«Арабская весна» на улицах Киева

1840735298_430x323Базовую схему Евромайдана можно сравнить с моделью «арабской весны». С 2010 года эта модель была задействована в шести странах – Тунисе, Египте, Йемене, Ливии, Сирии и Турции. Она предполагает использование сравнительно малочисленной, но специально обученной агрессивной группы для силового захвата власти в стране.

Попытка реализации такого сценария произошла 1 декабря 2013 года. Лидером «арабской весны» был Арсений Яценюк, именно он тогда подавался западными СМИ как единственный лидер украинской оппозиции. Однако Яценюк в ключевой момент не решился пойти на человеческие жертвы, чем фактически сорвал выбранный сценарий.

Когда стало понятно, что «арабской весны» в Киеве не получится, ничего не оставалось, кроме как задействовать старую технологию цветной революции, которая заключается в провоцировании власти на силовые действия с последующим выдвижением лозунга: «агрессивная власть против мирного народа». Это решение было вынужденным и неудачным. Во-первых, люди старшего поколения уже имели иммунитет к цветным революциям, и эта категория украинцев от Евромайдана сразу отошла. Во-вторых, Оранжевая революция дала силовым структурам опыт действий при массовых беспорядках. Если к «арабской весне» силовики не были готовы, то в условиях «цветной революции» они уже не были в такой растерянности. В-третьих, имитировать «мирный протест» после открытой агрессии со стороны оппозиции крайне сложно.

Большой проблемой стало отсутствие единства трех оппозиционных партий. Если лидер «Свободы» О.Тягнибок исключает возможность переговоров с властями, то В.Кличко недавно отправился в личную резиденцию президента в пригороде Киева, но так и не был принят. Также до сих пор неизвестно, кем на самом деле являются демонстранты, склонные к насилию: от них открещиваются как в партии «Удар» Виталия Кличко, так и в «Батькивщине». Предположительно, часть из них является радикально настроенными фанатами киевского футбольного клуба «Динамо». Другая группа называет себя «Правым сектором». Как заявил СМИ представитель «Правого сектора» И.Загребельный, организация не отступит до тех пор, пока президент Янукович не уйдет в отставку. Судя по взглядам, «Правый сектор» достаточно близок к партии «Свобода», представленной в украинском парламенте.

Возможно, Евромайдан изначально задумывался под выборы 2015 года и в этом случае он бы, скорее всего, имел успех. Протестные настроения против Януковича на юге и востоке имели тенденцию к усилению. Использовать в качестве повода отказ от подписания международного соглашения вполне подошло для мобилизации под сценарий «арабской весны», но для «цветной революции», которая строится на обвинениях властей в фальсификации выборов, этот повод был откровенно слаб. И тут случился стратегический тупик – людей на площади собрали, но требовать отмены результатов голосования невозможно по причине отсутствия выборов как таковых, а требовать на ровном месте отставки легитимного правительства – откровенно глупо.

Сравнивая события 2004-2005 и 2013-2014 годов также следует отметить, что во время Оранжевой революции оппозиция пользовалась тотальным превосходством в Интернете. Тогда ещё не было ни социальных сетей, ни видеосервисов. Новостных и аналитических сайтов было мало, все они были заранее подкуплены и давали нужную революционерам интерпретацию событий. А энергия добровольцев, выступавших против Оранжевой революции, была канализирована в популярные тогда форумы, практически не влияющие на формирование общественного мнения.

Во время Евромайдана ситуация уже не выглядит так однозначно. Если на телевидении удалось давать согласованную интерпретацию, то в Интернете был организован достойный отпор со стороны проправительственно настроенных граждан, которые самоорганизовались фактически стихийно и на собственном энтузиазме.

Информационный компонент цветных революций основан на массированном вбросе лживой информации. В 2005 году это работало, в 2013 как технических, так и организационныхвозможностей для опровержения стало намного больше.

Основной стратегической ошибкой власти была недооценка роли частных СМИ. Главной ударной группировкой на информационном поле Евромайдана оказались не социальные сети, как это было в арабских странах (сказалось незначительное количество смартфонов у протестующих и их слабая сетевая грамотность), а телеканалы, которые на Украине принадлежат либо зависимым от США олигархам, либо напрямую американским компаниям.

Вместе с тем Евромайдан проиграл войну смыслов. На стороне бунтовщиков не оказалось ни одного серьёзного аналитического ресурса, который бы показал смысл протестных движений. На стороне же официальных властей таких ресурсов оказалось более чем достаточно. Судя по принятым 16 января законам власть осознала всю серьёзность ситуации. Нормы, давно принятые во всем демократическом сообществе, были с негодованием восприняты прозападными СМИ. Воистину, верх лицемерия, ведь в США и Европе точно такие же законы действуют уже долгое время и считаются вполне демократическими.

Артем Лизюков

Peacekeeper.ru

Добавить комментарий