«Неистовые сасунцы» на политическом небосклоне Армении

Как и ожидалось, премьер-министр Армении Никол Пашинян объявил о своей отставке 16 октября, что совпало с ранее высказанными прогнозами и особой неожиданностью не стало.

По нашей оценке, Пашинян стремится к проведению внеочередных парламентских выборов с целью завершения процесса двоевластия, чтобы распрощаться со своим статусом премьер-министра парламентского меньшинства, и логического завершения «бархатной революции».

При этом он явно исходит из нескольких обстоятельств:

— экономических интересов как государства в целом, так и представителей конкретных бизнес-сообществ и потенциальных инвесторов, пребывающих в режиме ожидания;

— понимания того, что его нынешний высокий рейтинг (свыше 80%) не может держаться бесконечно долго, ибо ситуация в экономике достаточно тревожна. Она не обвалилась за счет некоторой «подушки безопасности», оставленной правительством Карена Карапетяна. Однако сейчас становится очевидным, что запас прочности кончается. Сколь-нибудь серьезных положительных результатов пока нет, уровень жизни населения по-прежнему остается невысоким;

— необходимости ведения международных переговоров по сложным проблемам с опорой на устойчивое парламентское большинство. В частности, ожидаемая победа на предстоящих досрочных выборах должна укрепить позиции действующей власти на переговорах по нагорно-карабахскому урегулированию.

В целом сложившуюся ныне диспозицию мы рассматриваем как большой политический успех Пашиняна, сумевшего развернуть ситуацию в свою пользу через переговоры с оппонентами и кулуарные технологии, минимизировав количество случаев вывода своих сторонников на улицы.

Вместе с тем страна вступила в тревожный двухнедельный период ожидания, когда согласно Основному закону страны теоретически может быть выбран новый премьер-министр. Это может произойти, несмотря на вроде бы достигнутые с оппонентами договорённости. Кроме того, в таких случаях никогда нельзя исключать и форс-мажорных обстоятельств, вероятность которых в таких нетривиальных обстоятельствах, безусловно, возрастает.

Если новый премьер-министр не будет избран в течение двухнедельного срока, то, по предварительным подсчетам, Национальное собрание 6-го созыва будет распущено 28 или 29 октября, после чего будут объявлены досрочные парламентские выборы, которые пройдут в первой половине декабря. При этом отметим ещё одно важное обстоятельство: до сих пор не ясно, по какому Избирательному кодексу будут проходить внеочередные парламентские выборы – по старому или же по обновленному.

Говоря о прогнозах на предстоящие парламентские выборы, местные наблюдатели сходятся в одном: они завершатся более чем убедительной победой партии «Гражданский договор», пропорциональный список которой возглавит исполняющий обязанности премьер-министра Пашинян. Возможно, партия «Гражданский договор» пойдет на выборы в блоке с какой-либо карликовой структурой, что даст Пашиняну возможность для манёвра и расширения своего кадрового потенциала. Под убедительной победой мы понимаем получение действующей властью конституционного большинства.

Так как большее число мандатов ограничено Конституцией, основные споры идут о том, какие именно партии или блоки получат оставшуюся одну треть мандатов. Согласно законодательству, таких партий или блоков будет не менее двух, но может быть и третья, если она наберет не менее 2% голосов избирателей.

Смена власти в Армении, произошедшая в апреле-мае в режиме «бархатной революции», стала мощным толчком к перекройке внутриполитического поля страны. Вчерашние бесспорные электоральные лидеры в лице Республиканской партии Армении и АРФ-Дашнакцутюн, которые выиграли выборы в апреле прошлого года, теперь имеют минимальные шансы на прохождение в парламент нового созыва. С другой стороны, появились новые силы, которых ранее ни под каким видом нельзя было отнести к политическим. И их представители весьма уверенно заявляют о том, что именно они будут второй политической партией в парламенте будущей легислатуры.

Прежде всего, речь идёт о представителях радикальной вооруженной группировки «Сасна црер» /«Неистовые сасунцы», захвативших летом 2016 года территорию полка патрульно-постовой службы полиции Армении в ереванской общине Эребуни. Противостояние с силовыми структурами Армении продолжалось две недели. В итоге из-за угрозы штурма со стороны спецназа «Сасна црер» сдалась правоохранительным органам.

При этом как-то забывается, что «Сасна црер» является продуктом другого проекта, который начинался в 2012 г. как «Предпарламент». Его координатором стал системный аналитик Гарегин Чугасзян. «Предпарламент» изначально полагал, что в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта армянская сторона не должна идти ни на какие компромиссы, а тем более территориальные уступки. Что примечательно, с самого начала должны были использоваться неконституционные способы достижения своих целей, поскольку, мол, добиться смены власти через постоянно фальсифицируемые выборы невозможно.

Таким образом, речь шла о формировании параллельных и неконституционных органов власти. Следуя этому курсу, в феврале 2015 года «Предпарламент» был реорганизован в «Учредительный парламент», который с момента своего создания должен был взять на себя ответственность «за создание движимой национальными интересами государственной системы управления». Председателем «Учредительного парламента» был избран Гарегин Чугасзян, заместителями председателя – Варужан Аветисян и Айк Григорян.

