Турецкая экспансия в Сирии: Манбидж – после Айн-Иссы, без уступок по Идлибу?

«Анклавная стратегия» США как инструмент вытеснения России и Ирана из Сирии

29 декабря 2020 года рота российской военной полиции прибыла на совместный с сирийской армией наблюдательный пост в городе Айн-Исса на севере провинции Ракка. Сирийцы, ранее самостоятельно удерживавшие пост в непосредственной близости от позиций боевиков , надеются на соблюдение ими достигнутых ранее договоренностей. Пост станет уже третьим в районе Айн-Иссы, где российские и сирийские военнослужащие будут совместно следить за соблюдением режима прекращения огня.

В этот же день министры иностранных дел России и Турции Сергей Лавров и Мевлют Чавушоглу провели в Сочи переговоры по широкому кругу региональных проблем, в поисках путей решений которых стороны вынуждены вступать, мягко говоря, в непростое взаимодействие. Хорошо известно, что, помимо Сирии и Ливии, речь идёт также о Нагорном Карабахе, где турецкие военнослужащие развертываются как в рамках двусторонних договорённостей с Азербайджаном, так и в составе совместного с Россией мониторингового центра в Агдаме.

В ходе итоговой пресс-конференции  глава российской дипломатии обратил внимание на необходимость выполнения договоренностей президентов Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана по Идлибу. В феврале исполнится год со времени беспрецедентного обострения на северо-западе Сирии, когда Москва и Анкара едва не оказались втянуты в прямое противостояние. И хотя достигнутые в ходе экстренного визита турецкого лидера в Москву в начале марта договорённости позволили частично снять напряжённость, выполняются они далеко не в полной мере. «Мы бы хотели, чтобы это происходило быстрее», – заявил С. Лавров, имея в виду, в первую очередь, создании коридор безопасности южнее трассы М-4.

О неотложности выполнения этой задачи свидетельствует очередной инцидент:

«29 декабря в 15:45 в ходе обеспечения безопасности вывода турецкого наблюдательного поста в районе населенного пункта Трумба в юго-восточной части зоны деэскалации Идлиб бронетранспортер российской военной полиции БТР-82А был обстрелян из ПТРК с территории, находящейся под контролем протурецких бандформирований»,

– говорится в сообщении Центра примирения враждующих сторон. В результате попадания ракеты в БТР трое российских военнослужащих получили лёгкие ранения, без угрозы жизни и здоровью.

«Командование российской группировки войск в Сирийской Арабской Республике во взаимодействии с турецкими военными и сирийскими органами безопасности устанавливают причастность действующих в зоне деэскалации Идлиб боевиков к нападению на российских военнослужащих»,

– добавили в ЦПВС. Ранее заместитель его руководителя Вячеслав Сытник заявил о прекращении (до момента урегулирования ситуации) сопровождения гражданского транспорта на участке трассы М4 между Тель-Тамер и Айн-Исса. 28 декабря, по информации агентства SANA, турецкая артиллерия открыла огонь по окраинам Айн-Исса, а также по поселениям к востоку от Рас-эль-Айна в провинции Эль-Хасаке.

Как пишет Коммерсант, в ходе сочинской встречи «о ещё одной договоренности президентов РФ и Турции по Сирии, касающейся курдов, ни Сергей Лавров, ни его турецкий коллега публично не упомянули, хотя именно этот вопрос требует сейчас внимания обеих сторон». Размещение дополнительных сил российской военной полиции близ Айн-Исса (на границе с созданной в октябре 2019 г. турецкой оккупационной зоной) не привело к прекращению обстрелов поселения боевиками «сирийской национальной армии». Как утверждается в докладе «сирийской обсерватории по правам человека» от 10 декабря, в результате бомбардировок и обстрелов со стороны Турции и подконтрольных ей боевиков, только в течение месяца снялось с места около 7000 гражданских лиц, опасавшихся надвигающейся турецкой военной операции.

19 декабря, после атаки группировки «Ахрар аш-Шаркия» на несколько близлежащих деревень,  оперативный штаб «1-го корпуса» «СНА» объявил о начале боев за «освобождение» города Айн-Исса. Ситуацию усугубляет отказ контролирующих Айн-Исса «Сирийских демократических сил» передать этот город под контроль Дамаска под гарантии Москвы.

