Евразийская интеграционная повестка в Национальном Собрании Армении

14 января 2019 начало свою работу кардинально обновлённое Национальное Собрание нового созыва, избранное по результатам внеочередных парламентских выборов 9 декабря 2018 года. После утверждения руководства – главы парламента Арарата Мирзояна и его заместителей – депутаты (абсолютное большинство которых представляют блок Никола Пашиняна «Мой шаг») завершили формирование одиннадцати парламентских комиссий. В частности, Комиссию по региональной и евразийской интеграции возглавил представитель фракции «Процветающая Армения» Микаэл Мелкумян – доктор экономических наук, профессор и заведующий кафедрой микроэкономики Государственного экономического университета.

Актуальные внешнеполитические вопросы  затрагивались также при обсуждении кандидатуры главы комиссии по внешним отношениям, коим стал депутат от блока «Мой шаг» Рубен Рубинян. Напомним, ранее сын небезызвестного Карапета Рубиняна выступал резко против членства Армении в Евразийском Экономическом Союзе, принимая активное участие в антироссийских акциях. Однако теперь он говорит нечто иное (хотя и несколько неопределённо): «Я подтверждаю, что мы должны отказаться от политики принятия радикальных внешнеполитических решений без позитивного отношения на то народа».

Обмен мнениями, порой достаточной острый, включая отношение к участию в различных интеграционных процессах, продолжился с подачи депутата от фракции «Просвещённая Армения» Армана Бабаджаняна. Высказываются небезосновательные предположения, что теперь именно он, наряду с Эдмоном Марукяном, станет основным публичным оппонентом чрезмерно тесных, по мнению армянских «западников», российско-армянских отношений. Начал господин Бабаджанян с критики бывших властей, заявив о том, что, дескать, «тандем экс-президента Роберта Кочаряна и бывшего главы МИД Вардана Осканяна последовательно уничтожил внешнюю политику Армении, заложив в ее основу известный тезис комплементаризма, испоганив повестку суверенной Армении». После трагических событий 1 марта 2008 года поиски международной легитимности продолжились при Серже Саргсяне, втянувшемся в так называемую «футбольную дипломатию» по нормализации отношений с турками. После закономерного провала армяно-турецкого переговорного процесса, в 2010-2103 гг. в Ереване попытались выйти на подписание ассоциативного соглашения с Европейским Союзом, «печальный конец которого в сентябре 2013 года заставил Армению стать членом Таможенного союза, заключить и ратифицировать позорное газовое соглашение и начать следующий этап сдачи суверенитета Армении».

Патетические рассуждения о «суверенитете», тем более когда они нацелены исключительно в адрес одного из партнёров, конечно, плохо отражают куда более сложную реальность. Господин Бабаджанян, как и другие парламентарии, не могут не знать, что в современном глобальном мире абсолютно полным суверенитетом (военно-политическим, экономическим, информационным, культурно-идеологическим и т.д.) не может похвастаться ни одна страна – даже США, Россия или Северная Корея. А если не знают – то им необходимо срочно отправляться на курсы повышения квалификации. Кстати, нечто подобное, насмотревшись на некоторые дискуссии первых дней в парламенте, предлагают некоторые наблюдатели, но об этом ниже. Речь идёт о том, чтобы уметь отстаивать собственную позицию на площадках международных организаций и в диалоге с союзниками, которые всё чаще по факту становятся партнёрами или даже контрагентами, так как во внешней политике всё большее место занимают переговоры на уровне не только первых лиц, но и крупных корпораций. В этой связи достаточно характерен диалог последних месяцев между Москвой и Минском, изобилующий публичными скандалами и отсутствием конкретных договорённостей, несмотря на неоднократные встречи и многочасовые переговоры лидеров двух стран. Для Армении, экономические итоги которой в 2018 году весьма противоречивы, один из немаловажных вопросов – это согласование тарифов на российский газ, распределением которого на территории страны ведает ЗАО «Газпром Армения» (100-процентная «дочка» Газпрома).  Под занавес 2018 года глава российского газового монополиста Алексей Миллер и исполняющий обязанности вице-премьера Армении Мгер Григорян согласовали новую цену газа на границе с Грузией – 165 долларов за 1000 кубометров с 1 января 2019 года. Переговоры о дополнительном соглашении велись на фоне налоговых претензий Комитета по государственным доходам Армении к ряду российских компаний, включая «Южно-Кавказскую железную дорогу» и «Газпром Армения» (впрочем, там обвинения отвергают и заявляют об убытках). По мнению экспертов издания «Коммерсант», фактически Газпром мог отменить внутреннюю скидку, за счет которой его дочерняя компания вкладывалась в инфраструктуру страны.

Несмотря на то, что пока тарифы для конечных потребителей пока остаются прежними, переговоры, призванные обеспечить «нормальную деятельность Компании и надежное и безопасное газоснабжение потребителей», продолжаются, и новые нюансы не исключены. Несомненно, политический климат в двусторонних российско-армянских отношениях будет во многом (хотя и не полностью) влиять на решение чувствительных для граждан и предприятий социально-бытовых вопросов, к которым относятся газовые тарифы. В бытность оппозиционным деятелем и лидером парламентской фракции оппозиционного блока «Елк», нынешний глава правительства неоднократно высказывался против членства страны в ЕАЭС. В сентябре 2017 года в Национальное Собрание была представлена соответствующая законодательная инициатива, а в начале октября по этому вопросу состоялись внеочередные парламентские слушания. Однако в процессе «бархатной революции» позиция Пашиняна стала постепенно эволюционировать, и уже 24 апреля 2018 года он заявил: «Мы намерены делать всё, что в интересах Армении, но не собираемся предпринимать никаких резких геополитических реверсов, поскольку сейчас не время для этого». А 27 декабря на встрече с президентом России Владимиром Путиным тогда еще исполняющий обязанности главы правительства заверил, что возглавившая в 2019 году в ЕАЭС Армения настроена на дальнейшую продуктивную работу в рамках этой интеграционной структуры.

