США и террористы: когда американцы перестанут выращивать армии хаоса

NEO-COLLAGE-461В последнее время в мировых СМИ на первый план вновь выходит тема «террористической угрозы на Ближнем Востоке». Несходные между собой политические режимы объявляют своим приоритетом борьбу с «Аль-Каидой». Правительство Башара Асада в Сирии не первый год говорит миру о той потенциальной опасности, которую представляют сирийские джихадисты не только для региона, но и для соседней Европы. И если вспомнить недавний обстрел Еврейского музея в Брюсселе, организованный моджахедом, вернувшимся из Сирии, предостережения Асада выглядят вполне обоснованно. Режим Нури аль-Малики в Ираке второй год подряд громит «террористов» в провинции Анбар. Даже король Саудовской Аравии издал недавно указ, в котором объявил «террористическими» все неугодные ему политические движения от «Братьев-мусульман» до «Хизбаллы» и пригрозил тюремным заключением саудовским джихадистам, отправляющимся в Сирию. Не отстают и американцы, которые бомбят своими беспилотниками позиции «Аль-Каиды» в Йемене и проявляют озабоченность в связи с укреплением позиций экстремистов в Сирии. Можно сказать, что борьба с «Аль-Каидой» стала в регионе главным политическим трендом. В этих условиях чрезвычайно интересно разобраться, чьи же интересы, в действительности, отражают террористы.

Кто подбрасывает хворост в сирийский пожар

Хорошо известно, что «Аль-Каида» была создана арабскими добровольцами, воевавшими против советских войск в Афганистане в 1979–1989 годах. Тогда американцы не только не препятствовали этому процессу, но и активно помогали будущим террористам оружием и деньгами. После терактов 11 сентября Вашингтон, казалось бы, должен был навсегда прекратить порочную практику и отказаться от поддержки внесистемных сил, применяющих насилие против законных правительств. Однако, воспользовавшись трагедией 11 сентября для «крестовых походов» в Афганистане и в Ираке, американцы не прекратили поддержку джихадистов в тех регионах, где это соответствует их политическим интересам.

В мае этого года в ряде западных и арабских СМИ широкий резонанс вызвала информация, приведённая одним из старейших американских журналистов, корреспондентом Washington Post Сеймуром Хершем в статье «Красная линия и крысиная тропа. Эрдоган, Обама и сирийские повстанцы». В статье говорится, что применение газа зарин в пригороде Дамаска Западная Гута в августе прошлого года — дело рук группировки «Джабхат ан-Нусра». Организатором же химической атаки были турецкие спецслужбы и лично премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, который пытался таким образом спровоцировать США на вооружённую интервенцию в Сирии. По информации Херша, отравляющие вещества, как и обычное оружие для сирийских боевиков, поставлялось через Турцию из арсеналов ливийской армии. (Маршрут доставки оружия Херш окрестил «крысиной тропой».) Договорённости об этом были достигнуты между ЦРУ, британской разведкой МИ-6 и турецкими спецслужбами в конце 2011 года. Участие агентов МИ-6, формально руководивших операцией, позволяло ЦРУ не отчитываться перед американскими законодателями.

Всё это стало известно публике в результате деятельности комиссии американского Конгресса по расследованию обстоятельств гибели посла США в Ливии Кристофера Стивенса в сентябре 2012 года. Обстоятельства применения отравляющих веществ могут нанести серьёзный удар по имиджу турецкого премьер-министра, которого в проправительственных кругах Сирии уже сейчас называют «химическим Эрдоганом» (по аналогии с иракским генералом Али Маджидом, применившим химическое оружие против курдов в Халабдже в 1988 году и заслужившим прозвище «химического Али»).

Стоит отметить также, что представители турецких спецслужб постоянно убеждали своих коллег из ЦРУ в успехах вооружённой оппозиции, которая вот-вот должна свергнуть Асада. Когда же их прогнозы не подтвердились, американцы решили пересмотреть свою тактику в Сирии. Было решено сделать ставку на «умеренных повстанцев», которые будут «одновременно сражаться и против Асада, и против «Аль-Каиды». Судя по видеороликам, размещённым в YouTube, на вооружение некоторых формирований сирийской оппозиции на севере страны поступили противотанковые ракеты BGM-71 TOW американского производства. Командир одного из таких формирований Самир Мухаммед сообщил агентству Reuters, что его отряд получил десять ракет и подбил четыре танка правительственных войск. По мнению обозревателя газеты Independent Патрика Кокберна, оружие могло поступить к боевикам из Саудовской Аравии: как с саудовских армейских складов, так и через Пакистан. Не зря ведь, наверное, после недавних визитов в Исламабад высших саудовских чиновников: министра иностранных дел КСА Сауда аль-Фейсала и наследника престола принца Сальмана Эр-Рияд предоставил пакистанцам беспроцентную ссуду на сумму в 1,5 миллиардов долларов.

Как бы то ни было, поставки оружия в Сирию было невозможно осуществить без формального одобрения Вашингтона. Теперь остаётся присмотреться к «умеренным повстанцам», которых американцы снабжают тяжёлым вооружением. Среди них, например, созданная осенью 2013 года группировка под названием «Аль-Джейш аль-Ислам» (Армия ислама). Во главе этой военизированной структуры стоит Захран Аллюш, который одновременно является генеральным секретарём партии Исламского освобождения Сирии (ИОС) со штаб-квартирой в Саудовской Аравии. Он представляет достаточно известную семью провинциальных салафитских улемов, тесно связанную с королевством. После освобождения из сирийской тюрьмы в 2009 году он основал Исламскую бригаду («Лива’а аль-Ислам»), которая прославилась взрывом здания Совета национальной безопасности Сирии в июле 2012 года. Это был крупнейший теракт в стране с начала гражданской войны. Таким образом, «умеренные борцы за свободу» являются такими же террористами, лишь слегка подкрасившими вывеску.

