Исторические судьбы Южной Бессарабии: между Молдавией и Новороссией

Крепость Измаил

10 апреля один из депутатов Государственной Думы РФ предложил воссоздать в исторических границах Таврическую губернию Российской империи с центром в Симферополе, в которую входили «территории нынешней Херсонской и приазовской части Запорожской областей Украины. Будущее Крыма культурно и экономически тесно связано с освобожденными территориями Херсонской и Запорожской областей. Крым станет ориентиром для южных регионов, куда нужно двигаться и стремиться».

Крушение границ искусственно созданной в советское время Украинской ССР актуализирует вопрос о национально-государственной принадлежности отдельных территорий и культурно-исторических регионов, оказавшихся в её составе волею случая либо же сиюминутной конъюнктуры. Речь идет не только о Крыме, переданном УССР из состава РСФСР в феврале 1954 года и вернувшемся в состав уже Российской Федерации по результатам мартовского референдума 2014 года. На Закарпатье раздаются голоса русинских и венгерских активистов в пользу, как минимум, широкой автономии этого бывшего чехословацкого края, включённого в состав Советской Украины в июне 1945 года. Ранее, в июле 1940 года, она получила и черноморско-нижнедунайский регион Бессарабии, месяцем ранее воссоединённой с СССР в виде Молдавской ССР (с 1918 г. она находилась под жёсткой румынской оккупацией). После окончания повторной румынской оккупации времён нацистского нашествия на СССР, с 1945 года Южная Бессарабия (историческая область Буджак в южной части междуречья Дуная и Днестра) снова оказалась в составе Украины.

Южнобессарабская Измаильская область

Ещё в начале 2014 г. территориальные претензии к Киеву были публично высказаны Анатолием Плугару, бывшим министром национальной безопасности Молдовы. Точнее, в интервью молдавскому агентству NOI 6 марта 2014-го он подробно изложил свою позицию, которую и сегодня разделяют многие политдеятели Молдовы: «…Вместо того, чтобы выполнять указания вашингтонского «обкома» поддержать бандитскую, антинародную власть на Украине, наш парламент должен срочно сформировать специальную государственную комиссию: она юридически грамотно оформит территориальные претензии Молдавии к Украине. Ибо при провозглашении в 1940 году Молдавской ССР Хрущёв добился того, что Молдавия лишилась на юге выхода к Дунаю и Черному морю – городов Балта, Хотин, Измаил, Килия, Вилково, Аккерман (ныне Белгород-Днестровский) с населением не меньше 200 тыс. чел. А позже, обладая единоличной властью, тот же Хрущев подарил родной Украине Крым, который отвоевала еще царская Россия у Османской Порты».

Соответственно, «просчитывая возможные процессы происходящего на Украине, нельзя не учитывать возможность распада страны. Крымский парламент уже принял решение о воссоединении с Россией. Нельзя не вспомнить о существовании Донецкой и Харьковской республик в 1920-х годах: куда направят свои взоры жители этих областей, тоже понятно. Если будет развиваться этот сценарий на Украине, молдавская власть должна быть готова потребовать восстановить историческую справедливость и вернуть отторгнутые волюнтаристским путем исконно молдавские земли». В контексте современной обстановки на Украине и всё меньшей управленческой дееспособности киевских властей этот полузабытый политико-правовой сюжет видится в перспективе вполне актуальным. Очевидная «прозападность» правящих элит Киева и Кишинева пока отводят проблему украинско-молдавских территориальных споров на второй план, от этого она никуда не делась.

В Молдавской ССР неоднократно пытались добиться воссоединения всей земель бывшей румынской Бессарабии в составе этой союзной республики. Речь идет об Измаильской области в 12,4 тыс. км с многонациональным населением, формировавшимся в результате множества разнонаправленных переселенческих потоков. Она просуществовала до 1954 г., в апреле которого Указом Президиума Верховного Совета СССР её не включили в состав Одесской области. Весьма характерно, что в тот же апрельский день 1954 года был принят Закон Украинской ССР о включении Крыма в состав Украины…

Впрочем, в Кишиневе пытались отстаивать свою точку зрения. Ещё в мае 1946 году Сталину была направлена докладная записка ЦК компартии и совмина Молдавии с просьбой о возвращении республике переданных Украинской ССР бессарабских районов. Обращение аргументировалось отсутствием у Молдавской ССР черноморских и дунайских портов, нехваткой посевных площадей, богатых рыбных водоёмов, месторождений строительных материалов, лигнитов (бурого угля), торфа, минеральных вод. Всё это в изобилии имелось на бессарабских землях, отошедших Украине.

