Казахстан: водный дефицит и «неперспективные» поселения

Фото: kazlenta.kz

8 сентября жители города Алтай в Восточном Казахстане остались без воды. Причина – порыв водопровода в долине реки Березовки. Изношенность инфраструктуры ведёт к росту количества аварий и прочих подобных инцидентов. Как следует из прогнозов Всемирного банка, объем водных ресурсов в Казахстане к 2030 году снизится с 90 до 76 кубических метров в год. Таким образом, дефицит воды в стране уже через 8 лет составит около 15%, и уже сегодня Казахстан занимает восьмое место по нехватке воды среди государств Азии. Наиболее проблемные регионы – западная Мангистауская и южная Кызыл-Ординская области, особый дефицит воды наблюдается в районах рек Сырдарья, Урал, Шу, Или и Талас.

В предыдущих публикациях мы рассказывали о растущем дефиците водоснабжения, обуславливающем переселение жителей из засушливых районов Казахстана. Не исключено, что для этого может быть востребован аналогичный «опыт» хрущёвско-брежневского периода 1960-х – 1970-х годов по сселению так называемых «неперспективных деревень», когда в другие районы РСФСР и в некоторые агломерации российского Нечерноземья было переселено до 800 тысяч человек.

По последним данным Министерства экономики, геологии и природных ресурсов РК (конец августа с.г.), дефицит воды уже впрямую угрожает устойчивому экономическому росту республики. По тем же данным, к 2030 году, согласно проекту концепции Водного кодекса Казахстана, экономические убытки страны из-за растущего дефицита воды могут достигнуть около 6-7 млрд. долл. Речь идет о влиянии на экономическую систему издержек, связанных с потенциальным и реальным недостатком данных ресурсов.

С целью решения данной проблемы специалисты ведомства предлагают перейти к экономике, эффективно использующей воду. Однако для реализации соответствующих программ необходимо от 500 млн. до 1 млрд. долл. в год, что «в 6-14 раз меньше, чем потенциальные убытки» от недостаточности водных ресурсов. В свою очередь, «бессточные бассейны и высокие уровни испарения с поверхности озёр приводят к значительному расходу воды на их поддержание».

Спрос природно-хозяйственных систем на водные ресурсы составляет примерно 64 куб. км в год. При этом 44% поверхностного водопритока приходится на трансграничные реки, но эта доля «может значительно сократиться к 2030 году». С учетом же глобального потепления, дефицит воды может достигнуть 23 куб. км в год. Помимо обмеления рек и озерных систем, могут возникнуть «и проблемы перебоев с водоснабжением населенных пунктов». Соответственно, «повысится необходимость вводить новые источники ресурсов».

Такая информация наводит к мысли о необходимости подготовки более существенных мер по решению данных вопросов, притом меры не только водохозяйственные. И, похоже, такой прогноз реально просматривается.

96% казахстанцев обеспечены питьевой водой, порадовали в начале августа министр экономики Алибек Куантыров и один из его подчинённых в беседе и информагентством «Хабар 24». Речь идёт о получении воды не как из кранов в городских квартирах, так и о получении воды из колодцев, путём подвоза и через собственные скважины. При этом министр не отметил, что 40 % сёл республики по-прежнему не имеют центрального водопровода.

Развивает эти пассажи Даурен Жамбайбек, директор департамента регионального развития того же ведомства: «…если есть местное месторождение воды, то хорошо. Если нет, то люди оттуда уезжают. У нас каждый год сколько-то сёл упраздняется». Между тем, провести воду во все населённые пункты страны «попросту невозможно, да и незачем», убеждены в Минэкономики, поскольку «рациональнее переселять людей в сёла покрупнее, чем подводить к ним инфраструктуру, считает эксперт».

Водные ресурсы стран Центральной Азии (на 1-й квартал 2022 г.)

Тем временем, хотя сокращение трансграничных водотоков и признаётся полуофициально, уже который год отсутствует информация о намерении Нур-Султана добиваться от Пекина согласованных решений по изменению трансграничных русел Верхнего Иртыша, Или и их притоков. Сепаратные действия китайской стороны по забору водостока Иртышского и Илийского бассейнов на нужды бурно развивающегося Синьцзян-Уйгурского автономного района подрывает водную безопасность сопредельных районов Казахстана, сжимающегося подобно «шагреневой коже». Примечательно, что давнюю анти-казахстанскую политику КНР по использованию трансграничных водных ресурсов отмечают и американские эксперты.

Неизвестно, будет ли затрагиваться «водный вопрос» в ходе намеченного на середину сентября визиту в Казахстан Председателя КНР Си Цзиньпина. В ходе официального визита Н. Назарбаева в КНР в 2015 году главы государств подписали Совместную декларацию о новом этапе отношений всестороннего стратегического партнерства, в которой особое внимание уделено вопросам трансграничных рек. Ещё с 2003 года действует совместная комиссия из 6 рабочих групп, входящая в состав казахстанско-китайского Комитета по сотрудничеству. Кроме того, вопросы охраны водных ресурсов трансграничных рек рассматриваются в рамках деятельности совместной комиссии по сотрудничеству в области охраны окружающей среды. В целом, складывается впечатление, что власти центральноазиатской республики по-прежнему де-факто потворствуют означенной политике более сильного соседа, периодически сетуя на сокращение трансграничных водотоков.

