Темпы экономического роста в Армении после «бархатной» революции снизились

Для подведения полноценных экономических итогов 2018 г. еще потребуется какое-то время. Но и по итогам 11 месяцев может быть составлена достаточно полная, хотя и весьма противоречивая картина, отличительной чертой которой является падение темпов роста ВВП и инвестиций.

Напомним, что в 2017 г. экономический рост составил 7,5%, а за первые четыре месяца, до «революции», – 9,7%. Согласно же официальным данным Национальной статистической службы, экономический рост за январь-ноябрь 2018 г. составил 5,7%, т.е. падение темпов роста налицо.

Главной причиной снижения уровня экономической активности и темпов роста ВВП, а также падения инвестиций во многом стали внутриполитические процессы и неясность программ нового правительства. Всплеск общеполитической нестабильности в апреле-мае минувшего года и последовавшие события заставили потенциальных инвесторов в армянскую экономику (в частности, из диаспоры) взять паузу в ожидании конкретных шагов новых властей. На протяжении последних месяцев экономическая жизнь оставалась в тени политических событий, в частности сентябрьских выборов в Совет старейшин Еревана и декабрьских досрочных парламентских. Добавим к этому в качестве характерной иллюстрации, что не только сам Никол Пашинян и члены его политической команды, но и президент Армен Саркисян зачастую делают взаимно противоречивые заявления.

Всё это время де-факто временное правительство пыталось имплементировать хотя бы часть договоренностей, достигнутых правительством Карена Карапетяна (2016-2018 гг.). Как обычно, реализацию договоренностей, подписанных предыдущим правительством, популисты из окружения Н. Пашиняна представили как свои достижения. Однако вряд ли кого из осведомлённых наблюдателей это может ввести в заблуждение.

К негативным тенденциям также следует отнести спад показателей во внешней торговле, сельском хозяйстве, замедление темпов роста промышленности примерно на 13%, что в основном обусловлено проблемами в горнорудной промышленности.

Кроме того, качество роста ВВП ряд экономистов считают в целом неудовлетворительным. По мнению бывшего премьер-министра Гранта Багратяна (1993-1996 гг.), очень быстро растет сфера услуг (рост 18,4%), к примеру повысился удельный вес игр, лото, казино, букмекерских контор (отчасти это связывают с прошедшим летом в России чемпионатом мира по футболу). Заявления нынешних премьер-министра и членов правительства, по мнению Г. Багратяна, не соответствуют действительности, и необычайного роста инновационной экономики нет. Вследствие неблагоприятных структурных изменений экономики не было зарегистрировано адекватного роста доходов бюджета.

Несмотря на политическую нестабильность, ушедший год был отмечен и положительными тенденциями. В качестве очевидного плюса следует отметить то обстоятельство, что дефицит бюджета в январе-ноябре 2018 г. составил 51,5 млрд. драмов ($106,1 млн.), сократившись в годовом разрезе в 2,7 раза. По данным Национальной статистической службы, доходы бюджета в годовом разрезе выросли на 6,2%, а расходы, наоборот, сократились на 1,7%, составив соответственно 1177,3 млрд. ($2,44 млрд.) и 1228,7 млрд. драмов ($2,55 млрд.). Надо полагать, что этот ограниченный плюс есть следствие повышения уровня финансовой дисциплины в стране.

Внешнеторговый оборот между Арменией и Россией в январе-ноябре 2018 г. замедлил рост до 13,5% с прошлогодних 25%, составив 1,75 млрд. долл. Это было спровоцировано замедлением роста импорта и особенно экспорта, объемы которых составили соответственно 605,9 млн. и 1,15 млрд. долл. Несмотря на замедление темпов роста, по всем трем показателям Россия с большим отрывом удерживает первенство.

Объем внешней торговли Армении со странами ЕАЭС вырос за 11 месяцев 2018 г. на 13,6%, а со странами ЕС – на 22,6% (стоимостные показатели примерно одинаковы). Объем торговли со странами ЕАЭС, за исключением России, остается крайне незначительным. Основными партнерами Армении по экспорту были Россия, Швейцария, Болгария, Германия и Ирак. Что касается импорта, то здесь вслед за Россией идут Китай, Германия, Иран и, что примечательно, Турция с 5% от общего объема импорта. Напомним, что с западным соседом у Армении нет дипломатических отношений, а сухопутная граница уже свыше четверти века перекрыта и торговля идет через третьи страны (в основном через Грузию). Что касается торгового оборота Армении с подсанкционным Ираном, то за 11 месяцев минувшего года она выросла на 43%. Это самый высокий показатель роста торговли Армении с одной отдельно взятой страной в минувшем году.

