Актуальные проблемы евразийской безопасности

Materik-Evraziya1В эпоху глобальных вызовов и угроз в еще большей степени обостряется борьба в мире за влияние на события в странах и на континентах, рынки людских и материальных ресурсов, товаров и услуг, коммуникации. В настоящее время особенно жесткое геополитическое противоборство разворачивается вокруг материка Евразия. В связи с нарастанием природных, социальных и техногенных катаклизмов Северная Евразия и Арктика становятся главными притягательными субъектами мировой политики. На самом большом материке планеты имеется разнообразный географический ландшафт, богатейшая фауна и флора, сосредоточена основная часть всех мировых природных ресурсов. Здесь находится главная кладовая Земли — Сибирь.

Евразия располагает наиболее разветвленной сетью континентальных транснациональных коммуникаций, развитым технологическим потенциалом. На самом большом континенте, что составляет 36% площади суши, проживает большинство жителей планеты (более 5 млрд чел., около ¾ всего населения мира), представители пяти евразийских цивилизаций /индуистской, конфуцианской, исламской, западно-христианской, православно-славянской (восточно-христианской)/ из общего числа 7-8 мировых цивилизаций. Между тем, сегодня на Евразию приходятся около 80 % всех международных конфликтов и локальных войн. При этом большинство из них спровоцировано или привнесено извне.[1]

Геоатлантическая экспансия на континенте

Нынешняя геополитическая экспансия Запада на материк продиктована стремлением транснациональных компаний создать на материке Евразия новые, более безопасные географические плацдармы для обеспечения жизнедеятельности представителей трансконтинентальных политических элит и функционирования инфраструктур их обслуживания. Речь здесь идет о влиятельных международных организациях (ООН, НАТО, ОБСЕ, ПАСЕ и др.), а также о правящих верхушках и их семьях, которые призваны быть проводниками и защитниками геоэкономических интересов в конкретных государствах Евразии. Общая численность таких прозападных элементов, являющихся составной частью мировой политической и экономической элиты, колеблется от 2 до 7 % численности населения конкретной страны.

В настоящее время наибольшую опасность для евразийской стабильности и безопасности представляют действия США и Великобритании, которые стремятся во что бы то ни стало изменить геополитическую конфигурацию государственно-политических сил и установить контроль над континентальными ресурсами, коммуникациями и ключевыми государствами Евразии.[2] По «Стратегическому прозрению» Збигнева Бжезинского – так переводится на русский язык его книга «Strategic Vision» (2012) – необходимо поддерживать сложный баланс сил на Востоке.

Уже добившись определенных результатов на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной Азии и на Кавказе, США и Великобритания стремятся и дальше наращивать свой успех. Продолжается движение НАТО на Восток. Усиливается американское военное присутствие в регионе. Активно ведутся необъявленные торгово-экономические и финансово-информационные войны против неугодных режимов. Расширяется сеть неправительственного влияния на развитие событий в различных регионах Евразии.

Не без западного влияния волна революционных событий прокатилась по странам Северной Африки. Жертвами интервенции стали Тунис, Египет, Ливия и др. В настоящее время жесткое геополитическое противоборство развернулось вокруг Сирии.[3] По оценкам экспертов, следующей целью геоатлантической экспансии может стать Иран.[4] Постоянно дестабилизируется обстановка в Кавказском регионе, где Грузия и Азербайджан вольно или невольно втянуты в продвижение интересов США и их союзников по НАТО. Серьезную угрозу для безопасности континента представляет перманентный арабо-израильский конфликт.

В отношении Центральной Азии атлантические планы подразумевают полную переориентировку на США стран, которые традиционно входили в орбиту влияния России – это среднеазиатские государства. Если еще и бывшие республики СССР в Центральной Азии войдут в сферу влияния США, то вкупе с американским контролем над Афганистаном кольцо вокруг Исламской республики Иран замкнется. В результате увеличатся эффект от внешнего давления и торгово-экономической блокады, может быть проведена быстрая военная операция против Исламской Республики Иран. Несмотря на существующие планы вывода войск США и их союзников из Афганистана, не следует прогнозировать урегулирование ситуации вокруг этой страны. Международное сообщество, в частности такие организации как Шанхайская организация сотрудничества (далее – ШОС) и Организация договора о коллективной безопасности (далее – ОДКБ), должны быть готовы оперативно отреагировать на неблагоприятный ход развития событий.