О том, как проходило рассмотрение этого вопроса в политбюро ЦК ВКП(б), пишет в своих дневниках глава молдавского совмина в 1944-57 гг. Герасим Рудь: «…Доклад делал Н.С. Хрущёв. Предложил утвердить границы такими, какими они существуют. Сталин затем спрашивает: «Все согласны с таким проведением границ?» В ответ слышится от Хрущева: «Да какая разница? Ведь это же административные границы: мы же одно государство». Его поддержали почти все другие члены политбюро. Сталин ничего не высказал.

Закрывая заседание, Сталин сказал: «Все свободны, молдавскую делегацию прошу остаться». Подошел к каждому из нас, спросил, как работаем, а потом спросил: «Вы согласны с таким проведением границы? Я вам даю одни сутки: вы можете повторно направить мне свои предложения. Центральный Комитет их рассмотрит». Далее рассказал о случаях, когда ЦК реагировал – в основном, положительно – на такие запросы. Но никто из нас не воспользовался предложением Сталина».

Герасим Рудь: его помнят и в современной Молдове

В дальнейшем инициатива пересмотра южномолдавских границ исходила уже от отдельных руководящих лиц в Кишинёве от и общественных деятелей. В 1949 и 1958 гг. эту идею перед союзным руководством безуспешно отстаивал первый зампред молдавского совмина, а впоследствии председатель Верховного совета МССР (до 1962 г.) Артём Лазарев. В апреле 1985 г. в Президиум Верховного Совета СССР обращалась группа молдавских писателей и историков с просьбой восстановить в составе Молдавии Измаильскую область или объявить её Бессарабской автономной областью в составе Украины, но тоже тщетно.

Центральное руководство и слышать не хотело об этом вопросе, что вполне естественно – с середины 1950-х до середины 1980-х гг. включительно в нём преобладали выходцы с Украины и деятели, «выдвинувшиеся» в Кремль с должностей на Украине. Потому было также отвергнуто обращение инициативной группы гагаузов к ЦК КПСС (июнь 1979 г.) о создании в районах Одесской области, примыкающих к южной Молдавии гагазуского автономно-национального округа.

Вылко Червенков (плакат 1954 г.)

В этой связи, характерно мнение руководителя Болгарии (в начале-середине 1950-х гг.) Вылко Червенкова: «В руководстве СССР с ХХ съезда преобладают выходцы с Украины, большинство из коих – коммунисты лишь по наличию партбилета. Передача Крыма Украине ещё более усиливает её влияние на советскую политику, включая экономическую. Основное промышленное строительство в СССР, в отличие от сталинского периода, – тоже на Украине. Потому есть риск подмены общесоюзных интересов украинскими. А затем неизбежен новый, уже антигосударственный всплеск украинского национализма, который будет инспирирован всё более влиятельными в Москве украинскими властями» (1).

Между тем, позицию Кишинева поддерживали глава Румынии (в 1948-65 гг.) Г. Георгиу-Деж и особенно активно – Н. Чаушеску. На переговорах с Хрущевым в Москве в 1957 г. и в Бухаресте в 1960 году Георгиу-Деж предлагал вернуть Южную Бессарабию Молдавской ССР, либо же восстановить южнобессарабскую Измаильскую область, но в статусе Бессарабского национально-автономного округа. Хрущев неизменно эту идею отвергал, обвиняя Дежа в «повторствовании великорумынскому национализму».

Хрущев и Георгиу-Деж (порт Констанца, 1960 г.)

Более категоричен был Чаушеску, фактически отвергавший «добровольность» присоединения Бессарабии к СССР (2). В мае 1976 г. Чаушеску был «на отдыхе» в Кишиневе, где заявил И. Бодюлу (тогдашний глава молдавской компартии), что поддержит перед Брежневым идею возвращения в Молдавию южной Бессарабии. При этом он посоветовал Бодюлу быть более активным в этом вопросе «и не бояться руководителей Украины». Бухарестский кондукатор даже заверил собеседника в своей готовности быть посредником в урегулировании данного вопроса с Брежневым.

