Казахские нацпаты — под флагом польского «прометеизма»

К.-Ж. Токаев и С. Хазбиевич

Страх и ненависть в Нур-Султане

В конце августа Россию и Казахстан всколыхнула провокация посла Украины в Казахстане Петра Врублевского, заявившего в интервью блогеру-нацпату Диасу Кузаирову, что необходимо убить как можно больше русских. Хотя дипломатический скандал попытались замять, эта история получила широкий резонанс.

Но за явно провокационными высказываниями украинского посла незаслуженно незамеченным прошло интервью тому же блогеру посла уже польского. Селим Хазбиевич (1) был гораздо аккуратнее в выражениях, чем его украинский коллега, но и его слова заслуживают пристального внимания, особенно в контексте деятельности Речи Посполитой в Казахстане.

Сначала собеседники обсудили общие страхи перед Россией. Хазбиевич заявил, что для него поддержка Киева (финансовая, политическая и военная) – это своего рода «оборона польской границы», так как, по его мнению, «следующими» станут Польша или Литва, после чего переключился на местные проблемы. По его уверениям, в Польше внимательно следят за тем, «что российские политики говорят по Северному Казахстану». Однако, считает посол, «Россия не сможет воевать на два фронта», поэтому Казахстан «несколько лет» будет в безопасности. Подразумевается, что потом окажется в опасности.

Хазбиевич заверил, что его страна всегда готова «поддерживать Казахстан в смысле и политическом, и другом» (военном?), видимо так же, как поддерживает Украину не только Польша, но и весь Запад, воюя с Россией «до последнего украинца». Это полностью соответствует текущей повестке по нагнетанию иррационального страха перед Россией в Казахстане и межнациональной напряжённости в целом. Предлогом для раздувания страха являются либо отдельные «штучные» высказывания о Казахстане российских политиков и общественных деятелей, не имеющих отношения к принятию решений, либо откровенные фейки, как недавний скандал с аккаунтом Дмитрия Медведева, либо вырванные из контекста и произвольно истолкованные высказывания. Ничего разумного в этом страхе нет, аналогии с Украиной проводятся искусственно и не просто активно, а даже агрессивно навязываются.

Поясним на простом примере. США и блок НАТО вторгались во множество стран, делалось это после публичного выражения сомнений в демократичности этих стран. Американские и европейские функционеры не раз высказывались о недостаточной демократичности Казахстана и продолжают это делать. Было бы как минимум не меньше логики, если бы в Казахстане после каждого такого случая возникала истерика по отношению к США и НАТО, но ничего подобного не происходит, хотя вопросы у отдельных граждан возникают.

Казахстанский аналитик Николай Кузьмин вспоминает случай на встрече спецпредставителя НАТО с общественностью в 2005 году. Одна из присутствовавших женщин спросила его: «”Скажите честно, вы нас бомбить будете?” Натовец растерялся: «Почему вы думаете, что мы вас должны бомбить?» Ответ казахстанской общественницы был одновременно наивным и точным: “Так вы ведь всех бомбите”».

Польский посол подкинул очередной, с позволения сказать, «кизяк» в этот костёр страха перед Россией – в полном соответствии с информационной политикой своей страны и ее союзников.

Далее разговор между польским послом и казахстанским блогером шел преимущественно об истории. Точнее – о псевдоисторических антисоветских и антирусских страшилках, успешно насаждаемых и в Казахстане, и в Польше. Припомнили «договор Риббентроп-Молотов», назвав СССР, в составе которого на тот момент был и Казахстан, агрессором, начавшим Вторую Мировую войну наравне с Германией.

Вероятно, Диас Кузаиров заблуждается искренне. Хоть он и хвастается хорошим знанием истории, явные пробелы в его образовании бросаются в глаза. Но вот посол Польши, доктор исторических наук Варминьско-Мазурского университета, просто не может не знать о множестве обстоятельств, о которых сознательно умалчивает. Например, о том, что в 1938 году Польша поддержала аншлюс Австрии, а затем не пропустила советские войска, готовые прийти на помощь Чехословакии, напротив, сама поучаствовала в разделе этой страны на паях с Германией и Венгрией с благословения Великобритании и Франции. И о том, что до самого начала войны отношения Германии и Польши были куда лучше, чем отношения каждой из них с Советским Союзом. О том, то главным союзником Польши была Франция, и пальцем не пошевелившая для защиты поляков. И о том, что германские войска вошли в Польшу 1 сентября, а советские – только через 17 дней, когда власти Польши уже сбежали за границу.

Прозвучали и обвинения советского руководства в расстреле польских офицеров в Катыни. Хотя нынешние российские власти вину своих предшественников признали – тем не менее, в самой истории столько белых пятен и о ней есть столько альтернативных мнений, что считать дело решённым как минимум рано.

Хазбиевич особо упомянул, что идею независимости Казахстана поддерживал маршал Юзеф Пилсудский, фактически руководивший Польшей вплоть до своей смерти в 1935 году, и напомнил о поддержке, которую его страна оказывала политическому эмигранту Мустафе Чокаеву (Шокаю). Эти два имени особенно важны, так как позволяют пролить свет на сегодняшнюю политику Польши в свете событий почти вековой давности.