Китайский фактор геополитики

Одновременно с планами переформатирования геополитической карты обширного региона от Суэца до Тибета предпринимаются меры по нейтрализации геополитического потенциала ведущих государств континента и, прежде всего, Китая. Вокруг него ведется «двойная игра». С одной стороны, США и Великобритания рассматривают «геостратегическое сотрудничество»[5] с Китаем в качестве эффективного инструмента установления контроля над всем материком Евразия, решения глобальных финансово-экономических проблем. С другой стороны, ведется целенаправленная работа по дестабилизации внутриполитической обстановки в Китае, подрыву основ его территориальной целостности. Подобраться к КНР удобнее всего как раз через контроль над государствами Средней Азии, а также Синьцзян-Уйгурский автономный район и Тибет, которые географически примыкают к этому региону и где сильны сепаратистские настроения в пользу отделения от Китая.

Не случайно Пекин совершает попытки политического и торгово-экономического проникновения в среднеазиатский регион. В связи с этим, особое значение сегодня приобретает инициатива КНР по возрождению инфраструктуры Шелкового пути в контексте тихоокеанской стратегии Китая. Согласно точке зрения официального Пекина, развитие тихоокеанского сотрудничества в противовес евроатлантической модели торгово-экономического взаимодействия позволит КНР в значительной мере усилить свои позиции на глобальном рынке ресурсов, товаров и услуг. В настоящее время новые торгово-экономические возможности ограничены отсутствием сухопутной альтернативы транспортировки ресурсов и товаров.

В стремлении не допустить доминирования КНР в Евразии, атлантисты пытаются создать столкновение интересов Пекина с другими крупными евразийскими странами, в частности России, Индии, Ирана и т.д. В России в настоящее время соперничают между собой два принципиальных геополитических подхода в отношении КНР. Существуют как сторонники развития долгосрочного сотрудничества во всех сферах, так и последовательные противники таких связей, ориентирующиеся прежде всего на Запад. Первые в лице крупнейших энергетических компаний России и Китая не так давно объявили о заключении революционной сделки, которая должна положить начало совместной разработке огромных месторождений энергоресурсов в Восточной Сибири.

Закрепившись в Центральной Азии, США и Великобритания не без оснований рассчитывают взять под прямой контроль Малаккский пролив, который наряду с Тайваньским и Ормузским проливами имеет геостратегическое значение для Пекина. Через Малаккский пролив, соединяющий Тихий океан с Индийским, в Китай поступают около 80 % потребляемой нефти. В планах атлантической геостратегии остаются сценарии разжигания индо-пакистанского вооруженного конфликта. Судя по сообщениям в средствах массовой информации, США после вывода войск из Афганистана в 2014 г. намерены серьезно закрепиться на полуострове Индостан. В связи с этим, Китай всячески стремится не допустить развития подобного сценария в обширном регионе своих традиционных интересов. Китайцы намерены разместить свою военно-морскую базу в пакистанском порту Гвадар.

В целях сдерживания геополитических амбиций Китая создаются предпосылки обострения китайско-индийских отношений.[6] В Вашингтоне и Лондоне хорошо осознают, что нынешний уровень торгово-экономического сотрудничества, при котором товарооборот достигает уже нескольких десятков миллиардов долларов, создает хорошие перспективы для сближения Пекина и Дели в политико-экономической сфере. Кроме того, необходимо иметь в виду, что Индия уже является наблюдателем в составе континентального политического блока ШОС, где сильно влияние Пекина. В силу этих и других причин США и Великобритания намерены складывающийся стратегический альянс с Нью-Дели использовать в качестве противовеса Пекину, набирающему влияние в Евразии и мире. Ратификация Сенатом США ядерного соглашения с Индией практически означает признание ядерного статуса страны, что делает ее членом клуба, в состав которого входят лишь пять держав – постоянных членов Совета безопасности ООН — США, Россия, Великобритания, Франция и Китай. Одновременно достигается цель перехода под контроль Вашингтона процесса военного строительства в Индии и, как следствие, военно-дипломатическая политика этого государства.