Иракский хаос

Другим примером сотрудничества США с террористами является Ирак. В 2003 году накануне американской интервенции некоторые эксперты, в том числе известные американские востоковеды Вали Реза Наср и Хуан Коул, призывали администрацию Буша, свергнув Хусейна, не разрушать партию Баас и иракскую армию, резонно отмечая, что без этих скреп Ирак погрузится в пучину анархии с непредсказуемыми последствиями. Но поскольку американские неоконы руководствовались принципом «мы старый мир разрушим до основанья, а затем», их действия привели к полному демонтажу всех политических структур в Ираке, межрелигиозному противостоянию между суннитами и шиитами и жестокой гражданской войне 2006–2007 годов.

К 2010 году конфликт притупился, так как в суннитских провинциях Ирака появились отряды «Сахва» — ополчение местных бедуинских племён, противостоящее «Аль-Каиде». Однако в прошлом году конфликт разгорелся с новой силой из-за близорукого поведения правительства Нури аль-Малики, не желавшего признавать права иракских суннитов. Правительство в Багдаде сделало всё, чтобы оттолкнуть суннитское население страны. На протяжении последних нескольких лет в Ираке велась политика откровенной дискриминации суннитов, «отжимания» суннитской общины от власти и собственности. На основании принадлежности к запрещённой партии Баас были уволены десятки тысяч не только чиновников и сотрудников силовых структур, но даже врачей и учителей.

В апреле 2013 года правительственные войска Ирака разогнали лагерь протестующих в Хавидже около Киркука, убив 53 человека. В результате обострились отношения багдадских властей с местными суннитами, которые раньше видели в Малики гаранта и защитника от посягательств курдов. Одним из предлогов для начала вооружённого сопротивления послужил арест влиятельного суннитского депутата парламента Ахмеда аль-Алвани и убийство его брата.

Сейчас в иракском «суннитском треугольнике» не существует умеренного буфера безопасности, который бы разделял шиитское правительство и экстремистов из «Аль-Каиды». В 2006–2011 годах таким буфером были суннитские отряды самообороны «Сахва». Однако после вывода американских войск они были расформированы багдадским правительством, увидевшим в них угрозу своим интересам. Любопытная закономерность: как только среди суннитов появляется значительный лидер, багдадские власти стараются его убрать. В декабре 2011 года был выписан ордер на арест вице-президента Тарика Хашеми, вынужденного бежать из страны, в 2013-м был арестован шейх аль-Алвани, а ранее был убит создатель отрядов «Сахва» шейх Абу Риша.

Следует отметить, что террористы из «Аль-Каиды» составляют лишь малую часть протестного движения в северных провинциях Ирака. По данным палестинского журналиста Николаса Насера, которого, учитывая его христианское вероисповедание, трудно заподозрить в симпатиях к исламистам, суннитское сопротивление в провинции Анбар состоит из 12 больших движений и около 40 небольших группировок. Причём только 10% бойцов являются иностранцами. Основная часть антиправительственных групп объединена в «Общее командование джихада и освобождения», костяком которого является группировка «Армия мужчин тариката Накшбандийа» (Джаиш аль-риджаль ат-тарика ан-Накшбандийа») во главе с бывшим заместителем Саддама Хусейна Иззатом Ибрагимом аль-Дури. Учитывая суфийские и баасистские связи этого движения, его невозможно подозревать в симпатиях к салафитам и «Аль-Каиде».

В настоящее время Вашингтон оказывает иракским властям значительную вооружённую поддержку для «борьбы с террористами». Общие затраты Багдада на импорт американских вооружений составили 4,7 миллиарда долларов. В том числе правительство Малики приобрело 18 бомбардировщиков F-16, 24 тяжёлых вертолёта Apache, 175 ракет класса «воздух-земля» Hellfire. Все эти современные средства используются не против внешних врагов, а для борьбы с собственными гражданами.

Некоторые иракские аналитики убеждены, что часть терактов, происходящих в Багдаде, организована не экстремистами из провинции Анбар, а американскими спецслужбами. По их мнению, направить террористов-смертников из Фаллуджи практически нереально, учитывая, что город находится в тройном кольце окружения. В то же время на территории Ирака находится 12 тысяч контрактников из частных охранных фирм. Из них 5 тысяч «обеспечивают безопасность американского посольства». По мнению иракцев, эти специалисты могут участвовать в подрывной деятельности, и, таким образом, роль США в нынешнем кризисе остаётся весьма двусмысленной.

По существу, и в Ираке, и в Сирии Вашингтон ведёт так называемые proxy wars — войны силами своих марионеток против неугодных режимов или групп населения. При этом американских стратегов не смущают миллионные потоки беженцев и жертвы, исчисляемые десятками и сотнями тысяч. В Вашингтоне, похоже, не осознают, что подливая масло в террористический костёр, американская администрация подставляет под удар не только арабов, но и своих союзников в Европе, которым ещё предстоит столкнуться с девятым валом джихадистов, возвращающихся на родину с Ближнего Востока. Ведь в одной только Сирии на стороне вооружённой оппозиции воюют 1500 граждан Великобритании, Франции, Бельгии и других европейских стран, среди которых как потомки арабских иммигрантов, так и европейцы, принявшие ислам в салафитской версии. Один ливанский журналист назвал беспокойство США по поводу усиления «Аль-Каиды» на Ближнем Востоке «комплексом леди Макбет», долго мывшей руки в надежде стереть с них кровь своих жертв.

Александр Кузнецов

«Однако»

Добавить комментарий