Большой бизнес Большого брата

1371815012_581435_15Эдвард Снуоден, поведавший миру, как спецслужбы США с помощью системы Prism следят за пользователями Интернета, приоткрыл ящик Пандоры. Он не просто озвучил то, о чем многие догадывались: Большой брат следит за нами! Откровения бывшего техника ЦРУ дали ясно понять: власти США не контролируют свои спецслужбы. А те защиту национальных интересов превратили в высокодоходный корпоративный бизнес.

Власти США всеми силами добиваются экстрадиции Сноудена на родину и стараются погасить разгорающийся скандал. Так в интервью телеканалу PBS Барак Обама обратился к простым американцам: «Я могу определенно сказать, что, если вы являетесь гражданином США, АНБ не может прослушивать ваши телефонные звонки и взламывать вашу электронную почту».

Но главе государства не поверили даже в Пентагоне и от греха подальше запретили военнослужащим ВВС пользоваться внутренней сетью Минобороны США AF NIPRNET «для любого доступа к новостям о записях разговоров телефонного оператора Verizon и связанным с этим новостям». По мнению авторов директивы «это может привести к утечке секретной информации».

В том же интервью президент Обама попытался успокоить политических оппонентов, заявив, что соответствующие органы законодательной власти США достаточно информированы о системе Prism и в любой момент могут получить исчерпывающие ответы на любые вопросы по ней. Более того, подчеркнул он, Конгресс США одобрил применение программ слежки и прослушивания. Однако сенатор Сьюзен Коллинз (Susan Collins), в минувшем году входившая в Комитет Сената по национальной безопасности, настаивает на том, что в Конгрессе о системе Prism не знали и, соответственно, запрашивать информацию о ней просто не могли. «Как вы можете спрашивать, если вы вообще не знаете о том, что такая программа существует!?», — недоумевает Коллинз.

Удивление уважаемого сенатора понять можно. Бюджет, численность и структура спецслужб США — тайна за семью печатями даже для большинства членов Конгресса и Сената. Равно как и взаимоотношения разведорганов со своими многочисленными подрядчиками. Такими, например, как частная фирма Booz Allen Hamilton, где трудился до своих сенсационных откровений Эдвард Сноуден. Только в прошлом году Booz Allen Hamilton на оказании государству услуг по технической поддержке, аналитике и консалтингу заработала более 5,5 млрд. долларов. Примерно половина из 25-ти тысяч сотрудников фирмы, как и Сноуден, имеет постоянный доступ к самой секретной государственной информации. Всего же из почти пяти миллионов американцев, допущенных к сведениям категории Top secret, пятая часть вообще не является госслужащими и работает на частных подрядчиков. Правда, многие из них, опять же, как и Сноуден, в прошлом являлись кадровыми сотрудниками спецслужб. Однако это отнюдь не гарантирует сохранность важнейшей информации и не делает работу фирм-подрядчиков прозрачней. На что и сетует Скот Амей (Scot Amey), эксперт НКО «Проект по надзору за госорганами»: «Очень сложно понять, что именно подрядчики делают и за что им платят деньги. Иногда, даже, непонятно, выполняют ли они вообще свою работу!?».

Такое положение начало складываться после окончания Холодной войны и последовавшего в США сокращения государственных расходов на спецслужбы. Тысячи «рыцарей плаща и кинжала» были вынуждены искать новые источники заработка. Их опыт и связи быстро заинтересовали крупные корпорации, прежде всего, связанные с военно-промышленным комплексом. К середине 90-х многие специалисты в области агентурной разведки и анализа, проведения тайных операций и создания разведсетей осели в различных бизнес-структурах. Но не потеряли связей с бывшими коллегами из ЦРУ(Central Intelligence Agency), АНБ (National Security Agency), РУМО (Defense Intelligence Agency) и других спецслужб. Эти отношения крепли и вскоре оказались очень кстати.

После терактов 11 сентября спецслужбы Америки и связанные с ними подрядчики получили такие средства и полномочия, о которых могли только мечтать. Если в 1995 году по частным контрактам было выплачено 18 млрд. долларов, то спустя 10 лет эта цифра возросла до 42 миллиардов. Спустя еще два года американское правительство призналось, что более 70 процентов бюджета спецслужб тратится на частные контракты. К этому времени штат многих американских разведок почти на две трети был укомплектован вольнонаемными лицами. «Сегодня многие сферы, в которых должны работать только госслужащие, отданы частным компаниям. Например, контрактники анализируют большую часть информации, собранной через спутники и беспилотные устройства, и они же пишут отчеты для людей, принимающих решения в госструктурах. Контрактники поддерживают и предоставляют программное обеспечение, которое анализирует данные для отслеживания подозреваемых в терроризме, как в США, так и за рубежом», — отмечает писатель и исследователь разведслужб Тим Шоррок (Tim Shorrock)

«We can’t spy… If we can’t buy!» («Мы не можем шпионить.., если мы не покупаем!»), — любят повторять в Лэнгли и штаб-квартирах других разведывательных органов. И покупают. У «своих» подрядчиков — частных компаний, где рулят их вчерашние коллеги. Покупают практически все: от канцелярских кнопок и до спутников-шпионов. Почему именно у них, за сколько, за какой надобностью? На эти и многие другие вопросы не могут получить ответы даже в Конгрессе США. Интересы национальной безопасности? Государственная тайна? Скорее, обычная коррупция и организованный распил бюджета!

Еще глубже от внимания американской власти и общественности скрыто взаимодействие разведывательных органов США и Пентагона с частными военными компаниями (Private military company). Укомплектованные сплошь отставными сотрудниками спецслужб и элитных военных подразделений, эти коммерческие структуры являются крупнейшими подрядчиками правительства США. В реестре оказываемых ЧВК услуг есть почти все: от сбора развединформации и охраны грузов до прямого участия в боевых действиях. По данным журнала The Economist сегодня рынок услуг, оказываемых Hulliburton, Blackwater, DynCorp, Logicon, Brown & Root, MPRI, Control Risks, Bechtel, ArmorGroup, Erinys и пр. вырос до 100 млрд долл. За семь лет американской оккупации Ирака в этой стране побывало свыше 200 тысяч сотрудников более чем 400 частных охранных и военных компаний. В Афганистане сегодня частных контрактников не меньше 40 тысяч. Однако конкретных данных, чем занимаются ЧВК и как оплачивают их услуги правительственные структуры США, не обнародуется. Опять интересы национальной безопасности? Или коррупция и распил бюджета…

Так что, смотрите голливудские шпионские триллеры. Там, как ни странно, почти все правда. Честные и патриотичные герои-одиночки противостоящие куче продажных агентов, политиков, чиновников. И… президент США — хороший мужик, но обо всем узнает последним.

Freelance Bureau of International Investigation

Добавить комментарий