Несмотря на все меры по сдерживанию китайских амбиций, Пекин не намерен отказываться от своих геоисторических планов экспансии на материке и в частности, приращения своих территорий за счет соседних стран. В 2013 году китайская газета Wenweipo опубликовала статью, озаглавленную как «6 войн, в которых Китай должен участвовать в следующие 50 лет”. Среди них «войны» за объединение с Тайванем (2020-2025 гг.), возвращение островов Спартли (2025-2030 гг.), Дяоюйадо (Сенкаку) и Рюкю (2040-2045 гг.), объединение внешней Монголии (2045-2050 гг.), возврат островов у России (2055-2060 гг.).[7]

Планы геополитического переустройства Евразии

В целях изменения всей геополитической конфигурации на материке Евразия, существуют планы реализации новых геополитических проектов и создания военных баз НАТО. Сегодня, наряду с целенаправленными действиями по разжиганию этнорелигиозных и межцивилизационных конфликтов, провоцированию «цветных революций» на материке, предпринимаются шаги по провоцированию появления на мировой карте ранее непризнанных и вообще несуществующих государств. Из прессы известно о существовании проектов возникновения таких государственных образований как Курдистан, Белуджистан, Пуштунистан и др. Таким образом, ставится цель дестабилизировать обстановку в обширном регионе от Суэца до Тибета. По взглядам атлантических геостратегов, именно во многом с помощью инициированного ими управляемого хаоса можно будет запустить процессы переформатирования геополитической карты Евразии. В этих целях дестабилизирована обстановка в странах Северной Африки, Ираке, Сирии. Предпринимаются попытки обострить внутриполитическую обстановку в среднеазиатских странах, Иране и даже Турции.

Между тем, из прессы хорошо известно о геополитических планах Турции, которая является «южным флангом» НАТО по возрождению геополитического проекта времен Османской империи «Блистательной Порто». Во многом, этими обстоятельствами обусловлена нынешняя военно-политическая активность Турции вокруг Сирии. Вместе с тем, современной турецкой геостратегии противостоят планы создания государства «Великий Курдистан», в состав которого могут войти не только территории Ирака, Сирии, Ирана, но и Турции. Таким образом, разворачивается глобальный сценарий дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке.

Осложнение обстановки на Ближнем Востоке и возникновение хаоса здесь провоцирует значительные миграционные процессы, которые своим острием направлены, в частности, в страны Европейского союза (далее – Евросоюз, ЕС), что неизбежно будет угрожать национальной безопасности западноевропейских стран. Как считают эксперты, в подрыве основ европейской безопасности во многом заинтересован и Лондон, власти которого в большой политике делают ставку на Китай. В отличие от Вашингтона, который выступает за сохранение статус-кво в глобальной экономике, основанной на евроатлантической солидарности и доминировании нефтедоллара, его геополитические оппоненты исходят из необходимости создания нескольких мировых финансовых центров. В качестве одной из ведущих мировых валют рассматривается золотой юань. В СМИ уже появилась информация о том, что более 30 тыс. тонн золота свезено в Гонконг и на Тайвань.

«Ключевая» страна Востока

Как известно, в планах атлантической геостратегии США и их ближайших союзников, которая направлена на переформатирование геополитической карты Евразии в интересах формирования основ нового мирового порядка, особое место отводится дестабилизации обстановки в наиболее уязвимых и взрывоопасных регионах континента, к которым, прежде всего, относится Афганистан. В силу природно-климатических, географических, геоисторических, геополитических и других причин, «ключевой» страной не только Центральной Азии, но всего материка остается Афганистан. Современный Афганистан объективно оказался в эпицентре глобальных проблем еще и потому, что с недавних пор превратился в главный источник мировой наркоугрозы. На территории этой мусульманской страны производится более 90% мировых запасов героина и опиума. Со времени ввода в страну войск НАТО в 2001 году, урожаи опийного мака в Афганистане выросли в десятки раз.[8]

С точки зрения атлантической геостратегии, «афганский проект» подрыва основ евразийской стабильности и, в частности, дестабилизации обстановки на постсоветском пространстве является наиболее эффективным и результативным, рентабельным и даже прибыльным. Дальнейшая эскалация наркотической угрозы на континенте рассматривается как инструмент подрывной деятельности в отношении главных геоэкономических конкурентов США, которыми являются Китай, Германия и другие ведущие государства Европы.

