О приоритетах международного военного сотрудничества Армении

image_RA-NATO_1109Ни для кого не является секретом, что Армения находится в зоне влияния России как в вопросах безопасности (ОДКБ), так и  экономики (ЕАЭС), но при этом сохраняет достаточно высокий уровень сотрудничества как с Западом, так и с Востоком. В то же время, на взгляд некоторых наблюдателей, при проведении своей внешнеполитической линии, особенно в последние года, официальному Еревану не хватает гибкости и комплексного восприятия меняющейся глобальной ситуации. Прежде всего, имеется в виду снижение уровня глобальной мощи США, а также возросшего уровня партнерства Китая и России. Впрочем, с аналогичными проблемами при политическом планировании сталкивается не только руководство Армении, но и власти других, более крупных и куда более искушенных в политико-экономическом маневрировании стран.

Задолго до начавшихся 3 сентября многонациональных  командно-штабных и полевых учений Грузия-НАТО Agile Spirit 2017 («Проворный дух 2017»)  руководство Армении дало на участие в них своё согласие. Это согласие было анонсировано как структурами НАТО, так и принимающей стороной – министерством обороны Грузии.

Вышеупомянутые учения являются традиционными и проводятся уже в седьмой раз. Место их проведения – полигон Орфоло в Ахалцихе (регион с компактным проживанием армянского меньшинства). На официальном открытии учений присутствовали президент Грузии Георгий Маргвелашвили и министр обороны Леван Изория.

Целью учений является улучшение взаимодействия грузинских военных с коллегами из морской пехоты США и других партнерских стран (в том числе на уровне слияния пехотных и механизированных подразделений), а также готовности реагирования на кризисы и участие в совместных операциях в составе сил быстрого реагирования НАТО. Учения проводятся под эгидой Европейского командования США; в них принимают участие более 1500 военнослужащих  из США, стран – союзников Болгарии и Румынии, а также стран-партнеров Украины, Азербайджана и Грузии.

Как сообщило Минобороны Грузии, армянская сторона в самый последний момент от участия в учениях отказалась. Представитель ведомства Георги Каджарава заявил, что для них отказ Армении от участия в учениях стал неожиданностью. «От Армении было заявлено участие только трех человек, и это должен был быть медицинский персонал, поэтому данное обстоятельство не сильно отразилось на учениях», – добавил он.

Армянские СМИ в этой связи напоминают, что во многом аналогичная ситуация была зафиксирована и в 2009 году: Армения тогда также дала свое согласие на участие в учениях НАТО, однако в самый последний момент отказалась.

Экспертные круги в Ереване в своем подавляющем большинстве склонны считать, что решение официального Еревана обусловлено давлением со стороны Москвы. На наш же взгляд, в этом решении нет ничего неожиданного, т.к. армянские военные совсем недавно (30 июля – 12 августа) принимали участие в проходивших в Грузии куда более крупных многонациональных учениях «Noble Partner /Достойный партнер — 2017» (приняли участие 2800 военнослужащих из 8 стран).

В самом деле, при военно-политическом планировании, руководство Армении должно было учесть нынешнее состояние отношений НАТО и Москвы, а также то обстоятельство, что вторичное участие в учениях Североатлантического блока в «мягком подбрюшье» России за столь короткий период времени вряд ли будет приветствоваться со стороны союзника. Кроме того, следует заметить, что в учениях Agile Spirit 2017, по словам грузинского эксперта Вахтанга Маисая, «Ереван могло насторожить и то, что… представители стран-членов и партнеров НАТО совместно отрабатывают тактические маневры и задачи во время боевых действий, а эти учения проводятся не в рамках программы «Партнерства ради мира».

В отличие от учений «Noble Partner — 2017», в учениях Agile Spirit 2017 принимает участие Азербайджан – обстоятельство, которое не особенно стимулирует участие Армении, хотя у армянских и азербайджанских военных есть опыт участия в многонациональных учениях НАТО. Интересна, ещё одна особенность Agile Spirit 2017: в них не участвует Турция – страна, которая является куратором НАТО бывшего советского Закавказья. Если учесть то обстоятельство, что Турция приняла чисто символическое участие и в недавних учениях «Noble Partner — 2017» (на учениях было три турецких офицера), то, казалось бы, можно было говорить о неком тренде снижения военной активности этой страны в регионе.

Однако, на самом деле, никаких коренных изменений в турецкой политике в регионе не произошло. Просто на данном этапе Анкара стала тактическим партнером Москвы и Тегерана в Сирии, что привело к тому, что в Турции временно вынужденно учитывают непростые времена во взаимоотношениях Москвы и Брюсселя. Соответственно, акцент в российско-турецких отношениях сейчас перенесён на урегулирование ситуации в Сирии. Именно этим и объясняется временное снижение турецкого военного участия в учениях НАТО в регионе бывшего советского Закавказья. Что касается военной активности Турции в двух- и трехсторонних форматах взаимодействия с Азербайджаном и Грузией, то она не претерпела сколь-нибудь существенных изменений.

