Акции против Скрипалей и Навального: это не «Новичок», а «Freshman»

Настойчивые ссылки руководства ФРГ и других западных политиков в связи «отравлением Алексея Навального» неким химическим веществом «Новичок» на бездоказательные заключения закрытых лабораторий, обслуживающих вооруженные силы и спецслужбы ряда стран-членов НАТО, не являются случайными. 

Дело в том, что эти организации уже второй год активно работают над созданием боевых отравляющих веществ нового типа, разработка которых началась после того, как в руки западных специалистов попали данные об исследовательских работах, проводившихся на этом направлении. Здесь же важно отметить такое обстоятельство принципиального характера, что такие вещества в России вообще не производятся. Да и сам Алексей Навальный не смог бы выжить, если он был бы отравлен каким-то опасным боевым химическим веществом. У него даже не было признаков такого отравления. Он был выписан из омской больницы без следов такого отравления. Это показали около 60 различных тестов и исследований его биопроб, проведенных в этом медицинском учреждении.

Сфальсифицированное британскими военными и службой «МИ-6» «дело об отравлении отца и дочери Скрипалей» позволило вывести из тени тему химических соединений именно наиболее опасного класса «Новичок», который не существует в реальности. 

Такой термин был специально вброшен в СМИ противниками России со ссылкой на эмигрировавшего в США советского химика Вила Мирзаянова в политическом и информационном поле западных стран. Этот термин был специально распространен на Западе (сначала в Лондоне) именно  на русском языке, чтобы даже лингвистически, то есть в привязке к русскому слову «новичок», сделать Москву «ответственной» за создание и применение некоего химического вещества под таким специфическим названием, а также приучить весь остальной мир поверить в такое обвинение. 

Скорее всего, названные военные и специальные службы имеют свой вариант словесного названия некоего химического вещества на английском языке помимо его очевидно сложной химической формулы или засекреченного буквенно-цифрового обозначения – например, в виде жаргонного словечка «Freshman», что как раз означает на русском «новый ученик или новичок в школе», а также «студент-первокурсник». 

Тем самым были легализованы и наработки натовских лабораторий в этой области – под предлогом необходимости защиты от очередного вида «российской агрессии», на этот раз химической. 

Параллельно в странах НАТО начались исследования, направленные на обеспечение передовых позиций западного военного блока в сфере военной химии. А США и ЕС продавили создание так называемого «атрибутивного механизма Организации по запрещению химического оружия», главная цель которого состоит в введении разного рода торгово-экономических и финансовых санкций против тех стран, где возможно проведение неподконтрольных Западу исследований. 

По мнению российской стороны, в деле предполагаемого отравления Алексея Навального слишком много нестыковок.

Постоянное представительство России при Евросоюзе указало представителям этой структуры на ключевые изъяны в версии о его отравлении. И первым вопросом является разрешение властей на перевоз Алексея Навального в Германию, где, в случае его реального отравления, могли бы выявить опасные вещества в его организме. Также в российском ведомстве уточнили, что российским властям не нужно было прибегать к отравлению этого человека, так как согласно проведенным опросам, его рейтинг не превышает два процента. 

Было указано на то, что сопровождающие Алексея Навального лица спешно вылетели в Германию не дав показания российским правоохранительным органам; обращено внимание на то, каким образом бутылка, из которой он пил и в которой предположительно находилось отравляющее вещество, попала в Германию. Были заданы вопросы: почему в немецкой клинике «Шарите» стали принимать повышенные меры безопасности до выявления «отравления Навального»; почему ФРГ до сих пор не предоставила России результаты проведенных анализов оппозиционера; почему Запад не пожелал признать тот факт, что разработкой отравляющих боевых веществ по-прежнему занимаются в странах НАТО; почему немецкие медики уклоняются от профессионального общения с российскими коллегами, а также как можно понять, что ни один военный и гражданский немецкий токсиколог, ни врачи клиники «Шарите» не выступили с профессиональным заключением по данному случаю. Российская сторона также отметила, что все ссылки на невозможность разглашения истории болезни пациента не стыкуются с теми политическими заявлениями, которые были сделаны во время пребывания Алексея Навального в искусственной коме. 

У России нет причин начинать расследование случившегося с оппозиционером Алексеем Навальным, пока она не получила данные от ФРГ. Об этом на заседании Совета Безопасности ООН заявил постоянный представитель России при этой организации Василий Небензя. «Даже первокурсник юридического вуза знает, что любому расследованию должны предшествовать свидетельства и факты, основанные на доступных нам показаниях, иначе у наших правоохранительных органов нет основания для того, чтобы начать расследование», — заявил он, добавив, что российские врачи, которые, кстати, спасли Алексея Навального, не нашли каких-либо химических субстанций в его анализах. 

История же с ним призвана оформить на легальном поле следующий этап: в конце прошлого года специалисты из секретной лаборатории немецкого бундесвера в Берлине, британцы в также в секретной лаборатории в Портон-Дауне, американцы в Гарвардском университете и чехи на военно-медицинском факультете академии чешского министерства обороны в Градец-Кралове практически синхронно и независимо друг от друга пришли к одинаковым выводам: по своим боевым свойствам соединения класса «Freshman» также смертоносны как и давно известные «классические» зарин, зоман или VX. 

Но при этом летальный исход вследствие применения таких «Фрешмэнов» может носить отсроченный характер. Токсические эффекты в отношении органов дыхания, кровообращения и периферической нервной системы выглядят как симптомы удушья или сердечной недостаточности. В условиях дефицита времени, либо при невозможности проведения лабораторного анализа проб, взятых у жертв «Фрешмэна», обычные методы диагностики не гарантируют обнаружение факта, что причиной смерти или тяжелого отравления стало боевое отравляющее вещество. Тем самым потенциальная жертва агрессии адекватной и своевременной медицинской помощи может и не получить. 

Выводы, сделанные специалистами из стран НАТО по симптомам, обнаруженным у Алексея Навального, свидетельствуют о проводимых ими опасных исследованиях в области данного класса высокотоксичных соединений. Это значит, что данные лаборатории изготавливают такого рода рецептуры и изучают их боевые свойства, к сожалению, применительно к отдельным людям, причем к таким, имена которых в какой-то степени известны широкой общественности. Из них делают просто людей «на заклание».

По сути, мир столкнулся с целенаправленной дезинформационной кампанией Запада, в первую очередь США и Великобритании, прикрывающей легализацию проводимых ими разработок смертоносных химических веществ нового поколения, а также жертвующих своими закадычными друзьями во имя достижения деструктивных и провокационных целей с более глубокими последствиями на международной арене. Это не просто целенаправленное отравление людей, но и отравление всей политической и иной атмосферы в мире в целом. 

Владимир Козин, по материалам: Центр военно-политических исследований

Добавить комментарий