«Великий украинский поход на Запад»: Топтание на месте

Плата за вход в евросемью: потеря суверенитета и колонизации страны…

117607В минувший понедельник в столице Евросоюза прошла очередная встреча в формате Брюссель-Киев-Москва, на которой снова обсуждались последствия экономической евроинтеграции Украины. Вообще-то никакой евроинтеграции не происходит: по данным статистики, в 2014-м году не ЕС, а Россия оставалась крупнейшим торговым партнером Украины, тогда как торговые соглашения с Евросоюзом остались невыполненными. Причины – на поверхности: нет у Украины достаточно качественных конкурентоспособных товаров, с которыми можно выходить на европейский рынок.

Глава МИД Украины Павел Климкин, тем не менее, сохраняет оптимизм — он заявил, что власти Украины не сомневаются во вступлении в Евросоюз в ближайшее время. Жаль только, что его точку зрения не разделяют коллеги из ведущих европейских стран, отводящие для Украины более продолжительные сроки – от десятка лет до… смены нескольких поколений.

Спор этот носит отнюдь не геополитический характер — за ним прослеживается экономический интерес Киева. С прошлого года действует так называемая политическая часть соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, а имплементация экономической части документа откладывается до 31 декабря 2015 года. То есть, в итоге пришли к тому же, за что было свергнуто правительство Януковича. Однако Украина утверждает, что исполнение этого соглашения начнется буквально вот-вот. А это значит, что страна одновременно будет пользоваться льготами как в еврозоне, так и в зоне свободной торговли СНГ.

Россия уже предупреждала — и Януковича, и Порошенко, что это невозможно. И если Украина всё же «продавит» Европу, то Москва автоматически введет пошлины на украинскую продукцию. А значит она потеряет не только российский рынок, но и рынок всего Евразийского экономического союза. Предупреждения России не стоит расценивать как желание любыми способами удержать Украину на своей орбите. Просто Москва отстаивает свои национальные интересы, как и интересы ЕАЭС.

Нетрудно представить, к чему приведет сокращение товаропотока на Восток. Дело в том, что стандарты Украины намного расходятся с требованиями ЕС к своим членам. Именно поэтому прошедший год «Великого украинского похода на Запад» ни на гран не приблизил страну к этой цели.

Естественно, что если Киев не прорвется на запад, но разорвет связи с востоком, он нанесет непоправимый удар по собственной экономике. И дело не только в падении ВВП – в кризисное время с этим сталкиваются многие страны. И не в падении курса гривны – сейчас доллар «подмял» многие валюты мира. И даже массовое бегство из страны – кто на заработки, а кто – из-за войны на юго-востоке – не главное.

Трагедия Украины — в потере суверенитета, в колонизации страны, что отбрасывает ее к рангу заурядной африканской колонии. Введение в состав правительства иностранных граждан только подтверждает, что в стране уже действует внешнее управление.

Финансы страны находится в плачевном положении. По оценке МВФ, для того чтобы банковская система Украины не рухнула, нужно потратить на ее спасение 5% ВВП страны. Причем, считается, что только 37 из двух сотен крупнейших банков смогут продолжать работать самостоятельно. Так что сокращение их в разы неизбежно.

Но где украинским банкам можно получить финансовую помощь? МВФ дает понемногу и неохотно. Роль Яресько, как считают специалисты, состоит, главным образом, в обеспечении выплаты долга западным кредиторам. Первый транш МВФ Киеву пошел исключительно на погашение старых кредитов того же МФВ. Киев получил передышку до конца мая-июня, но если он не договорится с кредиторами, это будет означать технический дефолт. Причем, вернуть деньги требуют не только западные кредиторы, но и Россия, которая в этом году должна получить $3 млрд из $6,1 млрд общей суммы долга.

Некоторые экономисты считают, что американская банкирша Наталия Стецько, которой доверили управляться финансами на Украине, специально подводит страну к дефолту. Потому что, если Украина не сможет расплатиться по долгам валютой, то надо принять комплекс законов, который позволит кредиторам требовать компенсации не в денежной форме, а в материальной. И таким активом Украина обладает — это, прежде всего, земля, плодородные почвы. Скупив землю, американцы смогут потом при желании продать эти земли. В это предположение можно поверить, поскольку укладывается в общий контекст американского наступления на Европу. США продавливают заключение соглашения об общем рынке США-ЕС, где действовали бы американские законы и стандарты, менее жесткие, чем в Европе.

Интерес к украинской земле проявляет и Китай, утверждающий, что готов инвестировать в Украину, несмотря на фактически идущую там гражданскую войну. Инвестиции в «турбулентные страны» — определенная стратегия, которая позволяет «застолбить» рынки и широко применяется Пекином в Азии и Африке.

В стране идет падение производства. Разорвав старые советские кооперационные связи, пытаясь перейти на западные стандарты, Украина сталкивается с отсутствием инвестиций, финансовых и технологических. Не хотелось бы рисовать апокалипсическую картину разрушения украинской экономики, но цифры весьма драматичные: падение ВВП Украины по итогам четвертого квартала 2014 года составило 15,2%.

Перевод украинской экономики на рельсы ЕС, по самым скромным прикидкам, обойдется Украине в $8 млрд, которые Европа, естественно, не даст, не желая появления конкурента. Ее больше интересуют покупатели европейских товаров, а не поставщики.

Сможет ли Украина быстро пройти путь модернизации? На это очень рассчитывает правительство, приступившее к тотальной распродаже предприятий. По инициативе нового министра экономического развития и торговли литовца Айвараса Абрамавичуса, украинскую промышленность будут реформировать по примеру Румынии. То есть, продавая госсобственность иностранцам. В списке значатся стратегические предприятия, которые ранее не подлежали приватизации. Из полутора тысяч «неприкасаемых» тысяча уже выставлена на продажу.

Единственный плюс в такой ситуации – дешевая рабочая сила. Средняя зарплата на Украине в 2014 году составила 4012 гривен, т.е. около $145 (по февральскому курсу). А гарантированная государством минимальная зарплата — менее $43, из-за обвала гривны.

Некоторым образом страну спасают денежные переводы украинских гастарбайтеров, прежде всего – из России (ежегодно $25-27 млрд). А Европа, ужесточила въезд, обманув надежды украинцев, собиравшихся въезжать туда вообще без виз. В целом 16 из 22 государств Шенгена, имеющих консульства в Украине, увеличили частоту отказов, и рекордсмен среди них — Финляндия. Перспектива безрадостная: европейские чиновники не готовы открыть границу в этом году. Это связано с военными действиями на востоке страны и падением украинской экономики, что может увеличить поток нелегальных мигрантов.

По уровню жизни, производства, по деградации общества и внутренней политики Украина с каждым днем уходит все дальше и дальше от заманчивых европейских стандартов. Для обозначения происходящего в украинском государстве появилось слово»сомализация». То есть, распад государства на отдельные княжества, верховенство власти олигархов, падение экономики, голод и разрушения.

Впрочем, прошлым летом президент Сомали Хасан Шейх Махмуд, изучив ситуацию на Украине, заявил: «Я сделаю всё, чтобы Сомали не стало Украиной». Подобное же заявление в это время сделал и афганский лидер Хамид Карзай: «Я не дам превратить страну в Украину».

Владимир Мытарев

Источник

Добавить комментарий