Поскольку цельной экономической программы правительство за все время своей деятельности так и не представило (впрочем, её не представил и победивший на выборах избирательный блок «Мой шаг»), мы вынуждены ориентироваться на своеобразную «сборную солянку» различных заявлений Н. Пашиняна по финансово-экономическим вопросам, начиная с октября прошлого года.

В частности, речь идёт о субсидиях приграничным селам. По словам премьера, при наличии земельного участка площадью 1-7 га за каждый обработанный гектар будет выделена субсидия в размере 60 тыс. драмов. Но сделано это будет уже после проведения посевных работ. По утверждению Н. Пашиняна, правительство будет стремиться всячески улучшить качество и эффективность работы госаппарата. В данной связи премьер-министр считает проект госбюджета на 2019 г. инертным, так как он был составлен с учетом логики и планов прежнего правительства. Новый премьер представляет это как недостаток, но не исключено, реальность может оказаться иной.

В течение всей предвыборной кампании Пашинян регулярно отмечал, что правительство намерено перевести логику «бархатной» революции также и в экономическую сферу. Главный тезис заключается в том, что революция создаст равные условия для всех, чтобы каждый в меру своих возможностей и таланта занимался экономической деятельностью.

Напомним также, что в ходе сентябрьской поездки в Париж президент Армен Саркисян договаривался с руководством компании ADS о создании в Армении регионального центра финансовых услуг. Тогда же он коснулся инвестиционной привлекательности страны и бизнес-климата, а также представил потенциал сотрудничества. Ранее активным поборником этой идеи был нынешний глава ЕЭК экс-премьер-министр Тигран Саркисян, в свое время руководивший Центральным банком. Почему-то согласно его плану финансовым центром должен был стать курортный город Дилижан в марзе Тавуш, куда были сделаны немалые инвестиции в целый комплекс зданий, была закуплена дорогостоящая мебель и оборудование. Но центр так и не состоялся, а вложенные в его строительство средства стали частью долга ЦБ.

В итоге построенный комплекс был передан в ведение Министерства обороны, которое перевело туда военно-спортивное училище (по сути кадетский корпус) имени Монте Мелконяна. Так что не совсем понятно, какими именно будут результаты нового проекта о создании регионального центра финансовых услуг, продвигаемого действующим президентом. При этом также неясно, насколько его шаги в этом вопросе согласованы с правительством.

Наконец, о сокращении министерств. В прессе был опубликован проект реорганизации правительства и сокращения числа министерств с 17 до 12. Несмотря на то, что большинство экспертов в сфере управления признают необходимость такого шага, соответствующие планы были встречены весьма неоднозначно, включая протестные акции. Предстоящая форсированная и плохо подготовленная оптимизация министерств может привести к падению качества государственного управления в ряде смежных сфер – культуры, образования, спорта и пр.

Что касается бюджета на 2019 г., то он был в какой-то степени «привязан» к вышеупомянутым заявлениям. Его совокупный объем составит 1,53 трлн. драмов (около 3,16 млрд. долл.) при дефиците в 151 млрд. драмов, который планируется покрыть за счёт внешних и внутренних источников. По сравнению с 2018 г. более чем на 20% возрастают военные расходы. В целом на социальную и культурную сферы предполагается выделение 44% расходной части бюджета, на оборону и безопасность около 24%, на реальный сектор экономики – около 12,3%, на обслуживание государственного долга – 10%, на дотации местным общинам – 3,2%.

Экономический рост в 2019 г. должен составить 4,9%, а инфляция – около 4%. Как известно, проблема активно копившегося 10 лет государственного долга стоит в Армении весьма остро. Министр финансов надеется, что он стабилизируется примерно на уровне 50% от ВВП, что, на наш взгляд, слишком оптимистично.

Несмотря на достаточно масштабные потрясения и турбулентность, экономический год в Армении завершился с меньшими потерями, чем ожидали пессимисты.

Саркис Мартиросян, по материалам: Ритм Евразии

Добавить комментарий