Наркотический характер афганской экономики объективно ведет к разрушению основ восточной хозяйственной деятельности, вырождению земледелия, многовековых промышленных и кустарных производств, а также подрыву духовно-нравственных традиций, традиционного образа жизни, и даже угрожает позициям исламской веры. Беспрецедентный рост антиамериканских и антизападных настроений в афганском обществе убедительно свидетельствует о полном провале так называемой антитеррористической операции НАТО в Афганистане.

Ситуация в Афганистане самым негативным образом влияет на развитие событий вокруг этой мусульманской страны и на всем евразийском континенте. Из сообщений СМИ уже известно о планах дестабилизации обстановки вокруг Афганистана и геополитического переустройства обширной территории Центральной Азии на всем мусульманском Востоке, от Суэцкого канала до китайского Синьцзяна и от Аравийского моря до Каспийского моря. В частности, речь идет о дестабилизации обстановки в Иране, Пакистане, балканизации других регионов Ближнего Востока, Кавказа.[9]

В случае обострения ситуации вокруг Афганистана нарастают угрозы и для России, где проживает значительное мусульманское население, уже активно действуют подрывные исламские организации, федеральные власти ведут борьбу с экстремистами на Северном Кавказе.

Кризис западно-христианской цивилизации

Острые межцивилизационные процессы сегодня протекают в европейской части континента Евразия. Здесь наблюдается дальнейшее обострение геополитического противоборства между основными евразийскими цивилизациями, в частности западно-христианской, исламской и православной (восточно-христианской). В последнее время заметно осложнились отношения внутри самой западно-христианской цивилизации. Открыто конкурируют друг с другом евроатлантический вектор в лице США, Великобритании, Израиля и др., и евроконтинентальная тенденция (Франция, Германия, Италия) нынешней общеевропейской интеграции. В качестве противовеса евроконтинентальным тенденциям является политика искусственного усиления в составе Европейского Союза новых членов из числа стран бывшего социалистического лагеря. Они призваны стать проводниками атлантической геостратегии в европейских структурах.

В интересах блокирования геополитического потенциала ведущих европейских стран предпринимаются и другие усилия по изменению геополитической конфигурации и расстановки сил на Балканах, в Восточной и Северной Европе. В частности, последовательно реализуются планы отторжения Косово от Сербии в интересах создания «Великой Албании». По имеющимся оценкам нельзя исключать того, что и в других балканских странах, в частности, Македонии, Греции, Черногории в обозримом будущем будет разыграна «мусульманская карта».

Немалую озабоченность европейской общественности вызывают шаги США по противодействию развитию связей между Западной Европой и Россией, прежде всего в энергетической и других сферах. В этих же целях не оставлены планы формирования Балтийско-Черноморской конфедерации под эгидой США. Здесь главным союзником США и Великобритании выступает официальная Варшава. Наиболее последовательные сторонники США в Польше сегодня вновь преследуют цель возрождения времен Речи Посполитой, под контролем которой когда-то находилась значительная часть территории «исторической» России, стран Балтии и др.

Ведущим странам Старого Света не особенно нравится политика США, направленная на расширение состава НАТО. Вступление новых членов существенно подрывает в этой организации позиции таких стран, как Германия, Франция, Италия, ведет к обострению отношений в рамках ЕС, не способствует активизации российско-европейского диалога.

В последнее время отношения ведущих стран Запада и США ухудшились в связи с дестабилизацией финансово-экономической обстановки в зоне «евро». В Европе не без оснований полагают, что силы, стоящие за главной мировой валютой, какой остается доллар, стремятся не только подорвать позиции евро, но и спровоцировать дезинтеграционные процессы в Европейском экономическом сообществе и, тем самым, нейтрализовать конкурентный потенциал Евросоюза. Одновременно преследуется цель не дать восстановить Германии свои прежние позиции и влияние в Европе, которые она имела во времена, когда немецкая валюта была одной из самых весомых в мире до образования ЕС.

