О причинах поражений РККА в начале Великой Отечественной войны

Легендарный парад на Красной площади, 7 ноября 1941 г.

В канун 80-й годовщины начала Великой Отечественной войны в военно-исторической литературе называется много различных причин неудач и поражений Красной Армии в начале войны.

Одной из главных причин считают просчет военно-политического руководства страны в оценке сроков нападения фашистской Германии на Советский Союз.

Серьезной ошибкой советского руководства была «неправильная оценка способов ведения операций в начальный период войны». Лозунг «воевать на чужой земле и малой кровью» оказался концептуально неверен.

Не была предусмотрена возможность перехода противника в наступление сразу всеми имеющимися заранее развернутыми группировками войск одновременно на всех стратегических направлениях.

Ошибочным оказалось сосредоточение основных сил советских войск на юго-западном стратегическом направлении, на Украине, в то время как главный удар вермахт нанес на западном направлении – в Белоруссии. Решение о приближении запасов материально-технических средств к границе также было неверным, так как сделало их уязвимыми для стремительно атаковавшего врага.

«Нарком обороны и Генштаб считали, что война между такими крупными державами, как Германия и Советский Союз, должна начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений» (1).

Командование РККА предполагало, что немцы начнут наступление ограниченными силами, и только после приграничных сражений будет завершено сосредоточение и развертывание главных войск. Генштаб рассчитывал, что пока армия прикрытия будет вести активную оборону, изматывая и обескровливая врага, страна сможет провести полномасштабную мобилизацию. Тем не менее, анализ стратегии ведения войны в Европе немецкими войсками показывает, что успех вермахта, прежде всего, обуславливался мощными ударами бронетанковых войск, поддерживаемых авиацией, которые быстро рассекали оборону противника.

В отличие от германской армии, сконцентрировавшей 190 дивизий в первом эшелоне, советские войска были разделены на три примерно равные части. Шестьдесят три дивизии дислоцировались в приграничных районах, 51 – во втором эшелоне, 45 находились в глубине территории, в резерве округов, 11 – в распоряжении Ставки главного командования. Отсюда и достигнутое немцами численное превосходство на направлении главного удара.

Германская армия получила возможность наносить поражения советским войскам по частям, не дожидаясь подхода главных сил и резервов из глубины страны. Это классика военного искусства, которую прекрасно знали опытные немецкие военачальники, участники первой мировой.

Громадной ошибкой был неверно выбранный формат новых воинских формирований, в первую очередь механизированных корпусов. Они были слишком велики и не имели достаточного числа автотранспорта. Мехкорпуса РККА были наголову разбиты в приграничных сражениях на порядок меньшим числом германских танковых и механизированных армий.

Ещё более пагубным стало игнорирование средств радиосвязи. На предвоенных фильмах, таких как «Танкисты», показано, что связь между танковыми подразделениями осуществляется флажным семафором. Не были оснащены радиостанциями и советские боевые самолеты.

В чём же причина таких ошибок, которые в итоге привели к тому, что в первые месяцы войны фактически была уничтожена вся кадровая Красная армия?

Главная причина, на мой взгляд, состоит в том, что обеспечившие победу большевиков в Гражданской войне офицерские кадры царской армии были уничтожены в ходе операции «Весна», ставшей Голгофой русского офицерства. Это подорвало преемственность военно-научной традиции и отбросило военную мысль Советского Союза на десятки лет назад.

В период 1930-1931 годов во время операции «Весна» были арестованы свыше трех тысяч военспецов, среди которых оказались не только бывшие генералы и офицеры, с самого начала служившие в Красной армии, но и белогвардейские военачальники, добровольно вернувшиеся в СССР. Наиболее знаменитыми из них были генералы: герой обороны Крыма Слащов-Крымский, командир 4-го Донского корпуса Секретев, командир элитной Марковской дивизии Гравицкий, а также генерал Морозов, командовавший на исходе Гражданской войны Кубанской армией и подписавший её капитуляцию в 1920 году. Были репрессированы выдающиеся военные мыслители Свечин и Снесарев.

Совершенно очевидно, что боевой опыт и знания бывших царских генералов и офицеров могли бы превратить РККА в передовую армию Европы. Однако в начале 1930-х были брошены в лагеря и расстреляны подлинные профессионалы, военные теоретики и ученые, чьи опыт и знания, несомненно, помогли бы избежать трагедии 1941 года.

Одной из причин репрессий против военспецов была сложная внешнеполитическая обстановка, сложившаяся вокруг СССР на исходе 1920-х годов. В 1927 году резко обострились советско-британские противоречия, что привело к временному разрыву дипломатических отношений, на польской границе едва не вспыхнула война. Ситуацию усугубило убийство полпреда СССР Войкова в Варшаве. Одновременно с этим активизировалась диверсионная деятельность белогвардейцев на территории СССР, а фактический главком Белой армии, объединенной в Русский общевоинский союз, барон Врангель, совершил инспекционную поездку на Балканский полуостров, где находились вверенные ему части.