Интернет-издание Al-Monitor приводит мнение связанной с «СНА» «бригады аль-Му`тасим» некоего Аль-Фарука Абу Бакра о том, что вторжение протурецких боевиков в Айн-Исса и другие контролируемые СДС поселения – это «только вопрос времени». Дескать, «трансграничным сепаратистским террористическим организациям нельзя позволить сохранить контроль над сирийскими городами и поселками». Благоразумно помалкивая о собственных преступлениях, противники обвиняют ополченцев «СДС» в «насильственных перемещениях» местных жителей, включая арабов, туркменов и некоторых местных курдов. Помимо важного стратегического положения на трассе между Алеппо и Хасеке, Айн-Исса, будучи длительное время штабом «СДС» и местом проведения различных встречи и конференций, Айн-Исса имеет для них важное символическое значение. Соответственно, его потеря повлечёт падение морально-психологического духа курдских бойцов и их предводителей. Разговоры же о возможном «размене» между Турцией и Россией Айн-Иссы на Идлиб этот самый Абу Бакр полагает «нереалистичными и нелогичными». По его версии, за слухами на этот счёт стоят пропагандисты «СДС», стремящиеся посеять раздор между турками и их сирийскими коллаборантами. После Айн-Иссы следующая цель – Манбидж, причём «вмешательство режима на стратегическом уровне ничего не изменит». Айн-Исса – это сирийская земля, оккупированная несирийской террористической организацией, уверяет боевик, окопавшийся где-то на севере провинции Алеппо:

«Те, кто выступает против идеи возвращения Айн-Исса при поддержке турок, хотят, чтобы районы, контролируемые революционными (оппозиционными) силами, оставались ограниченными небольшим участком земли. Несомненно, они не хотят возвращения тех, кто был насильственно перемещен СДС, в свои дома, стремясь сохранить военную оккупацию этих территорий».

Наряду с эскападами Эрдогана, подобного рода разглагольствования косвенно свидетельствуют о серьёзности намерений Анкары, пытающейся расширить оккупационную зону в Сирии путём дипломатических интриг и опосредованного военного давления на курдов, с расчленением контролируемой ими территории. Очевидно, что российско-турецкие переговоры в Сочи – лишь часть более сложной мозаики, включающей, в частности (пока – безуспешные) попытки Госдепартамента США организовать переговоры между своими турецкими партнёрами и собственными же клиентами из «СДС».

* * *

Подрыв линии электропередачи в Эль-Каиме, Ирак. Фото: Directorate 4

Ещё одна тревожная черта Сирии, вступающей в год печальной 10-й годовщины начала массовых беспорядков, перешедших в вооружённые столкновения и террористическую интервенцию – рост количества и «качества» вооружённых нападений в центре и на востоке страны. Так, в провинции Дер-эз-Зор участились покушения и убийства местных чиновников, что отражает растущие противоречия между «международной коалицией», командованием «СДС» и местными арабскими племенами (среди которых также нет единства). С одной стороны, почву для недовольства со стороны местных жителей питает представление о регионе как о рассаднике «джихадизма», а с другой – эксплуатация его энергетических ресурсов, выгод от которой они не видят. Наконец, 30 декабря в районе поселения Кабажеб (на трассе Дейр-эз-Зор – Пальмира) в результате нападения на пассажирский автобус 28 мирных жителей погибли и ещё 13 получили ранения. По данным «обсерватории», это были сирийские военнослужащие, которых атаковали боевики запрещённого в России «Исламского государства».

В заключение отметим стратегию «управления анклавами» на северо-востоке и на северо-западе Сирии, продвигаемую аналитиками Института Брукингса во имя борьбы с «режимом Асада», «защиты гражданского населения» (это само собой) и «устранения угроз Соединённым Штатам и их союзникам». Как следует хотя бы из названия документа (Enclave Governance: How to Circumvent the Assad Regime and Safeguard Syria’s Future), речь идёт об институционализации курса на дальнейшую дезинтеграцию страны. В таких не контролируемых Дамаском регионах, как Идлиб, где Вашингтон имеет «ограниченное влияние», рекомендуется поддержать турецкую политику, направленную против «режима Асада» и против России, укрепляя диалог с Анкарой при размывании связей курдских «Отрядов народной самообороны» с запрещённой в Турции «Рабочей партии Курдистана». Предлагается создание некоего «комитета» из опытных турецких, американских и европейских дипломатов, имеющих опыт работы в сложных и нестабильных условиях и способных взаимодействовать с «ключевыми местными и внешними заинтересованными сторонами». Первоначальная цель деятельности этой структуры – установление «мер доверия» между Турцией и «СДС» с выходом на «прочный мир и устойчивое управление» анклавом. Как представляется, цель подобного рода манёвров очевидна – создать в Сирии единый фронт против России и Ирана. Пока она больше похожа на фантастику, однако это не означает, что американцы и их союзники будут упорно работать «на местности» для реализации чего-то похожего в жизнь. А значит – можно смело предположить как новые повороты в бесконечной ближневосточной «большой игре», так и новые головоломки, которые предстоит решать в рамках российско-турецких переговорных военно-дипломатических форматов.

Андрей Арешев

Добавить комментарий