Латиница – против казахского языка

Фото: qazaqtv.com

В октябре 2017 года первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ о поэтапном переводе алфавита казахского языка на латинскую графику до 2025 года. Как сообщает пресс-служба правительства республики по итогам расширенного заседания коллегии Министерства образования и науки, поэтапный перевод средних школ на новую программу с 12-летним обучением и внедрением латинской графики начнётся с 2023 года, для чего «предстоит проделать очень большую работу». Также, по словам вице-министра Нургиса Дауешова,

«будут разработаны правила написания имен, фамилий граждан Республики Казахстан на латинице; стандартизация наименований географических объектов и их составных частей на территории Республики Казахстан на основе латинской графики».

Решение казахстанских властей о переводе языка «титульного» народа на латиницу нельзя считать инициативой, ограниченной исключительно соображениями культуры и языкознания.

Несмотря на многочисленные заявления о том, что латиница больше подходит для передачи звуков казахского языка, верится в это с трудом.

Во-первых, за многие десятилетия существования казахской кириллицы не припомнится, чтобы прошлые поколения казахов жаловались на неудобства кириллицы. Казахская литература прекрасно обходилась без латинского алфавита, не считая себя ущербной и никчёмной.

Во-вторых, не очень корректно звучат обвинения в адрес русского языка в наступлении на казахский язык. В качестве примеров приводятся русские слова, заимствованные казахским – «керует» (кровать), «самауыр» (самовар) и т.д. Сторонники латинизации уверяют, что из-за этого исконный казахский язык может исчезнуть навсегда.

Внедрение латиницы не избавит казахский язык от заимствований. Только приходить они будут не из русского языка, а из латинизированных языков, например, турецкого. Даже если допустить, что пройдёт немало времени, прежде чем казахская латиница сблизится с латинизированными языками других тюркских народов настолько, что начнёт впитывать лексику из их языков, всё равно чисто теоретически такое время рано или поздно должно наступить. И что тогда? Опять переходить на кириллицу, чтобы не позволить турецким или иным заимствованиям уничтожить казахский язык?

В-третьих, латиница – странный способ защиты для казахского языка. Переход на латиницу отрежет от казахского языка старшие поколения казахов, а также казахов, проживающих в других странах. В России, например, казахов около 650 тыс., и вряд ли они перейдут на латиницу. Разве шаги, направленные на отрыв от казахского языка такого количества соплеменников, можно назвать целесообразными? Скорее, наоборот.

А как быть с казахской литературой на кириллице, в т.ч. с национальной классикой? Или она не нужна нынешним властям Казахстана? А к чему же слова о заботе о родном языке? Как можно о нём заботиться, если целый пласт родной литературы попросту выбрасывается в утиль? Где логика? И как можно кириллицу считать неудобной для казахского языка, если на ней творили казахские классики? Классиков она устраивала, а казахских политиков не устраивает. Не смешно ли?

В-четвёртых, власти заявляют, что повсеместное изучение английского языка поможет казахам быстрее освоить латиницу, т.к. многие уже знакомы с ней через английский язык. Значит, сближение с английским не пугает, и угроза проникновения англицизмов в казахский язык – тоже? К чему тогда россказни про опасность русского языка для казахского? Раз славянский язык (русский) может угрожать казахскому, значит, и германский язык (английский) – тоже.

В-пятых, ссылки властей на необходимость спасать казахский язык – это попытки апеллировать к патриотическим чувствам сограждан, чтобы под этим соусом провернуть проект латинизации и, одновременно, предстать перед народом в облике радетеля о чистоте родного языка. Легко предугадать, что полемика о (не)нужности замены кириллицы латиницей рано или поздно пробудит националистические настроения в республике и обернётся актами насилия против «неправильных» сограждан, т.е. против сторонников кириллицы.

В-пятых, латинизация – излюбленный конёк всех политиков, стремящихся отдалить свои народы от России и русско-кириллической культуры как таковой. На латиницу перевели молдавский язык, в 2014-2017 гг. активно обсуждалась идея перевода на латиницу украинского языка. Есть сторонники языковой латинизации в Белоруссии. И каждый из упомянутых случаев оправдывают заботой о чистоте языка, но почему-то проповедуют эту идею исключительно русофобские проамериканские силы.

