуждение цен на голубое топливо. Китай всячески стремится удержать доминирующее положение в списке импортеров туркменского газа. Да и в целом, проект ТАПИ никак не вписывается в общую внешнеэкономическую стратегию Китая в Евразии. В частности, оценивая запуск ТАПИ, китайские эксперты открыто отмечали, что главным бенефициаром проекта являются США». По оценке специалистов, «запуск ТАПИ усложняет также реализацию проекта трубопровода Иран – Пакистан, тем самым Вашингтон блокирует возможности диверсификации экспорта иранского газа. Помимо этого, имелись планы по подключению к газопроводу Иран – Пакистан еще и Китая. Исходя из этого, США и лоббируемый ими ТАПИ бьёт и по интересам Пекина». Действительно, Вашингтон всячески препятствовал реализации проекта магистрального газопровода из Ирана (месторождение Южный Парс) через Пакистан в Индию стоимостью 7 млрд долл., задуманного ещё в 1990- годах и, похоже, достигли в этом значительных успехов.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов отмечает: «У Туркменистана существует проблема диверсификации поставок своего газа. Все понимают, что Туркменистан не очень устраивает цена, по которому он продаёт газ (цены поставок в КНР – почти наполовину ниже среднемировых газоэкспортных цен – Прим. ред.). Газовая промышленность страны в основном строилась на китайские деньги, теперь они фактически расплачиваются за кредиты газом. Поэтому они хотели бы получить лучшие ценовые условия». При этом С.Правосудов уверен, что «китайцы пока посмеиваются над желанием Туркменистана продавать «голубое топливо» в Европу и в Индию, так как понимают, что у Ашхабада нет реальных возможностей осуществлять поставки энергоносителя на другие рынки».

Таким образом, проект ТАПИ – составная часть конкуренции США и КНР за Центральную Азию и, одновременно, американского прессинга на Китай в энергетической сфере.

Алексей Чичкин


Справочно: Протяженность ТАПИ, который берёт своё начало на самом крупном газовом месторождении Туркменистана «Галкыныш» (на юге страны), превышает 2000 км. Мощность – 33 млрд. кубометров в год, запланированная протяженность – 1814 километров (774 километра газовой трубы пройдут по территории неспокойного Афганистана, 826 километров — по территории Пакистана до населенного пункта Фазилка на границе с Индией). Стоимость проекта – около 10 млрд долл. и ещё около 15 млрд долл. потребуется на разработку «базового» месторождения Галкыныш.

11 декабря 2010 г. в Ашхабаде на Саммите глав государств-участников проекта были подписаны Рамочное соглашение об этом газопроводе и Межправительственное соглашение о реализации проекта ТАПИ. В мае 2012-го Туркменистаном были подписаны соглашения о купле-продаже природного газа с национальными компаниями Индии и Пакистана; 9 июля 2013 г. подписан контракт купли-продажи газа между Туркменистаном и Афганской газовой корпорацией.

Мажоритарной долей в TAPI Pipeline Company владеет ГК «Туркменгаз» (85%), по 5% – «Афганская газовая корпорация», пакистанская Inter State Gas Systems (Private) Limited и индийская GAIL. Мощность газопровода – 33 млрд кубометров газа, предполагаемый ввод в эксплуатацию – 2020 год. Строительство 2014-километрового туркменского участка газопровода ТАПИ протяженностью 214 километров началось в декабре 2015 года. Полностью завершить все работы планируется в конце 2018 года. В течение 2017 года должен быть выполнен комплекс изыскательских работ и сейсмических исследований в целях определения оптимального маршрута ТАПИ. Афганский и пакистанский участки магистрали планируется завершить к концу 2019 года, а первый газ из Туркменистана по газопроводу ТАПИ планируется подать с начала 2020 года – при безусловном решении финансовых и технических вопросов (которое далеко не очевидно).

При этом Туркменистан, активно позиционирующий себя как экспортера газа, в 2016 году сократил его добычу.  Согласно ежегодному статистическому обзору мировой энергетики BP, в 2016 г Туркменистан сократил добычу газа на 4% — с 69,6 млрд куб.м в 2015 году до 66,8 млрд куб.м в 2016 году.

Со своей стороны, крупные российские энергетические компании прорабатывают возможность прокладки морского трубопровода Иран-Пакистан-Индия, сообщил в июне помощник президента РФ Юрий Ушаков. В частности, изучается вопрос организации поставок в Пакистан сжиженного природного газа и подключения к модернизации ТЭС в Пакистане. «Газпром проектирование» готовит анализ вариантов поставок газа из РФ и третьих стран в Индию. В октябре 2016 года «Газпром» подписал с Engineers India Ltd меморандум о совместном исследовании маршрутов поставок трубопроводного газа из России и других стран в Индию. С 2009 по 2016 год группа «Газпром» поставила в Индию 26 партий СПГ общим объемом 1,7 млн тонн. В 2012 году компания Gazprom Marketing & Trading Singapore подписала с индийской GAIL долгосрочный договор купли-продажи СПГ, предполагающий поставки 2,5 млн тонн в год в течение 20 лет с возможностью пролонгации.

Добавить комментарий