Имперские амбиции Польши и «прометеевское движение»

Мустафа Шокай сейчас считается в Казахстане знаковой фигурой как «борец за независимость», ему ставят памятники, о нем снимают фильмы. Бывший депутат мажилиса, а ныне глава Улытауской области Берик Абдыгалиулы призывал даже установить уголовную ответственность за недостаточно почтительные высказывания о Мустафе Шокае. Этот деятель успел побывать и руководителем Кокандской автономии, и членом «Алаш-орды», а после победы советской власти эмигрировал сначала в Турцию, затем в Париж.

Закончивший юридический факультет Санкт-Петербургского университета Мустафа Шокай был образованным человеком и успешным публицистом. Его антисоветские взгляды были востребованы, и он печатался в различных изданиях, призывая к борьбе с СССР и продвигая идеи пантюркизма. Участвовал он и в создании собственных периодических изданий. С началом Великой Отечественной войны Мустафа Шокай поддержал создание Туркестанского легиона в составе германской армии, но до осуществления этого замысла не дожил.

С Польшей Шокай был связан через журнал «Прометей», в редколлегии которого он состоял с 1926 года. Название журнала, созданного и опекавшегося польской разведкой, было выбрано не случайно: печатный орган работал в русле «прометеевской» концепции, отцом-основателем которой был руководитель Польши маршал Пилсудский.

Согласно концепции Пилсудского, Российская империя, а затем ее преемник Советский Союз – источник зла и угнетатель проживающих на ее территории народов. И эти народы, по мнению Пилсудского, надо было освободить, расчленив Россию на множество отдельных кусков. Польше в этом процессе отводилась роль Прометея, которая принесет «угнетенным» народам свободу.

Если отбросить красивые лозунги и взглянуть на содержательную часть планов Пилсудского и его последователей, то вырисовывается несколько иная картина. «Угнетённые народы», коим требовалось принести «свободу», делились на две категории. Непосредственно примыкающие к Польше Украина и Белоруссия, часть западных территорий России, а также Грузия и Азербайджан с их нефтяными богатствами должны были войти в федерацию под руководством Польши, став материалом для создания новой Речи Посполитой, великой державы от Балтийского до Черного моря (концепция Триморья или Междуморья). Задача «освобождения» остальных территорий и их народов была в том, чтобы ослабить Россию и лишить ее возможности конкурировать с Польшей, проще говоря, им отводилась роль отвлекающего фактора и пушечного мяса.

В самом присвоении этой концепции имени Прометея есть некая злая ирония: если мифический титан обрек себя на муки, чтобы принести людям огонь, то польские «прометеевцы» стремились сами погреть руки за чужой счет, раздувая огонь межнациональных конфликтов на территории СССР. Но для разного рода сепаратистов и политических эмигрантов, лелеющих обиду на советскую власть, отобравшую у них привилегии, идеи прометеизма звучали вполне привлекательно. Под своим флагом Польша смогла собрать достаточно внушительную и идеологически заряженную компанию политэмигрантов из разных частей СССР. «Прометеевцы» не ограничивались публицистической деятельностью, члены организации участвовали и в разведывательных, и в диверсионных операциях против Советского Союза.

С началом Второй Мировой войны многие «прометеевцы» пошли на сотрудничество с гитлеровской Германией. После войны остатки движения влились в Антикоммунистическую лигу, работавшую под покровительством ЦРУ, МИ-6 и других западных спецслужб на развал СССР и уничтожение коммунистического блока, в котором на тот момент состояла и Польша. После 1991 года продолжились попытки развалить и Российскую Федерацию, самой кровавой и трагической из них была война в Чечне. Не везде и не всегда за такими попытками стояли идейные наследники «прометеевцев», но всегда они высказывали свою поддержку и одобрение.

На идеях польского «прометеизма» базируется и декларация США «О порабощённых народах», вроде бы направленная против коммунизма, но не отмененная ни в 1991 году, ни по сей день, только в роли страны-освободительницы здесь указана не Польша, а США.

Воскрешение «прометеизма»

Казалось бы, какое отношение «дела давно минувших дней» имеют к дню сегодняшнему? Как выясняется, самое прямое. И то, что Селим Хазбиевич говорит о Пилсудском и Шокае, ругает советское прошлое и заверяет в поддержке «независимости» Казахстана – не случайность и не его прихоть, а выражение политики официальной Варшавы. В 2000-х Селим Хазбиевич вступил в право-консервативную партию Польши «Право и справедливость». Выдвиженцем этой же партии является нынешний президент Польши Анджей Дуда.

Одним из стратегических направлений деятельности «Права и справедливости» является популяризация истории и включение вопросов национальной памяти в актуальную политическую и информационную повестку. Но не всякие исторические события достойны популяризации по мнению членов партии. Основной упор делается на выпячивании недостатков коммунистического прошлого Польши и сокрытии достижений этого периода, актуализируются любые разногласия с Россией, как в советский, так и в досоветский период истории.