Впрочем, пока здесь больше вопросов, ибо местные СМИ факту армянского председательства в ЕАЭС особого внимания не уделяют, равно как и официальные лица (хотя перспективных направлений работы немало, в том числе, например, цифровизация налоговой отчётности). Скорее всего, это связано с продолжающимся переходным периодом и становлением парламента нового созыва в качестве дееспособной структуры, способной принимать взвешенные решения. «Армения, оставаясь членом ЕАЭС, продолжает сталкиваться с проблемами, поднимаемыми нами во время слушаний, которые организовал [в 2017 году – авт.] блок «Елк»», – заметил лидер фракции «Светлая Армения» Эдмон Марукян. Впрочем, несмотря на нерешённость в рамках ЕАЭС ряда важных вопросов (что связано с субъективными и объективными факторами), профессор Ашот Тавадян отмечает существенный рост в 2015-2018 гг. экспорта готовой продукции из Армении, прежде всего в Россию – с 245 (16,5% от общего объема экспорта) до 570 млн. долларов (примерно 27 %). По словам утверждённого главы профильной комиссии М. Мелкумяна, если до 2015 года доходы от таможенной пошлины доходили до 45 млрд. драмов, то «после вступления Армении в Евразийский экономический союз в наш общий котел, в виде таможенных пошлин, поступает на 150-200 миллионов долларов больше».

Вместе с тем, несмотря на кризисные явления в мировой экономике, западные интеграционные структуры и международные кредитно-финансовые организации сохраняют интерес к инфраструктурным проектам в рамках «Восточного Партнёрства». В частности, Европейский Союз совместно с Всемирным банком могут выделить Армении 732 млн. долларов, из которых 450 млн. пойдет на строительство отрезка Арташат-Агарак магистрали «Север-Юг». Строительство этой дороги в последние годы сопровождалось громкими коррупционными скандалами, и у новых армянских властей, заявляющих о намерении решительно противостоять как бюджетных денег, так и средств, поступающих от внешних кредиторов, есть хороший шанс доказать, что их слова не расходятся с делом. Возможно, деньги будут выделяться и на реконструкцию пограничного пункта Гюмри – Бавра, дорогу Ереван – Ванадзор, а также на строительство проходного пункта в Мегри на границе с Ираном.

Процесс приведения правовой базы Армении в соответствие с европейскими нормами Евросоюза не может происходить без учета членства страны в ЕАЭС и действующих международных обязательств, заявил депутат фракции «Мой шаг» Арман Егоян, утверждённый 18 января главой парламентской комиссии по вопросам европейской интеграции. При грамотной и профессиональной работе, идея укрепления взаимодействия между странами Европейского Союза и Евразийского Экономического Союза на армянской «площадке» может получить дополнительный импульс и новое измерение, что весьма важно в контексте непростых региональных реалий. Ведь вовсе неспроста бакинская пропаганда всячески пытается противопоставить «западное» и «северное» направления армянской внешней политики, даже на уровне кадровых назначений выискивая признаки того, что для Пашиняна и подконтрольного его сторонникам парламента «Европа важнее России».

Согласно внедрённой прежними властями конституционной схеме роль парламента в решении ключевых проблем государства, в том числе и внешнеполитических, становится качественно иной. Соответственно, повышается и роль парламентской дипломатии – при том, что новоизбранные депутаты в большинстве своём не могут похвастаться серьёзным политическим опытом. И некоторые тому свидетельства имеются: так Айк Конджорян из блока «Мой шаг» причислил Иран к разряду «авторитарных» государств, что, прежде всего, безграмотно по сути (даже если вынести за скобки национальные интересы страны, для которой южное коммуникационное направление сложно переоценить). Советник президента Армении Теван Погосян полагает, что во внешней политике, правительство и парламент не должны огульно отрицать работу предшественников: «Здесь важно сохранение институциональной памяти, если даже состав парламента кардинально изменился. Для эффективной работы в сфере парламентской дипломатии необходимо задействовать все существующие каналы, связи за рубежом, задействовать возможности диаспоры, создавать новые контакты. Люди, которые ранее создавали эту инфраструктуру, не исчезли. Можно их привлекать в качестве экспертов, сотрудничать с другими институтами, в том числе аналитическими центрами. Навыки работы со временем можно приобрести. Все необходимые условия для этого есть, нужно лишь желание, амбиции и умение слушать».

Пока же, во избежание озвучивания откровенно неадекватных суждений (которые, не сомневаемся, будут мгновенно тиражироваться оппонентами Еревана в Баку, Москве и где угодно) политтехнолог Карен Кочарян предлагает даже организовать для народных избранников специальные тренинги, ибо, по его наблюдению, «…часть депутатов ещё не понимает, куда они попали». В любом случае, уже ближайшее будущее покажет, насколько они будут готовы конструктивно работать внешними партнёрами, будучи свободными от идеологических штампов и геополитических иллюзий.

Александр ДАВЫДОВ, по материалам: Russia-Armenia.info

Добавить комментарий