Миграционные угрозы

В настоящее время продолжает обостряться миграционная проблема на евроазиатском континенте, что ведет к эскалации конфликтов на межнациональной почве. В наибольшей степени мегамиграции угрожают ведущим странам Европы и Азии. В известной мере результатом роста мигрантов в европейских странах стал отказ от провозглашения христианских ценностей в общей конституции Евросоюза.

В 2013 г. число мигрантов в мире достигло рекордного уровня — 232 млн. чел., или 3,2% всего народонаселения Земли. Рекордсменами по числу принятых мигрантов среди государств мира стали США, в которых проживают 45,8 млн. мигрантов из-за рубежа. «Россия занимает второе место среди стран мира по числу проживающих на ее территории мигрантов из других государств» — говорится в недавно опубликованном документе ООН по вопросу миграции. По другим данным, в России ежегодно находится около 20 млн. иностранцев.

В десятку наиболее привлекательных для мигрантов стран также вошли Германия (9,8 млн. мигрантов), Саудовская Аравия (9,1 млн.), ОАЭ (7,8 млн.), Великобритания (7,8 млн.), Франция (7,4 млн.), Канада (7,3 млн.), Австралия (6,5 млн.) и Испания (6,5 млн. мигрантов). Как следует из представленной статистики, большая часть мигрантов традиционно приходится на страны Европы — всего на территории этого континента проживают 72 млн. мигрантов.

Несмотря на меры, предпринимаемые властями в Европе, общее количество приезжих продолжает возрастать. При этом новые жители европейских стран не ассимилируются, расселяются компактно, в повседневной жизни в большей степени придерживаются своих традиций и правил поведения, нежели руководствуются светскими законами. По оценкам специалистов, во многом именно благодаря сохранению и поддержанию тесных общинных этнорелигиозных связей мигрантам удается быстро адаптироваться к местным условиям, добиться хороших успехов в бизнесе и других сферах. Ситуация усугубляется вследствие стремительного старения и снижения рождаемости европейских народов.

По информации СМИ, в отношении России, которая стал жертвой мегамиграциий после распада СССР, реализуются планы по изменению этно-социального состава страны в пользу выходцев из южных стран СНГ. Так в частности, в российской столице численность русско-славянского населения сократилась до 30 %, уровень нелегальной миграции кратно превышает число зарегистрированных гастарбайтеров и других мигрантов. В современной России историки сравнивают нынешние миграционные процессы со временами трансформации христианской Византии в мусульманскую Османскую империю.

Противоборство на постсоветском пространстве

Жесткое межцивилизационное противоборство в Евразии наиболее наглядно проявляется на постсоветском пространстве. Планы англо-американской геостратегии в отношении этого региона евразийского континента предусматривают, прежде всего, изменение конфигурации политических сил и формата власти во многих странах СНГ и, в первую очередь, в России. Речь идет о перекройке государственных границ новых суверенных стран, создании новых военно-политических союзов антироссийской направленности. При этом геополитические оппоненты исходят из того, что установление контроля над постсоветским пространством и территорией России открывает дорогу к установлению нового мирового порядка в планетарном масштабе.

В который раз в российской истории свои территориальные претензии к России выдвигает целый ряд соседних и других стран. Существует немало прогнозов, подтверждающих, что и в XXI веке Россию ожидают нелегкие времена. Хорошо известны планы З. Бжезинского и К по расчленению России на несколько государственных образований под эгидой международных организаций. При этом наибольший интерес для атлантических геостратегов представляют Сибирь и Дальний Восток, так как эти регионы обладают самыми большими запасами природных ресурсов, достаточно раз витыми коммуникациями, имеющими выгодное географическое положение. Это географический центр мира, меридиально-широтный перекресток, строитель и хранитель духовного стержня и самобытности народов Евразии, плюс «несметные» природные богатства и жизненная энергетика.[10]