В качестве некоторых паллиативных мер проводятся мероприятия наподобие недавнего «Дружественного диалог приграничного сотрудничества РК – КНР» по укреплению взаимодействия между четырьмя областями Казахстана и Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР). Межрегиональное сотрудничество является одной из важных составляющих успешного торгово-экономического взаимодействия между Казахстаном и Китаем, отметил посол Республики Казахстан в Пекине Шахрат Нурышев, обратив внимание на необходимость дальнейшей активизации приграничного сотрудничества по таким направлениям, как торговля, регионализация производственных процессов, продовольственная безопасность, внедрение передовых технологий, развитие транзитно-транспортного потенциала. В целях придания дополнительного «импульса» товарообороту между двумя странами дипломат предложил активизировать практическую работу по созданию «зелёных коридоров» на всех пунктах пропуска казахстанско-китайской границы. В свою очередь, акимы презентовали участникам мероприятия инвестиционный и туристический потенциал своих регионов. Участники мероприятия отметили значительный потенциал для дальнейшего углубления взаимовыгодного сотрудничества не только в торгово-экономической и транзитно-транспортной сферах, но и в таких важных областях, как культура и туризм.

Одновременно власти Казахстана обещают усилить позиции в переговорах по трансграничным рекам, формирующим более 44 процентов потребления внутренних ресурсов (около 100 куб. км в год). «Министр экологии, геологии и природных ресурсов Сериккали Брекешев сообщил, что во исполнение задач, обозначенных главой государства в недавнем послании народу, готовится трехлетний комплексный план развития водной отрасли: начата разработка нового Водного кодекса; планируется усилить позиции Казахстана в переговорном процессе по трансграничным рекам; предполагается утвердить Концепцию развития системы управления водными ресурсами на 2023-2030 годы», – сообщили в пресс-службе правительства по итогам заседания Водного совета Казахстана под председательством премьер-министра Алихана Смаилова. Будут разработаны механизмы, которые будут стимулировать сельхозпроизводителей использовать водосберегающие технологии полива, активизируется реконструкция водохозяйственной инфраструктуры и строительство водохранилищ, получит развитие Единая система цифрового водоучёта на магистральных и межхозяйственных оросительных каналах. Также «планируется усилить Казахский научно-исследовательский институт водного хозяйства и определить его отраслевым научным центром по проблемам водных ресурсов, а также определить базовый вуз для подготовки востребованных специалистов в водной отрасли».

Глава правительства поручил ускорить разработку нового плана развития отрасли и внести его на рассмотрение уже в ноябре этого года: «Необходимо разработать эффективные механизмы стимулирования водосбережения, поэтапно проводить реконструкцию и строительство водохранилищ. Обязательно нужно расширить работу по цифровизации и автоматизации управления водными ресурсами, так как это один из основных способов повышения эффективности в этой сфере». Участники заседания также рассмотрели актуальные вопросы реализации совместных с Европейским банком реконструкции и развития проектов по восстановлению ирригационных систем в Актюбинской, Жамбылской и Туркестанской областях.

Насколько эффективно всё это будет реализовано – возможно, покажет уже недалёкое будущее. Пока же местные эксперты отмечают дефицит квалифицированных кадров по специальности «Водные ресурсы и водопользование», инженеров-гидрогеологов, и в целом – об отсутствии системы переподготовки кадров и повышения квалификации. А курганские сёла на границе с Казахстаном гибнут без воды в самом прямом смысле этого слова. Напомним, в марте 2021 года в ходе совещания по сотрудничеству двух государств в сфере экологии в Оренбурге Россия и Казахстан утвердили программу сотрудничества по сохранению и восстановлению экосистем трансграничных рек Урал и Иртыш до 2024 года. Программой межгосударственного сотрудничества предусматриваются, в частности, мероприятия по выявлению источников загрязнения, реконструкции водных сооружений, расчистке русел рек бассейна.

* * *

Как было упомянуто в начале статьи, «слияние» на манер нечернозёмной зоны РСФСР – вполне реальная перспектива для «вододефицитных» населённых пунктов. В своё время далеко не полностью окупившиеся колоссальные капвложения в целинные приграничные регионы РСФСР и того же Казахстана, а также в зерновое хозяйство Украинской ССР в значительной мере обескровили российское Нечерноземье. В хронический кризис была ввергнута социально-бытовая, сельскохозяйственная, ирригационная инфраструктура; значительно возросла площадь эродированных и, в целом, неиспользуемых сельхозземель.

Могут ли перенять этот сомнительный опыт в постсоветском Казахстане? По факту, невзирая на громкие заявления, кому-то это может показаться более привлекательным, нежели внедрять комплексную систему водопользования и водопотребления, либо же попытаться договориться с Пекином о рациональном перераспределении стока трансграничных рек.

Алексей Балиев

Добавить комментарий