5 августа 1977 года в крымской Ореанде аналогичную идею Чаушеску высказал Брежневу, который, однако, быстро перевёл беседу в более широкое русло: он стал упрекать Чаушеску за его нейтральную позицию относительно «всё более частых «великорумынских» публикаций» в прессе этой страны. Чаушеску тоже решился на обобщения: «Советские историки пишут, что присоединение Бессарабии к Российской империи было по воле народа этой провинции, но это ложь. Царизм вёл по отношению к румынским землям захватническую политику, и советские историки поступают не по-марксистски. А отождествление так называемого молдавского народа с румынским – простая констатация факта. Потому тем более непонятно, почему южная часть Бессарабии включена в Украину». Брежнев назвал эти тезисы «территориальными притязаниями Румынии», с чем кондукатор не согласился: «Я лишь констатирую факты».

Брежнев и Чаушеску в Ореанде (1977 г.)

Как отмечал впоследствии посол СРР особым и спецпоручениям (в конце 1970-х – второй половине 1980-х гг.) Алтон Фарьяну, ту встречу оба лидера «завершили при своих позициях, но без нарочитой обоюдной враждебности». В июне 1984 года вопрос о «неправомерности украинского статуса южной Бессарабии Чаушеску поставил в Москве перед К.У. Черненко, но ответа не последовало».

Таким образом лишившись своего исконно южного региона Молдавия так и осталась без выхода к Чёрному морю при наличии «клочка» южнодунайского побережья протяжённостью не более 500 метров…

* * *

Начало российской специальной военной операции на Украине выявило тотальное нежелание населения бывшей Измаильской области брать повестки и идти погибать «за Украину». Популярное направление выезда – Болгария, где можно обзавестись статусом беженца. Если в Измаиле настроения более «проукраинские», то в Болграде и Белгород-Днестровском относительно сильны «прорусские». В середине марта в Татарбунарах заявил было о себе некий «комитет национального спасения», пока, впрочем, себя никак не проявивший кроме расклейки листовок с поддержкой операции по денацификации. Исторически Татарбунары – это город с давними социалистическими и повстанческими традициями. Можно предположить, что по мере дальнейшего распада постсоветской Украины в Буджакской степи обретёт популярность идея о проведении референдума о статусе края, однако выбор его жителей, среди которых молдаван отнюдь не большинство, в пользу Молдовы под водительством экстравагантной выпускницы Гарварда Майи Санду вовсе не очевиден…

Алексей Балиев

Использованные материалы

Charles King, «The Moldovans: Romania, Russia and the Politics of Culture», Stanford (USA), Hoover Institution Press, 2000;

«Conferinţa știinţifico practică internaţională «Știință, educați e cultură-2020», Ministerul educatiei culturiisi cercetarii – Universitatea de stat din Comrat, 2021;

Андрощук О. В., «Адміністративно-територіальні зміни в УРСР: плани, втілення, наслідки: друга половина 1940-х — 1960-ті роки», Київ, НАН України, 2004.

Суляк С. Этнодемографические процессы в Бессарабии в XIX – начале XX в // Русин. 2012. № 1. 

Примечания

(1) Генерал армии Вылко Червенков (1900-1980) был в годы войны одним из руководителей Коминтерна, возглавлял компартию Болгарии в 1949-1954 гг. С 1950 по 1955 годы включительно был премьер-министром, до октября 1961 г. (вкл.) – первым заместителем премьера. Червенков осуждал хрущевский антисталинизм, в 1956 году он возражал против переименования города Сталин в Варну (т.е. обратного переименования). В 1961 году Червенков пригласил главу албанского ЦК Энвера Ходжу и премьера КНР Чжоу Эньлая, открыто критиковавших хрущевскую и титовскую политику, одновременно посетить Софию. За что вскоре был отправлен в отставку.
 А за публично высказанную Чевенковым в ноябре 1961 г. фразу «Вынос саркофага со Сталиным из Мавзолея — позор не только для СССР, но и для социалистических стран, мирового коммунистического движения» его через 3 дня исключили из партии. Червенкова восстановили в БКП в 1969-м, но без права занимать какие-либо должности даже на районном уровне.
(2) Чаушеску был вдохновлён позицией КНР, с 1964 г. осуждавшей «советскую аннексию Бессарабии».

Добавить комментарий