Согласно самим планам расчленения России, ее территория должна быть разделена на несколько независимых государств. Территория западнее Смоленской области должна отойти под контроль ведущих стран НАТО, Сибирь — Китаю или США, Дальний Восток — США и Японии, Поволжье — Турции, Кавказ — Великобритании и Турции. «Исторической России» уготована участь «раствориться» в мощных миграционных потоках с Востока и Юга и, в конечном счете, стать разделенной на небольшие государства, существующие под контролем информационно-финансовых центров Запада.[11]

В наши дни ареной геополитического противоборства вокруг России стало практически все постсоветское пространство. Разновекторные интеграционные процессы здесь приняли характер жесткого интеграционного противоборства. С одной стороны, это бывшие советские республики, которые продолжают ориентироваться на Россию. Речь идет, прежде всего об Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Узбекистане, а также о таких государственных образования как Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия. В то же время в орбиту антироссийской стратегии оказались вовлеченными страны Балтии, Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия.

Своих целей в отношении постсоветского пространства атлантические геостратеги стремятся достичь посредством так называемых «цветных революций», которые уже имели место в Грузии, Киргизии, на Украине и в некоторых других странах. Как правило, они приурочиваются к выборам, ставка изначально делается на молодежный романтизм и радикализм, раскол в политических элитах, поддержку прозападной оппозиции. Политические и информационные технологии рассматриваются в качестве главного оружия в борьбе за власть даже в тех странах, где внутренняя обстановка далека от революционной ситуации. Легитимность «победивших революций» достигается благодаря актив ной и массированной политической поддержке со стороны влиятельных международных организаций, прежде всего ПАСЕ, ОБСЕ и др. В последнее время в подрывную работу против интересов России все чаще оказываются вовлеченными силы, которые тесно связаны с обеспечением функционирования наркотрафика из Афганистана в Россию и далее в Европу.

В настоящее время продолжается геополитическая борьба вокруг Союзного государства Белоруссии и России, Таможенного Союза и других образований с участием РФ. На Западе продолжают бояться возрождения большой России.[12] Между тем, Республика Беларусь остается практически единственным союзным государством России на западном направлении. Лишь Минск не входит в антироссийские союзы. В связи с этим, Запад не оставляет планов дестабилизации обстановки в Белоруссии и смены власти в этой стране, обострения белорусско-российских отношений. Одновременно предпринимаются скоординированные шаги по недопущению российско-украинского диалога. В настоящее время по линии ЕС прикладываются немалые усилия, чтобы окончательно вывести Украину из сферы влияния Москвы. Таким образом, планируется окончательно заблокировать интеграционные процессы восточнославянских стран, не допустить воз рождения территории «исторической России».

Наряду с планами окончательно подорвать православное триединство белорусов, русских и украинцев, сегодня США и их союзники преследуют цель изолировать Российскую Федерацию от ведущих стран Западной Европы. Сложные и противоречивые отношения сохраняются у Кремля с официальным Лондоном, Варшавой, не складывается стратегическое партнерство с Германией, Францией, Италией. Евросоюз предпринимает меры по снижению энергетической зависимости от России, до сих пор не решен вопрос безвизовых связей, СМИ ведущих европейских стран задействованы в «необъявленной информационной войне» против России.

В стремлении реализовать свои стратегические планы геополитические оппоненты исходят из того, что только целенаправленное сдерживание морально-психологического, экономического и военно-политического возрождения России позволит им окончательно выиграть геополитическую войну на всем постсоветском пространстве и на континенте Евразия в целом.

