«Вирус майдана» угрожает пандемией

3154453425_430x323Соединенные Штаты Америки осуществляют новый проект «цветной революции», теперь уже на Балканах. Используя «майданные» технологии, они пытаются дестабилизировать Македонию. Главная цель – заблокировать планируемое здесь строительство российских газотранспортных маршрутов в Европейский союз.

В македонской столице Скопье, после многотысячного митинга 17 мая, началась бессрочная акция оппозиционного правительству Социал-Демократического союза, добивающегося свержения неугодного Вашингтону премьер-министра Николы Груевского. «Вина» главы македонского правительства в том, что он поддержал российский проект «Турецкий поток», а также проект китайского «Шёлкового Пути», в рамках которого должно начаться финансируемое Пекином строительство скоростной железной дороги от греческого порта Пирей в Будапешт. И теперь оппозиционеры, действия которых координируются послом США в Македонии Джессом Бэйли и финансируются западными фондами, действуют по сценарию киевского Евромайдана (там «кормчим» был американский посол в Киеве Джеффри Пайетт). Акции, начавшись с мирных протестов, имеют тенденцию к перерастанию в силовой переворот.

В качестве силы, провоцирующей эскалацию, выступает албанский «Правый сектор» – террористические группировки националистов. Их опорные базы расположены в Албании – балканском аналоге украинской Галичины. Лидеры этой страны бредят идеями о создании «Великой Албании» точно так же, как галицкие политики мечтают о «Великой Украине». А высокая безработица (свыше 18% против 10% в ЕС, среди молодежи более 34%) – отличная питательная среда для формирования различных незаконных формирований.

Раньше албанские граждане (как и галицкие «парубки») регулярно отправлялись на заработки в ЕС, но сегодня, в условиях кризиса, эти возможности сузились. Найти же работу в самой Албании, финансово и экономически полностью зависимой от западных кредиторов (госдолг составляет 62% по отношению к ВВП), практически невозможно. И часто единственным источником заработка для молодых людей становится участие в террористических формированиях.

Создание этих организаций происходит при участии мафиозных кланов и неофашистских группировок, состоящих из детей и внуков тех, кто во Вторую мировую войну были участниками таких подразделений как 21-я албанская дивизия СС «Скандербег» (аналог западноукраинской дивизии СС «Галичина»). Эти подразделения, подготовленные западными инструкторами, постепенно вбирают в себя (как и » Правый сектор») наемный сброд со всех стран.

Питательной средой для рекрутинга новых боевиков в албанские террористические организации является поток беженцев, который сегодня направляется из охваченных войной Сирии и Ливии. Только на греческую территорию в текущем году прогнозируется прибытие около 100 тысяч незаконных мигрантов (против 34 тысяч в 2014-м). Значительная часть из них еще недавно участвовала в боевых действиях в составе радикальных исламских группировок и готова вновь взять в руки оружие.

Вбирая в себя все подобные элементы, албанские террористические формирования сегодня активизировали свою деятельность. Так, 9 мая боевики «Освободительной народной армии» (македонский филиал «Освободительной армии Косово») напали на пограничный город Македонии Куманово (центр албанского анклава). Сделали это в тот момент, когда правительство начало переговоры с оппозиционными лидерами, а протестные акции стали угасать. Точно так же действовал «Правый сектор» в Киеве в начале 2014 года, устраивая провокации, доводя дело до крови.

Лидеры албанской общины, часть из которых связана с боевиками ОНА, угрожают заблокировать работу органов власти Македонии, опираясь на Охридские соглашения 2001 года. Эти договоренности ввели в систему управления страной принцип двойного большинства (или принцип Бадинтера). В результате для принятия ключевых решений Национальному собранию и органам местного самоуправления необходимо не только большинство голосов от их состава, но и от албанских депутатов. А это позволяет албанцам парализовать работу государственных учреждений, как это делал украинский «Правый сектор» (правда, не правовым, а насильственным путем).

Об использовании «майданных технологий» свидетельствует и стремление к интернационализации конфликта. Как и украинский «Правый сектор», планировавший в начале 2014 года вторжение в Российскую Федерацию, а затем в страны ЕС, так и их албанские «единомышленники» нацелились расширить свои действия на территории соседних с Македонией стран – Сербии и Греции. «Армия освобождения Прешево, Медведжи и Буяноваца» (подразделение «Албанской национальной армиии») заявила о возможности возобновления военных действий в южносербском регионе Прешевская долина (война здесь уже шла в 1999-2001 годах). «Армия освобождения Чамерии» пригрозила Афинам вторжением в греческий Северный Эпир для «защиты албанской общины». Учитывая эти обстоятельства, а также то, что оппозиция в Греции и Сербии готова вывести людей на улицы, одной Македонией американские аппетиты явно не ограничатся.

В чем главный смысл всего этого? Речь идет о формировании единого антироссийского фронта от Тираны – до Киева. Координацией его создания, а также сотрудничеством между украинскими и албанскими властями еще несколько месяцев тому назад занимался грузинский бизнесмен, советник премьер-министра Албании и президента Украины Каха Бендукидзе, связанный с британскими политическими и деловыми кругами. После его неожиданной смерти в конце 2014 года, взаимодействие между Киевом и Тираной налаживают представители команды экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, работающие на Украине. Среди подготовленных ими планов – переброска на Балканы части боевиков украинского «Правого сектора», которые, согласно Минским соглашениям, должны быть разоружены.

Если это произойдет, то антироссийский фронт на Балканах еще плотнее сомкнется с украинским. Но результаты его деятельности будут далеки от тех, на которые рассчитывает Вашингтон. Спешка, с которой действуют Соединенные Штаты, ведет к тому, что они один за другим раскрывают свои агрессивные планы. В отличие от американцев, Москва свои намерения выявлять не спешит. Даже строительство «Турецкого потока» (как и продолжение «Шелкового пути») – пока только предварительный проект. Его реализацию Москва, как и Пекин, могут в любой момент пересмотреть. И запас времени у них, в отличие от Вашингтона, для этого есть.

Юрий Городненко, украинский политолог

Источник

Добавить комментарий