Газовые игры Брюсселя: прожекты по замене России Ливией обречены на провал

Сокрушив 10 лет назад страну в Северной Африке, европейцы перехитрили сами себя

Как известно, неотступно следуя в фарватере «энергетической войны» с Россией, европейские функционеры то и дело хватаются за некие «альтернативные» варианты, на поверку оказывающиеся пустышкой. Азербайджан, Катар (затребовавший долгосрочных контрактов – какая незадача!), теперь вот Израиль с недавно открытыми запасами на шельфе Восточного Средиземноморья… Наличествует в этом невеликом списке и Ливия, разрушенная в 2011 году самими же европейскими интервентами при немалой роли Парижа и тогдашнего президента Франции Николя Саркози. Едва ли конгломерат враждующих племенных территорий на севере Африки сможет увеличить в ближайшее время добычу природного газа, так как практически всё добываемое топливо идёт на внутренние нужды. Ливия не сможет стать заменой для российской нефти в настоящий момент, но не исключает такого в перспективе 5-7 лет, подал всё же призрачную надежду министр нефти и газа существующей разве что на картах страны Мухаммед Аун.

Между тем, во времена режима Каддафи к развитию энергетической отрасли подходили вполне серьёзно, хотя и с явным перекосом в сторону западных партнёров, что и сыграло позже роковую роль. Напомним, экспорт газа из Ливии начался чуть более 50 лет назад, в 1971 г. с запуска завода по сжижению природного газа в городке Марса Эль Брега (Marsa el Brega) на юго-восточном побережье средиземноморского залива Сидра – на тот момент крупнейшего в мире по показателю производственной мощности. Тогда же заработали две крупные по тем временам производственно-транспортные системы (ПТС) СПГ: «Марса Эль Брега – Барселона (Испания)» и «Марса Эль Брега – Специя (Италия)».

Выход проекта к июню 1972 г. породил проблемы в советско-ливийских отношениях – ведь инфраструктура по сжижению и транспортировке «голубого топлива» была построена американской Еxxon аккурат в преддверии растущих поставок советского газа в Центральную и Западную Европу. Несмотря на «социалистическую» риторику, лидер Джамахирии Муамар Каддафи следовал «многовекторной» внешнеполитической философии, как говорится, по полной программе. Дополнительную лепту в усложнение уже российско-ливийских отношений внёс введенный в действие в начале 2000-х годов итальянскими компаниями газопровод «Зеленый поток» по дну Средиземного моря.

Газопровод Зелёный поток»

Первоначальная годовая мощность этих СПГ-объектов, предназначенных для перекачки газа в Италию и Испанию, составляла в 1970 г. 670 тыс. тонн, уже на следующий год была доведена до 720 тыс. тонн., а к июню 1972 г. – до 780 тыс. тонн. Ещё в конце 1969 г. первая пробная партия СПГ из Ливии ушла в Испанию: американский танкер «Аристотель» доставил груз в Барселону. В 1971 г. стартовали поставки на итальянский остров Сицилия, откуда после регазификации – по трубопроводу в континентальную часть страны. К рубежу 1970-х / 1980-х гг. эта «итальянская» труба дополнилась ответвлениями в Швейцарию, западную Австрию и северную Югославию. Для доставки СПГ из Ливии «Exxon» построила к началу 1980-х годов 4 танкера грузовместимостью по 250 тыс. баррелей (Esso Вгеда, Porto Venere, Liquria, Laieta).

М. Каддафи и А. Косыгин (Триполи, 1975 г.)

В ходе переговоров председателя Совета Министров СССР А Косыгина с Каддафи в 1975 г. в Триполи и в 1976 г. в Москве (и впоследствии) советская сторона предлагала координировать газо-экспортную политику двух стран. Североафриканские партнёры только лишь принимали эти предложения Москвы к сведению. Так что не приходится удивляться, что советское руководство не шло на максимальное противодействие агрессивным акциям США против Ливии, обусловленным антиамериканскими (и в целом антизападными политико-экономическими проектами) М. Каддафи. В разное время им продвигались планы общеарабской и африканской конфедерации, конфедерации Ливии и Чада, Ливии и Туниса, Ливии и «насеровского» Египта, военно-техническая поддержка организаций палестинских арабов, антимонархических группировок в Иордании и Марокко, обводнения Сахары за счёт подземных источников и т.д., что едва ли вызывало восторг у «сил мирового империализма».

Так, в 1981 году США провели в заливе Сидра (в территориальных водах Ливии) провокационные учения авиации и флота, в ходе которых там были сбиты два ливийских патрульных самолета. А через пять лет ВВС США совершили налёт на 5 ливийских городов, включая столицу, убив около сотни мирных граждан. Руководство Джамахирии обращалось в этой связи в ООН с требованиями принять меры по противодействию агрессии и подавало жалобы в связи с нарушением Вашингтоном норм международного права. Однако никаких реальных мер со стороны международных чиновников не последовало: советская делегация в ООН с проектами жёстких антиамериканских резолюций по ливийскому вопросу не выходила. Помимо недопонимания между Москвой и Триполи, в Москве не стремились усугублять и без того конфликтные отношения с Вашингтоном, усугубившиеся после начала афганской операции советской армии.