Арена новых геополитических столкновений

В последнее время к числу евразийских проблем все чаще причисляют борьбу вокруг Арктики, где сталкиваются интересы многих стран мира. Как известно, к акватории Северного Ледовитого океана выходят территории пяти государств: Российской Федерации, США, Канады, Дании и Норвегии. В 1982 году была принята Конвенция ООН по морскому праву, согласно которой, полный суверенитет прибрежного государства распространяется лишь на 12-мильную зону территориальных вод, на воздушное пространство над ней, на ее дно и недра. Кроме того, устанавливается 200-мильная исключительная экономическая зона. Дно морей и океанов и недра под ними, не находящиеся под чьей-либо юрисдикцией, объявляются общим наследием человечества. Российская Федерация, ратифицировав Конвенцию, стала 109-м государством, в одночасье потеряв суверенные права на 1,7 млн. кв. км своего арктического сектора. Небезынтересно, что США до сих пор не ратифицировали эту конвенцию, утверждая, что она ущемляет их национальные интересы. По оценке российских и американских геологов, под дном Северного Ледовитого океана сосредоточено до 25% мировых запасов нефти и газа. В российском секторе, по предварительным данным, сосредоточено до 80% потенциальных углеводородных запасов России. В Баренцевом, Карском и Печорском морях уже открыты 20 месторождений нефти и газа. Кроме того, на шельфе Арктики есть платина, золото, алмазы, редкоземельные металлы и т. д.

По оценке российских и американских геологов, под дном Северного Ледовитого океана сосредоточено до 25% мировых запасов нефти и газа. В российском секторе, по предварительным данным, сосредоточено до 80% потенциальных углеводородных запасов России.[13] В Баренцевом, Карском и Печорском морях уже открыты 20 месторождений нефти и газа. Кроме того, на шельфе Арктики есть платина, золото, алмазы, редкоземельные металлы и т. д.

Несмотря на это, в 2010 г. по Мурманскому договору с Норвегией Россия отказалась от значительного территориального сектора в Баренцевом море, который богат углеводородами. В настоящее время США пытаются применить «мурманскую схему» к решению проблем Берингова моря, а возможно, и всего «проблемного района» между Восточно-Сибирским морем и Беринговым проливом. Кроме того, сегодня государства пытаются расширить свои полярные владения новым способом – доказать, что дно океана является продолжением той части континентальной плиты, на которой расположено государство. Так, Канада, Дания и Россия спорят сегодня за трансарктический хребет Ломоносова. По сути, это трансарктический мост протяженностью 1800 км и шириной 200 км. Если Россия докажет, что этот хребет является продолжением ее континентального шельфа, то это закрепит за нашей страной почти половину поверхности океана, включая Северный полюс.

Интерес к освоению арктических ресурсов подогревается прогнозами о глобальном потеплении. О своих экономических интересах в Арктике заявляют не только пять приарктических стран и северные Исландия, Финляндия и Швеция, но и страны, весьма далекие от этого региона. Все они имеют полное право работать в свободной экономической зоне. Исследования в полярной зоне проводят другие евразийские страны, в частности, Германия, Индия, Япония, Корея.

Активнее всех действует Китай. Показательно звучат слова адмирала Народно-освободительной армии Китая Инь Чжо о том, что «Арктика не принадлежит кому-либо, а является достоянием всего мира».[14] При этом «Китай как страна, где проживает пятая часть населения всего Земного шара, должен непременно принять участие в арктическом освоении». Сегодня Китай намерен активно осваивать новые арктические маршруты. По мнению китайских специалистов, это позволит КНР снизить себестоимость морских перевозок на 120 млрд долларов в год, значительно сократив время доставки грузов и расход топлива. Северный морской путь почти на 4,5 тыс. км короче, чем путь через Суэцкий канал.

Российскую позицию относительно Арктики нельзя оценить однозначно. Ведь за последние два десятилетия Россия свернула большинство северных программ, и эти заброшенные станции и свалки дали лишний повод упрекнуть нашу страну в неумении бережно относиться к своим ресурсам и территориям. Грузооборот «Севморпути» за последние 17 лет сократился в 5-6 раз. Невостребованными оказались практически все северные порты, которые сегодня влачат жалкое существование. Между тем Северный морской путь обеспечивает стратегическую безопасность России, ведь он проходит только по нашим водам, не зависит ни от чьих границ, и именно он является самым безопасным и кратчайшим путем для доставки грузов из Тихого океана в Атлантический.

Россия в системе евразийской безопасности

В целом, нынешнее состояние нестабильности и конфликтности в Евразии чревато не предсказуемыми последствиями для судеб мира и требует от ведущих евразийских стран объединения усилий, большей консолидации и солидарности в деле противодействия вмешательству извне, обеспечения безопасности на самом большом континенте планеты Земля. В современных условиях Россия, Китай и другие ведущие государства Евразии должны исходить из необходимости сформировать структуры обеспечения системы коллективной безопасности на материке, которая могла бы стать важной составной частью международной системы безопасности.