В 1927 году для советского руководства было очевидно, что в случае начала военных действий с любой из восточноевропейских стран (Польшей, например) боеспособные, хорошо организованные и обученные белые войска примут участие в борьбе против СССР. Добавим к этому советско-китайский конфликт на КВЖД в 1929 году, крайне осложнивший международную обстановку на Дальнем Востоке.

В этой ситуации для Сталина, двигавшегося к вершинам власти в условиях острейшего внутрипартийного противоборства,  и для его окружения оставалось неизвестным, как поведут себя 15 тысяч бывших царских офицеров и генералов, служивших в РККА. Готовы ли были они вновь выступить против Советской власти? Сейчас на этот вопрос уже невозможно дать однозначный ответ…

Его не существовало и в то драматическое время. Репрессии против офицеров царской и Белой армии сделали военных лояльными к власти, пусть даже из страха, но лишили армию высоких профессионалов, хранителей русской военной традиции и школы.

По данным историков, число репрессированных генералов и офицеров в ходе операции «Весна» составило около 10 тысяч человек. Иными словами, к 1930-м годам РККА лишилась практически всех дееспособных офицеров бывшей Императорской армии. Остались без грамотных военных кадров военные вузы и Академия Генштаба. Во многом именно в репрессиях 1930-1931 годов кроются причины страшных поражений РККА в 1941 и 1942 годах, огромных территориальных и людских потерь.

…Одной из причин решения Гитлера напасть на Советский Союз стала недооценка боевой мощи СССР. Этим германский фюрер обязан главе военной разведки третьего Рейха, абвера, адмиралу Канарису.

Канарис, как было установлено позже, был британским агентом и стремился втянуть Германию в войну против СССР, чтобы спасти сражавшихся в одиночку против гитлеровских люфтваффе англичан. В этих целях он в несколько раз занизил общее число танков в составе РККА. Когда через несколько месяцев кровопролитных боев, ходе которых были перемолоты гитлеровские танковые армады, Гитлер сказал, что, если бы он знал о реальном числе танков у русских, он бы никогда не напал на СССР.

Если бы советская разведка тем или иным путём довела до сведения германского руководства информацию о том, что у Советского Союза свыше 13 тысяч танков, то хитроумная игра Канариса была бы, возможно, опровергнута, а нападение на СССР или не состоялось бы или началось значительно позже.

Кроме того, если бы германские военачальники имели представление о мощнейших мобилизационных возможностях Советского Союза, о том, что разгром первой линии обороны РККА ничего не даст, так как за ней развернётся вторая, а затем и третья, это повлияло бы на их уверенность в победе над «красным гигантом», которого враги пренебрежительно называли «колоссом на глиняных ногах».

Отдельный разговор – о том, знали ли советские вожди, когда на СССР нападёт Гитлер и насколько важными были сообщения Рихарда Зорге о том, что Япония не будет нападать на СССР.

Агентурная и техническая разведка, информирующая военному и политическому руководству страны о планах возможного противника, безусловно, нужна и важна.

Но еще важнее, причём принципиально, стратегическое проектирование будущего, когда противника заставляют играть по навязанным ему правилам и проецировать свою военную силу туда, куда и когда это выгодно стратегическому планировщику.

Это блестяще умеют делать англосаксы. Так, Франклин Рузвельт буквально заставил Японию напасть на США, введя против Империи Восходящего Солнца нефтяное эмбарго.

Ни царская Россия, ни Советский Союз таким искусством конструирования геополитического будущего не владели.

Царская армия времен Первой мировой войны довольно успешно противостояла вооруженным силам Центральных держав, уступив германцам лишь часть западных территорий империи в результате поражений первого этапа войны. С каждым месяцем и с каждым годом, с 1914-го по 1917-й, императорская армия воевала лучше и лучше. Эмигрировавшие в Латинскую Америку царские офицеры помогли Парагваю в середине 1930-х годов выстоять в кровопролитной войне Чако.

РККА в конце второй мировой войны стала самой мощной, а после разгрома вермахта – лучшей армией мира, что было доказано в ходе молниеносной и практически бескровной для РККА операции по разгрому японской Квантунской армии на Дальнем Востоке.

Главный урок Великой отечественной войны, на взгляд автора, таков: военные традиции и военное искусство создается веками, и выбрасывать воинские традиции, а, тем более, военные кадры, за борт – означает обрекать страну на поражение в войне с противником, который такие традиции сохранил.

Владимир Прохватилов, старший научный сотрудник Академии военных наук

Примечание

(1) Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002

Добавить комментарий