Что касается Еревана, то все  последние шаги министерства обороны Армении свидетельствуют о том, что приоритетом для него, по-прежнему, остается членство страны в ОДКБ и военно-политический союз с Россией и ее партнерами. Так:

—  в конце августа начальник управления главка международного военного сотрудничества Минобороны России Александр Новиков заявил, что Армения и Сербия выразили готовность принять участие в работе международной коалиции по разминированию Сирии. «Были направлены соответствующие обращения представителям оборонных ведомств Ирана, Египта, Сербии, Армении, Турции и ОАЭ. Готовы направить свои подразделения Армения и Сербия, прорабатывается также возможность привлечения китайских саперов», – сказал Новиков журналистам в рамках форума «Армия-2017». Комментируя заявление А.Новикова, пресс-секретарь президента Армении Владимир Акопян заявил: «Когда будет вынесено решение и все вопросы уточнены, тогда и общественность будет извещена в надлежащем порядке». Фактически речь идет о том, что между Арменией и Россией идет процесс согласования по вопросу участия армянских саперов в работе международной коалиции по разминированию Сирии. Особо обращаем внимание на то обстоятельство, что Армения была единственной страной ОДКБ, которой было направленно соответствующее обращение из Москвы;

— военнослужащие ВС Армении во главе с начальником управления войск ПВО полковником Артуром Погосяном приняли участие в проходивших в Астраханской области совместных учениях с боевыми стрельбами «Боевое содружество-2017». Учения, в которых было задействовано более 2 тысяч военнослужащих и более 200 единиц боевой и специальной техники, прошли на полигоне «Ашулук» с 4 по 8 сентября. На завершающем, активном этапе учений присутствовал также начальник главного штаба ВС Армении, генерал-лейтенант Мовсес Акопян. Армянская делегация во главе с Арменом Варданяном 4-6 сентября приняла участие в заседании Координационного Комитета по вопросам противовоздушной обороны при Совете министров обороны стран СНГ в Москве;

— 5 сентября первый заместитель главкома Воздушно-космических сил (ВКС) РФ генерал-лейтенант Павел Кураченко заявил: «Определен перечень войск, выделяемый Российской Федерацией и Республикой Армения в состав Объединенной региональной системы ПВО в Кавказском регионе коллективной безопасности». По  словам Кураченко, началась разработка документов по практической реализации соглашения между двумя странами о создании Объединенной региональной системы ПВО;

— министр обороны Армении Виген Саркисян совершил официальный визит в Китай, где встретился со своим китайским коллегой Чаном Ванцьюаном. Также глава военного ведомства Армении посетил в Пекине компанию Poly Group, которая является одной из крупнейших военно-промышленных компаний в Китае,  компанию «Норинко», Академию национальной обороны народно-освободительной армии Китая. Находясь с визитом в Китае, В. Саркисян заявил: «Наш основной союзник является сегодня одним из крупнейших поставщиков оружия в мире. С ним у нас есть договоренности, позволяющие нам приобретать самые современные вооружения на самых конкурентных условиях». По словам министра, армяно-российские договоренности позволяют Еревану закупать российское современное оружие на наиболее конкурентных условиях, армянская сторона может вести диалог и с иными поставщиками оружия, в том числе китайскими, если, появятся возможности, которые заинтересуют армянскую сторону. Саркисян отметил также, что предоставленная Китаем военная помощь Армении в размере 10 миллионов юаней (около 1,5 миллиона долларов) будет направлена на приобретение нелетальной техники, как того требуют международные правила. Министр считает, что это могут быть средства связи, наблюдательные приборы.

Наконец, пресс-служба МО Армении, пусть и с некоторым опозданием, сделала заявление для прессы относительно неучастия армянских военнослужащих в учениях Agile Spirit 2017, согласно которому «…формат участия подразделений ВС РА решается исходя из плановых нужд международного взаимодействия оборонного ведомства. Учитывая тот факт, что проходящие в Грузии учения в этом плане не имеют приоритетного значения для вооруженных сил РА, изначально было принято решение о неучастии в них и не было подано заявки на участие. Муссирующиеся спекуляции об отказе от участия в учениях в последний момент неуместны». Фактически речь идет о том, что военное ведомство Армении направило чёткий мессидж о приоритетах своего военного сотрудничества, который пока не был услышан армянской прессой. Примерно к этому сводится суть комментариев пресс-секретаря правящей Республиканской партии Армении, вице-спикера Национального Собрания Эдуарда Шармазанова.

В связи с этим возникает вопрос о перспективах дальнейшего развития военного сотрудничества Еревана с НАТО (напомним, что Армения имеет программу «Индивидуального партнерства» – IPAP с Брюсселем). На этот вопрос чётко ответили в посольстве США в Ереване: «Министерство обороны продолжает оставаться заинтересованным в участии в запланированных в предстоящем будущем других учениях, которые будут проведены под эгидой США или НАТО. Учения предоставят возможность лицензирования армянских медицинских и саперных подразделений. Мы готовы содействовать, и приветствуем участие Армении в предстоящих учениях под эгидой США».

Таким образом, военное сотрудничество Армении с западным альянсом сохранится, но оно, как и ранее, не будет приоритетным.

Саркис Мартиросян

Добавить комментарий