AUKUS – как локомотив глобальной экспансии США

«Подтягивая» Австралию к своим прорывным военным и технологическим возможностям, США и Великобритания создают мощный, жестко спаянный этнической парадигмой военный и геополитический союз, который будет локомотивом их глобальной экспансии на весь XXI век.

Россия – Турция: «разговор начистоту» и сирийский вопрос

29 сентября в сочинской резиденции Бочаров Ручей после полуторагодовой паузы прошли переговоры президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана, продолжавшиеся около трёх часов и завершившиеся без итоговой пресс-конференции. Спорные вопросы между Анкарой и Москвой «на земле» по-прежнему будут с той или иной мерой эффективности решаться военными и дипломатическими ведомствами двух стран. Если всё пойдёт по плану, президенты Турции и США встретятся в конце октября «на полях» саммита G-20 в Риме.

Бегущие «из-за речки»: ОДКБ и проблема афганских беженцев

Судя по всему, главам государств ОДКБ удалось выработать единую позицию по данному вопросу. По крайней мере, заметно, что Таджикистан перестал безоглядно принимать беженцев из-за Пянджа и занялся разработкой документов по их правовому статусу.

Британский след – в афганской пустыне

Афганистан многие столетия находится на перекрестке мировых торговых путей. Его недра богаты природными ресурсами. Новые хозяева страны, талибы, не представляют из себя монолитной политической силы и подвержены влиянию внешних игроков.

Сирия: есть ли возможности указать туркам и американцам «на дверь»?

Сирийское правительство требует немедленного вывода турецких войск с севера страны; в Анкаре накануне встречи президентов России и Турции действуют прямо противоположным образом. В Москве побывала делегация умеренно оппозиционного «Сирийского военного совета». В Госдепе назначили нового представителя по делам Леванта. Некоторые встречи последнего времени свидетельствуют о падении Сирии во внешнеполитической повестке дня США.

Джон Болтон давно в отставке, но на Кавказе дело его живёт

В «большой игре» на Кавказе Армении изначально отводилась сугубо вспомогательная роль, а хаос и сумбур пашиняновского правления облегчили задачу, приведя к почти полной утрате внешнеполитической субъектности этой страны. В 2018 году, будучи в Ереване, Джон Болтон говорил о необходимости «отказа от исторических стереотипов», включая и Карабах, в обмен на что «турецкая граница почти наверняка откроется».

Франция: как могущественная империя шла к упадку

Разрыв многомиллиардного контракта на строительство подводных лодок для Австралии лишь подчеркнул окончательную утрату некогда ведущей мировой державой международной субъектности и превращения во второстепенную территорию на периферии Большой стратегии реальных Хозяев Истории.

Повышение статуса Ирана в ШОС – императив региональной стабильности и безопасности

В течение двадцати лет после учреждения в 2001 году, во многом именно усилиями ШОС Центральная Азия пока избегает участи охваченного перманентным хаосом Ближнего Востока. Полноценное вовлечение Ирана в деятельность Шанхайской Организации Сотрудничества полностью соответствует её уставным целям и отвечает интересам всех участников этого макрорегионального объединения.

Китай прорубает окно в Средиземное море через Израиль

Несколько менее жёсткая хватка администрации Байдена и её очевидные провалы, возможно, дают израильским властям некоторую свободу тактического манёвра. Однако в долгосрочной перспективе в Западном Иерусалиме вряд ли смогут сохранять «равноудалённость» от китайско-американского противостояния, которое неизбежно будет вовлекать в свою орбиту элиты Ближнего Востока.

О месте Черноморско-Кавказского региона в румынской геополитике

Наряду с Дунаем и Днестром, Чёрное море рассматривается Бухарестом как конституирующий элемент национальной румынской идентичности, позволяющий говорить о румынах как о черноморской нации. Закавказье для Бухареста – это восточный фланг Чёрного моря, расположенный географически практически напротив Румынии.