Язык – это война, только другими средствами. Эта мудрость не теряет актуальности. Переход на латиницу казахского языка – это тоже война, но облечённая в мягкие формы. Это стремление дистанцироваться от России и сблизиться с другими геополитическими игроками. Оставаться в геополитическом вакууме латинизированный Казахстан не сможет. Он неизбежно будет дрейфовать в сторону латинизированных государств, образующих свои полюса силы.

В каком отношении эти силовые полюса будут с Россией и друг с другом? Каков будет их взгляд на Казахстан? Практика показывает, что чрезмерные надежды постсоветских республик на зарубежных благодетелей ничего хорошего не приносят. Грузия, Молдавия, Украина – тому доказательством. Неужели Казахстан хочет пойти по их пути? Не хочется в это верить…

* * *

В реформу перевода казахского алфавита на латиницу было вложено слишком много средств, чтобы сейчас ее отменить, полагает главный редактор информационного портала «Русские в Казахстане» Илья Намовир:

«Как лингвист по образованию однозначно могу сказать, что ничем хорошим переход на латиницу для будущего казахского языка не закончится».

По его мнению, ситуация будет развиваться по сценарию, схожему с тем, который реализуется в соседнем Узбекистане: «годы внедрения и молодые поколения, полностью лишившиеся доступа ко всему объему информации на кириллице, плюс старшее поколение, лишившееся доступа к информации на латинице».

Между тем, опыт Узбекистана по переходу с кириллицы на латиницу свидетельствует о вреде чрезмерной спешки в столь чувствительном вопросе. Узбекские ученые, принявшие участие во II Международном конгрессе «Языковая политика стран Содружества независимых государств» в Алматы, поделились опытом перехода с кириллицы на латинский алфавит (с 1993 года) и рассказали о сложностях, с которыми им пришлось столкнуться. Несмотря на первоначальные планы полного перехода на латиницу к 2020 году, де-факто этот процесс не завершён и сегодня.

«В начале у нас были проблемы. В том, что литература вся была на кириллице. Только потом начали решать этот вопрос. Сейчас не вся, конечно, но большая часть уже на латинице пошла. Сегодня все уже более грамотно. Те, кто на латинице первыми обучались, и мы, как преподаватели, все свои тексты, лекции стали писать на латинице. Сейчас уже легче. Хотя первый этап был немного сложноват»,

– говорит доцент кафедры истории Узбекистана Джамиля Вапаева, и вполне логично, что подобного рода проблемы неизбежно возникнут и в Казахстане.

«В принципе, ресурсы может быть у нас есть. Но в целом, духовная парадигма, то есть целостное восприятие мира, наших традиций, нашей культуры… Все это было на кириллице сделано. Невозможно это все, одним махом, росчерком пера, решить. Это будут проблемы не только в плане художественной литературы. В плане образования будут проблемы. В школах. Я считаю, что это слишком преждевременно. Реформы Узбекистана показали, насколько большой разрыв произошел. И так у нас сейчас трехъязычие. А тут еще, понимаете, накладка такая»,

– поделился своими опасениями кандидат филологических наук Кайрат Жанабаев, приведя конкретный пример:

«Величайшая традиция, которая у нас была на кириллице – это Мухтар Омарханович Ауэзов. Великая казахская классика. Допустим, это надо переводить. Будет интерес тех, кто хочет заработать. То есть это не для культуры. А для тех людей, которые захотят сделать на этом деньги. Это опять гранты, опять проекты и так далее. Сейчас же речь идет о спасении духовности. То есть о поступательном развитии казахской культуры и казахской духовности, которая ничем не хуже, она глубже, и во многом на равных с мировой культурой. И мы не можем сейчас жертвовать временными моментами в угоду каких-то отдельных групп. Мы должны думать о целостности казахской духовности. В этом плане я, конечно же, против…».

В этой связи отметим, что ещё в сентябре 2020 года президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев предостерегал от спешки при переходе казахского алфавита на латинскую графику, отметив, что этот процесс должен осуществляться на основе широкого обсуждения с учёными.

Владислав Гулевич

Добавить комментарий