Вскоре после атаки США на Ливию в 1986 году, Черноморскому флоту было приказано провести в районе залива Сидра командно-штабное учение с силами Средиземноморской эскадры ВМФ СССР. Предложение же Триполи об участии в них ВМС или ВВС Ливии в Москве отклонили. Как отмечает доктор исторических наук А. Окороков, встретившись с советскими журналистами в 1987 г. в Триполи, Каддафи упрекнул советскую сторону в слабой помощи его стране в отражении американского нападения, что стало «только началом заметного спада в отношениях между Москвой и Триполи».

Негативные тенденции проявились ещё в 1979 году, когда на заседании  СБ ООН 12 января 1979 г. Каддафи поддержал принца Сианука, осудившего ввод в Камбоджу вьетнамских войск и просоветскую позицию Гаваны по этому вопросу. В том же году на форуме глав государств Движения Неприсоединения в Алжире Каддафи тоже сделал выпад  против СССР: «…Куба не имеет оснований быть членом клуба неприсоединившихся государств. Мы не возражаем против того, что Кастро делает в своей собственной стране. Но Куба является коммунистическим государством, и мы выступаем против ее членства в движении неприсоединения».

…А в марте 1992 г. уже «новая» Россия проголосовала в Совбезе за резолюцию о введении против «режима Каддафи» экономических санкций. Впрочем, ни это, ни враждебная позиция Запада не влияло на решимость ливийского лидера и далее продолжать самостоятельную газо-экспортную политику. На официальной церемонии запуска вышеупомянутого «Зелёного потока» присутствовал тогдашний премьер-министр Италии Сильвио Берлускони. Первоначальная мощность этой «трубы» – 11 млрд. кубометров в год – к 2011 году (канун нападения европейских интервентов на Ливию и убийством Каддафи и разрушением страны) была увеличена до 13 млрд. Несмотря на санкции, удалось частично воплотить в жизнь и планы по увеличению пропускной мощности завода в Марса-эль-Брега – до трёх миллионов тонн в год. Новый же завод по сидению природного газа в Киренаике на северо-восточном побережье Ливии (западнее Бенгази) так и остался с 2008 г. недостроенным по политическим причинам. За помощью в завершении его строительства ливийский лидер не обращался.

Насколько серьёзно газо-экспортная политика Каддафи противоречила планам «Газпрома» по расширению присутствия на внешних рынках – доподлинно судить сложно. Так или иначе, но в голосовании в Совбезе ООН 20 марта 2011 г. по морской и авиационной блокаде Ливийской Джамахирии, «Россия не воспользовалась правом вето по одной причине: я не считаю эту резолюцию неправильной. Резолюция в целом отражает и наше понимание происходящего в Ливии. Это был квалифицированный отказ от использования ветирования»,разъяснил 21 марта 2011 г. президент РФ Д Медведев: «неправильно говорить о том, что мы не понимаем, что делаем».

Впрочем, даже если бы вето состоялось – имеются серьёзные сомнения в том, что оно смогло бы предотвратить практически неизбежное нападение на североафриканскую страну с её последующим уничтожением и превращением в «груду развалин». Вот уже более десятилетия де-факто Ливия не представляет собою единого целого, став ареной ожесточённого противоборства вооружённых группировок, пользующихся покровительством внешних сил (среди которых Турция и Египет) в обмен на «привилегированное» право «делиться» с патронами энергетическими и иными ресурсами. Заметную активность в тщетных попытках вернуть Ливию в относительно стабильное состояние проявляют действующие по доверенности Запада чиновники ООН, занятые поисками не только газа, но и «альтернативной» поставкам из России нефти. Как напоминает Независимая Газета, «Ливия обладает не менее 3% от мировых разведанных запасов», и вовсе не случайно специальный советник ООН по Ливии американка Стефани Уильямс «так настойчиво пытается убедить соперников договориться». По данным местных СМИ, «в настоящее время нефтяная промышленность Ливии находится в беспорядке и хаосе, тогда как мир нуждается в ней больше, чем когда-либо», свидетельством чему – противоречивые сведения о нефтедобыче. Недавно представитель Министерства нефти в интервью CNN заявил, что добыча в июне этого года скорее всего сократится с 1,2 млн барр. в сутки почти до уровня 100 тыс. барр. в сутки.

20 июня упомянутый в начале нашей статьи М. Аун заявил о росте добычи «чёрного золота» выросла до 800 тыс. барр. в сутки – некоторые месторождения, дескать, вернулись в строй. Проверить достоверность этих утверждений едва ли возможно, а вот сомнений в том, что в безумном стремлении к разрушению всего и вся западный колониализм перешёл грань собственного самоуничтожения, остаётся всё меньше.

Алексей Балиев, Дмитрий Нефёдов

Некоторые использованные источники:

«Liquefied Natural Gas: understanding the Basic Facts», US Department of Energy – Office of Fossil Energy, Wash., аugust 2005;
St. John R.B., «Libya and the United States: two centuries of strife», Philadelphia, Univеr. of Pennsylvania press, 2002.

Добавить комментарий