Россия, контролирующая значительную территорию Евразии, обладающая огромными природными богатствами и имеющая немалый потенциал геостратегических коммуникаций, может сыграть главную роль в предотвращении конфликтов на материке, формировании всеобъемлющей системы обеспечения стабильности и безопасности. Участие России во многих евразийский объединениях и, в частности, ШОС, Таможенный Союз, СНГ, ОДКБ и др. позволяет продвигать и воплощать глобальные инициативы в интересах укрепления мира и сотрудничества в Евразии.

В современных условиях особое значение для евразийской безопасности приобретает китайско-российской сотрудничество. Оно не должно ограничиваться только развитием торгово-экономических отношений. Крайне важно Пекину и Москве координировать свои действия во внешнеполитической деятельности, в урегулировании конфликтных ситуаций на материке, формировании основ справедливого мироустройства в мире. Такое тесное взаимодействие позволит нейтрализовать попытки дестабилизировать обстановку в Евразии извне, стремление третьих стран вмешиваться во внутренние дела Российской Федерации и Китайской Народной Республики, столкнуть интересы двух стран.

Сергей Небренчин

Геополитика.ru


[1] Бабурин С. Российский путь. -М.:, РГТЭУ, 2007.- С.35

[2] Орлов Д. Новый русский век и суверенная демократия // Независимая Газета.-C.67-68 13 июля 2007.

[3] Кремль: отсель грозить мы будем «шведам» [Электронный ресурс] 25.10.2012 // Центр стратегических оценок и прогнозов: [сайт]. URL: http://www.csef.ru/index.php/ru/oborona-i-bezopasnost/project/340-voenno-strategicheskie-otsenki-i-prognozy/1-stati/3720-kreml-otsel-grozit-my-budem-shvedam (дата обращения 27.10.2013).

[4] Иран в евразийской внешней политики России: материалы международной конференции (Москва, 15 мая 2012 г.). -М.:, «ИНВИССИН», 2012.

[5] Бжезинский З. «Двойка», способная изменить мир. Каков же сегодня геостратегический характер американо-китайских отношений? [Электронный ресурс]: The Financial Times. January 14 2009. URL:http://www.inosmi.ru/world/20090114/246645.html (дата обращения: 13.11.2013).

[6] Девятов А. Практическое китаеведение. -М.:, «Восточная книга», 2007.

[7] Шесть войн, в которых Китай должен участвовать в следующие 50 лет [Электронный ресурс] // Военное обозрение: [сайт]. URL: http://topwar.ru/34758-shest-voyn-v-kotoryh-kitay-dolzhen-uchastvovat-v-sleduyuschie-50-let.html (дата обращения: 21.11.2013).

[8] Иванов В. Афганский наркоузел. -М:, «CVG-art», 2010. -С. 37-43

[9] Иран в евразийской внешней политики России: материалы международной конференции (Москва, 15 мая 2012 г.). -М., «ИНВИССИН», 2012.

[10] Ивашов Л. Я горд, что русский генерал. -М.:, 2013.

[11] Русская политазбука: монография. Воронеж: Истоки, 2010.-C. 58-59

[12] Маркин С. Россия избавится от паразитов-рантье [Электронный ресурс] // Сегодня.Ру: инф.-аналит. [Сетевое издание]. 27 янв. 2009. URL: http://www.segodnia.ru/content/18751 (дата обращения: 01.05.2013).

[13] Кому достанется Арктика? [Электронный ресурс] // Торгово-промышленные ведомости. 2013. 18 окт. URL: http://politobzor.net/show-6522-komu-dostanetsya-arktika.html (дата обращения: 21.12.2013).

[14] Кому достанется Арктика? [Электронный ресурс] // Торгово-промышленные ведомости. 2013. 18 окт. URL: http://politobzor.net/show-6522-komu-dostanetsya-arktika.html (дата обращения:17.11. 2013).

Добавить комментарий