Так, тема депортации поляков в Казахстан и Сибирь в предвоенные и послевоенные годы всячески раздувается, как и вышеупомянутый катынский расстрел, по которому до сих пор нет научного консенсуса. Зато о резне поляков на Волыни, которую учинили украинские националисты, с недавних пор предпочитают помалкивать. Сотрудничество польского руководства с Гитлером в 1930-е стыдливо обходят молчанием, равно как как и сотрудничество части поляков с гитлеровскими властями и их участие в карательных акциях и Холокосте. Не поднимается и вопрос о притеснении украинского меньшинства поляками.

Особое место в политическом пантеоне «Права и справедливости» занимает Юзеф Пилсудский и его единомышленники и соратники, создававшие концепции «прометеизма» и «Триморья» – огромной польской державы, омываемой тремя морями – Чёрным, Балтийским и Средиземным.

«О важности, которая придаётся данной идеологии в современной польской политике, говорит факт тщательного накопления и документирования материалов, к ней относящихся, правительственными и неправительственными учреждениями в Польше и за её пределами, и тематическими изданиями, ей посвящёнными (Институт Пилсудского в Америке, Институт Пилсудского в Лондоне, Институт Пилсудского в Варшаве, Институт ген. Сикорского, журнал Nowy Prometeusz и т.д.)», – пишет российский журналист-международник Владислав Гулевич. С начала XXI века в разных странах, от Великобритании до Украины и Грузии, был проведён целый ряд мероприятий, посвященных идеям прометеизма.

Польские «консервативные» политики, казалось бы, сосредоточены на исторических травмах, но в угоду политическим целям готовы на многое закрывать глаза. Они не поминают украинским националистам Волынскую резню и сами не каются за притеснение украинского меньшинства. Они склонны «забывать» о роли Германии и Австро-Венгрии в разделах Польши и умалчивают о сотрудничестве польских националистов с фашистами. При этом они лелеют все обиды, реальные или вымышленные, которые нанесла им Россия. И активно продвигают такой же взгляд на историческую память везде, где хотят обрести союзников.

Эту активность Польши охотно поддерживают США и Великобритания, видящие в ней собственный интерес. А польский истеблишмент этой поддержкой активно пользуется, надеясь извлечь свою выгоду.

Польское лобби в Казахстане

Активность посольств США в разных странах уже стала притчей во языцех. О польских посольствах говорят гораздо меньше, но активность диппредставительства Польши в Казахстане достаточно велика.

Хазбиевич по приглашению руководства казахстанских вузов неоднократно читал лекции студентам. Он организовал обмен студентами между казахстанскими и польскими вузами. Из Польши приезжают преподаватели и читают лекции в казахстанских вузах, становятся научными руководителями студентов.

Стоит ли уточнять, что подобное обучение может носить только антироссийский характер, учитывая, что руководят процессом идейный русофоб Селим Хазбиевич и его единомышленники? Мнением посла о целесообразности перевода казахского языка на латиницу, интересуются местные СМИ. Роль поляков в жизни казахского народа восхваляют историки. Так, историк Семби Марат восклицает: «Удивительный народ! Там, где идет борьба за чью-либо свободу, там поляки».

Но в Казахстане «польское лобби» занимается не столько популяризацией Польши и польской культуры, сколько демонизацией России. И это приносит свои очевидные плоды.

Коммунизм – как камень преткновения

Об «ужасных злодеяниях» русских и коммунистов (под которыми тоже подразумеваются русские) казахстанцам рассказывают и поляки, и американцы, и турецкие пантюркисты, и германские неофашисты, и украинские националисты, и многие другие. Российские же ученые, политики и общественники сохраняют поразительную на первый взгляд пассивность. Но это легко объяснимо.

Поношение русских и в Казахстане, и в Польше, и на Украине неотделимо от поношения советской власти, которую оппоненты уже много лет мечтают уравнять с фашизмом. Российский же истеблишмент был и остается по преимуществу антисоветским, как и казахстанский, лишь немного уступая в этом вопросе польскому и украинскому.

Чтобы всерьез бороться за положительный образ России в сопредельных и не очень странах, нужно сначала отказаться от огульной поношения советского периода, заняв по этому вопросу более взвешенную позицию, близкую позиции большей части российского общества народа, не готового бездумно оплевывать собственное прошлое. Укоренившееся в истеблишменте очернение советского прошлого делает нас беззащитными против насаждения враждебной повестки во вчера ещё дружественных, а сегодня становящихся всё более враждебными соседних государствах.

Ольга Самченко, Наталья Кузнецова

Примечание

(1) Селим Хазбиевич стал послом в Казахстане и Кыргызстане в 2017 году. Он польский татарин, по его собственным словам, член татарской диаспоры, состоящей из потомков населения Добруджской Орды, входившей в состав Крымского ханства в XVI-XVIII вв. Активно участвовал в деятельности диаспоры, один из основателей Союза польских татар, был имамом Гданьской мусульманской общины. В 2000-х Селим Хазбиевич вступил в право-консервативную партию Польши «Право и справедливость».

Добавить комментарий