Правоохранительные органы Армении смотрели на этот процесс с олимпийским спокойствием, пока не случился вышеупомянутый захват расположения полка ППС летом 2016 года. Естественно, все участники вооруженной акции были взяты под стражу, было проведено следствие, и над участниками группы «Сасна црер» начались судебные процессы.

После смены власти в Армении с момента избрания 6 мая Никола Пашиняна премьер-министром группы гражданских активистов устраивали многочисленные пикеты, врывались в залы заседаний суда, не давая возможности проводить судебные процессы. Они требовали освободить подсудимых, мотивируя это тем, что обвиняемые являются политзаключенными, т.к. они тоже боролись против «режима Сержа Саргсяна» и должны быть освобождены из-под стражи. В итоге большинство из подсудимых – 27 из 31 (за исключением тех, кто обвинялся в убийствах полицейских) были освобождены под поручительство депутатов парламента от фракции «Блока Царукяна».

Как представляется, эти поручительства сторонниками крупного бизнесмена были даны с намерением поднять свой собственный рейтинг в глазах избирателей. В итоге все оказалось куда сложнее, т.к. депутаты не осознавали, что выпустили из-под стражи своих будущих конкурентов на досрочных парламентских выборах.

29 сентября радикальная группа «Сасна црер» провела учредительный съезд по организации одноименной партии. Варужан Аветисян объявил о прекращении группой вооруженной борьбы и начале политической деятельности. Представляя основополагающие тезисы программы создаваемой партии, Аветисян заявил, что «Сасна црер» отказывается признавать Республику Армению как «порождение преступного русско-турецкого сговора» и намерена провести борьбу за создание нового государства. «Армения должна изменить свои отношения с США, Ираном, соседями, кардинально пересмотреть отношения с Россией, придав им характер отношений равных партнеров», – полагает Аветисян, рассуждая о необходимости трансформации Армении в регионального лидера.

Варужан Аветисян

В свою очередь, член инициативной группы Гарегин Чугасзян указал на необходимость углубления армяно-американских партнерских отношений на всех платформах, «так как за 20 лет они стали жертвой колониального воздействия России».

Таким образом, становится понятно, какими именно будут позиции и действия партии «Сасна црер», если она попадет в парламент, и какого геополитического вектора она будет придерживаться.

Интересным является следующее обстоятельство: несмотря на то, что основная часть участников группы «Сасна црер» принимала участие в боевых действиях во время военной фазы нагорно-карабахского конфликта в начале 1990-х годов, реальную политическую программу и лидерство составляют лица, не связанные с этой войной, – Варужан Аветисян и Гарегин Чугасзян. Участник войны в Карабахе и член «Сасна црер» Павел Манукян выступил против этих двух функционеров, указав на то, что они, не участвовавшие в войне, не имеют права говорить «от нашего [ветеранов] имени». Создаётся впечатление, что ветеранов карабахской войны определённые силы хотят использовать для достижения конкретных политических целей.

Впрочем, под углом зрения появления «национал-патриотических сил» антироссийского толка в странах-союзниках Москвы на постсоветском пространстве «Сасна црер» отнюдь не одинока. В частности, следует обратить внимание на недавно созданное движение «Жана Казахстан» («Новый Казахстан»), а также на явно активизировавшихся в информационном пространстве белорусских националистов. Схожесть программ «Жана Казахстан» и «Сасна црер» – в оформлении претензий к России в рамках ряда исторических событий 1920-1930-х годов, разумеется, с учетом местной специфики.

Так, в риторике «Сасна црер» в качестве претензионной базы фигурируют Московский (16 марта 1921 года) и Карсский (13 октября 1921 года) договоры, ставшие основой территориального размежевания как в бывшем советском Закавказье, так и между Советской Россией и кемалистской Турцией. Что касается «Жана Казахстан», то здесь, как и в случае с Украиной, упор делается на массовый голод начала 1930-х годов (Ашаршылык). Один из функционеров нового движения Расул Жумалы, отвечая на вопрос, есть ли смысл бороться с коммунизмом, которого нет уже больше 20 лет, ответил: «Есть. Россия – правопреемница СССР».

Скорее всего, налицо стремление внешних сил использовать ангажированные и эмоционально-пристрастные трактовки исторических событий для целей формирования устойчивого антироссийского тренда на внутриполитических площадках в странах-союзницах Москвы по ЕАЭС и ОДКБ. Формирование соответствующих устойчивых трендов через определенные партии и движения призвано вовлечь в их деятельность представителей молодого поколения, выросших и сформировавшихся после 1991 года. В случае успеха этих политтехнологических проектов ключевые внутриполитические матрицы в этих странах будут перекраиваться по украинским лекалам.

При этом политические силы и партии, отстаивающие проекты углубления отношений с Россией и участия в инициированных ею интеграционных проектах, вполне могут оказаться на обочине политической жизни своих стран.

По материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий