Полигон нечистой силы

Украина приготовилась испытывать на себе биологическое оружие

Весь бактериологический материал, собираемый на украинской территории, строго направлялся для обработки в США. Фото с сайта www.ncbi.nlm.nih.gov
Весь бактериологический материал, собираемый на украинской территории, строго направлялся для обработки в США. Фото с сайта www.ncbi.nlm.nih.gov

Среди множества сообщений, постоянно поступающих с Украины, одно прошло незамеченным для широкой публики. Однако оно заставляет призадуматься не только профильных специалистов, но и обычных граждан. Речь идет о правительственном постановлении за № 94-р, датированным 20 января сего года. Согласно ему в Незалежной с 1 января 2017 года прекращается действие на всей территории страны санитарных норм и правил (гигиенических, эпидемиологических и т.д.), доставшихся ей по наследству – прямо скажем, не самому плохому – еще с момента существования СССР. А там, надо сказать, были самые высокие стандарты в мире по обеспечению биологической безопасности человеческой жизнедеятельности. Люди постарше помнят, как весьма эффективно и оперативно в Советском Союзе были локализованы отдельные вспышки вирусных инфекций, занесенные извне, особенно в Одессе и Батуми в самом начале 70-х годов прошлого века. Что говорит о том, что такие суровые реалии постсоветской действительности, как случаи массового отравления детей в летних лагерях, тогда просто были немыслимы.

ПУТЬ ВО МРАК СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Безапелляционное решение «признать утратившими силу акты санитарного законодательства, изданные центральными органами исполнительной власти Украинской ССР», как гласит вышеупомянутый документ, – не что иное, как расплата за подписанное в 2014 году соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Коим предполагается создание зоны свободной торговли по линии Киев–Брюссель.

И как следствие – приведение украинской стороной государственных технических и фитосанитарных стандартов и норм в соответствие с европейским законодательством. По сути, эта уступка – своеобразная расписка «кровью», которой майданный кабмин ввергает душу, а вернее, здоровье своего народа во власть сатаны.

По мнению главы Государственной санитарно-эпидемиологической службы Украины Святослава Протаса, «большая часть актов бывшего СССР на сегодняшний день является неактуальной и ненужной. Система санитарного нормирования была крайне зарегулирована. К примеру, неактуальными являются такие акты, как санитарные требования к колхозным рынкам, или санитарные требования к общественным туалетам отдельно в городах и отдельно в сельской местности, или же выданные еще в 1923 году акты, которые регламентировали порядок выдачи мыла для шахтеров, и прочие». Данное утверждение – всего лишь хорошая мина при плохой игре. Ведь на момент крушения СССР на Украине до августа 1991 года действовало свыше 200 различных документов, регулировавших тогда санитарно-гигиенические и санитарно-эпидемиологические правила и нормы.

С момента крушения СССР многие бывшие союзные республики поспешили отказаться от своего советского прошлого. Это привело в итоге к тому, что они лишились многого, что для целого ряда стран составляет сегодня предмет национальной гордости, как, например, Куба с ее высокоразвитой медициной и самым низким порогом детской смертности в Латинской Америке. Многие страны на постсоветском пространстве после 25-летнего самостоятельного государственного существования такими успехами похвастаться никак не могут. На Украине этот процесс приобрел гипертрофированные размеры. Ведь на момент крушения СССР, как бывшая союзная республика, по мнению видного российского экономиста-аналитика Михаила Хазина, она единственная из 15 субъектов Советского Союза располагала всеми необходимыми возможностями, чтобы, отправляясь в свободное государственное плавание, неплохо стартовать с места в карьер.

Для радужных перспектив у Незалежной имелись все основания. В наследство от СССР ей достался уникальный научно-экономический потенциал вместе с развитой промышленной и транспортной инфраструктурой, лучший в Советском Союзе аграрный сектор экономики, самая высокая среди прочих союзных республик плотность компактно проживающего народонаселения, к тому же расово и этнически однородного, обладающего достаточно серьезным образовательным и профессиональным потенциалом. И, конечно же, прекрасные географические и климатические условия. Но, как говорится, власти Украины поспешили с водой выплеснуть и ребенка. Вышеупомянутое январское постановление ее кабмина – это, по сути, констатация факта ее 25-летнего сползания в хаос путем фактического отказа от действенных механизмов, обеспечивающих не на словах, а на деле высокоэффективную биологическую безопасность всех сторон человеческой жизнедеятельности.

Для Украины с ее достаточно высоким по советским меркам уровнем урбанизации и концентрации потенциально вредных промышленных производств такие необходимые меры в этой области, как контроль за качеством воды и продуктов, не говоря уже про все прочие стороны деятельности санэпиднадзора, а также повсеместная вакцинация населения всегда имели колоссальное значение. И хотя они постепенно со временем стали отходить в область преданий, тем не менее еще оставалась последняя преграда, правда условная и формальная, – юридическая. Но, как показали события начала этого года, и она очень скоро падет. По крайней мере дата этого действа точно определена – 1 января 2017 года. Она может означать только то, что сказал совсем недавно директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных событий Валентин Землянский, правда, по другому поводу, относительно обеспечения безопасного функционирования энергоблоков украинских атомных электростанций: «Я советую уезжать из Украины». Иначе говоря, спасайся кто может. Перспектива, в общем-то, безрадостная, если не сказать больше. Украина в сфере здравоохранения решительно двинулась к мрачному Средневековью.

ВИРУСНЫЙ ЗВЕРИНЕЦ

Как уже отмечалось выше, на момент распада СССР Украина располагала достаточно высоким научно-техническим потенциалом в виде уникальной системы по предупреждению массовых инфекционных заболеваний, представленной в первую очередь сетью противочумных НИИ и мощностями по производству вакцин. После провозглашения государственной независимости власти уже самостийной Украины поспешили присоединиться к Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении (КБТО). А 14 декабря 1992 года ее Минздрав разразился приказом за № 183, в котором в числе прочих приложений значился «Список национальных центров и референс-лабораторий Украины, обеспечивающих изучение и хранение штаммов различных микроорганизмов». В них, между прочим, хранятся возбудители вирусных и прочих заболеваний самых высших групп опасности. То есть представлены все виды тифа, чумы и всевозможных лихорадок, сибирская язва и другая патогенная экзотика. Взять хотя бы Киевский НИИ эпидемиологии и инфекционных болезней, при котором функционирует Центральный национальный музей живых культур микроорганизмов I–IV групп опасности. Там есть все и еще такое, от чего, как говорил Аркадий Райкин, «не то чтобы волосы, но и лысина дыбом встанет».

Несколько позднее весь этот вирусный «зверинец» постановлением самостийного кабмина от 19 декабря 2001 года № 1709 был официально объявлен национальным достоянием Украины. На такой лакомый кусок тут же положили свой глаз заокеанские радетели демократии в лице Агентства по сокращению военной угрозы, структурного подразделения Пентагона, созданного сразу же после крушения СССР под благовидным предлогом уничтожения ядерных арсеналов в бывших союзных республиках. Затем на свет появился документ под названием «Соглашение между Украиной и Соединенными Штатами Америки относительно предоставления помощи Украине в ликвидации стратегического ядерного оружия, а также предотвращения распространения оружия массового уничтожения», утвержденное постановлением № 1077 правительства Украины от 31 декабря 1993 года. Второй пункт пятой статьи данного документа гласит: «Без предварительного письменного согласия Соединенных Штатов Америки Украина не передает и защищает от захвата или присвоения любые материально-технические средства, подготовку или услуги, которые предоставляются согласно настоящему Соглашению, и не передает право собственности на них никому, кроме официального лица, служащего или представителя Украины, и не допускает использования таких материально-технических средств, подготовки или услуг для целей, отличных от тех, для которых они были предусмотрены».

Не надо быть юристом, чтобы понять смысл текста статьи. Данный документ, получивший название «Рамочного соглашения», – своего рода пробный шар в деле реализации всех последующих проектов Пентагона и спецслужб США на территории Украины, в том числе в военно-биологической области. Хотя в его тексте совсем не упоминается бактериологическое (биологическое) или химическое оружие, но именно оперируя «Рамочным соглашением», стороны пришли к консенсусу по поводу патогенного «зверинца» Украины. Для этой цели в Киеве в 1995 году был открыт Украинский научно-технический центр (УНТЦ), через который американцы начали выдавать гранты на исследования по биологической тематике, тем самым финансируя труды ученых, ранее занимавшихся тем же по линии советского ВПК. В первую очередь янки были заинтересованы в так называемых экспедиционных исследованиях, то есть в составлении карт распространения вирусных инфекций, например сибирской язвы, с изучением их миграционных процессов.

ЯДОВИТЫЕ ПЛОДЫ ОРАНЖЕВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Но, как оказалось, это были только цветочки. Ягодки появились после прихода к власти на Украине «оранжевого» президента Виктора Ющенко. Когда заокеанские борцы с мнимой военной угрозой, исходящей от бывших союзных республик, и деятели первого майдана вышли на новый, государственный уровень сотрудничества, обе заинтересованные стороны уже не скрывали своих истинных намерений. 29 августа 2005 года было подписано соглашение с многоговорящим названием «О сотрудничестве в области предотвращения распространения технологий, патогенов и знаний, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия».

Очень характерная деталь, раскрывающая суть происходящего: с украинской стороны документ подписан от имени Минздрава, сугубо гражданской госструктуры, в то время как американцы представлены военным ведомством. Таким образом, Пентагон вознамерился поставить под свой контроль сеть санитарно-эпидемиологических и ветеринарных служб Украины под благовидным предлогом «уменьшения биологической угрозы», как пытался уверить журналистскую братию один из получателей американских грантов академик Борис Стегний, директор Харьковского НИИ экспериментальной и клинической ветеринарной медицины.

Так выглядят возбудители сибирской язвы, превращенные в XX столетии в страшнейшее биологическое оружие. Фото с сайта www.cdc.gov
Так выглядят возбудители сибирской язвы, превращенные в XX столетии в страшнейшее биологическое оружие. Фото с сайта www.cdc.gov

По сему поводу статья первая указанного выше документа гласит: «С целью оказания помощи Украине в предотвращении распространению технологий, патогенов и знаний, находящихся в НИИ эпидемиологии и гигиены (г. Львов), а также на других объектах в Украине, определенных Министерством охраны здоровья Украины, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия, согласно положениям настоящего Соглашения Министерство обороны США предоставляет Министерству здравоохранения Украины безвозмездную помощь в объеме наличных средств, ассигнованных для достижения этой цели». Под такую помощь в бюджете Пентагона была предусмотрена программа финансирования в размере 183 млн долл. Но, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. На выделенные из американского военного бюджета средства соглашением предусматривалось сооружение и оснащение на Украине двух центральных референс-лабораторий (основной и временной) для концентрации в них всей коллекции украинского патогенного «зверинца». А также переоснащение других станций и лабораторий в регионах.

Официально целью заявленных совместных американо-украинских работ по данной тематике соглашения было заявлено полное обеспечение безопасности местных лабораторий в условиях террористической угрозы и, как следствие, расползания биологического оружия по всему миру. Но шила в мешке не утаишь. Многие видные украинские специалисты тут же забили тревогу. В ноябре 2009 года руководитель Симферопольской государственной противочумной СЭС профессор Александр Хайтович в своем письме на имя тогдашнего Главного санитарного врача Украины Александра Беловола выразил вполне оправданную обеспокоенность тем, что предложенные американцами условия вышеупомянутого соглашения приведут к утрате суверенитета страны в части обеспечения собственной биологической безопасности. И в итоге могут привести к неподконтрольному местным властям наращиванию объемов так называемых грязных работ с опасными патогенами на всей территории страны. Тем более что исследования штаммов разновидностей чумы вместо двух научных учреждений теперь распространялись аж на целых 13 подобных.

ОЧЕНЬ ЗАРАЗНЫЙ БИЗНЕС

В октябре 2008 года Пентагон передал весь пакет заказа на модернизацию украинских биологических учреждений на сумму 175 млн долл. американской корпорации «Блэк энд Витч», которая с 1993 года является аффилированным субъектом агентства по сокращению военной угрозы. Сразу же после заключения американо-украинского соглашения в Киеве открылось ее представительство, которое возглавил некто Мэтью Вебер. Последний уже подвизался ранее на том же поприще в нашей стране, однако был объявлен персоной нон грата. Но, как часто случается на постсоветском пространстве, в частности на Украине, многие негативные последствия от принятия там антироссийских акций нивелируются их плохим исполнением. Не стало исключением и указанное соглашение. Переоснащение украинских объектов сопровождалось громкими скандалами, связанными с растратой выделенных средств и прямым давлением сотрудников дипмиссии США на местные медучреждения.

В 2010–2011 годах правительственная комиссия во главе с начальником управления капитального строительства Минобороны Украины Анатолием Илюхой провела обследование лабораторий в Виннице, Львове, Одессе и Симферополе и пришла к неутешительным выводам. Было выявлено немало фактов грубейшего нарушения правил и норм безопасности при реконструкции объектов, способных привести к утечке штаммов весьма опасных инфекций (или их полной утрате). По сему поводу комиссия отметила свои претензии к тому, как обустроены системы вентиляции, герметизации и сейсмоустойчивости. На одном из объектов был обнаружен вопиющий факт, когда вытяжная вентиляция выходила на располагавшееся по- близости детское дошкольное учреждение. Очень показательный момент. Но что самое главное – выводы комиссии были подтверждены повторным расследованием, инициированным вице-премьером Украины Валерием Хорошковским в мае 2012 года.

Как оказалось, в некоторых случаях сметная стоимость работ была завышена чуть ли не в половину. А в качестве подрядных организаций, партнеров американской компании «Блэк энд Витч», выступали инженерно-строительные структуры, представлявшие финансовые интересы местных крупных чиновников. Что нашло отражение в материалах уголовного дела, возбужденного против одного из них, сотрудника отдела международных связей и евроинтеграции Минздрава Украины Андрея Хованского. Но, как водится, настоящие акулы ушли от ответственности, а в сети правоохранительных органов попалась мелкая или средняя рыбешка. Но если б только в этом было дело! Несмотря на то что переоснащение лабораторий проходило в атмосфере грубейших нарушений правил техники безопасности, посольство США в форме ультиматума потребовало от местных чиновников подписать акты приема, невзирая ни на что.

Как это выходило на практике, в свое время было рассказано на страницах еженедельника «2000» в июле 2013 года: когда начальник отдела уменьшения угроз дипмиссии США Лука Клучко напрямую «звонил руководителю учреждения Минздрава, «счастливому» получателю американской помощи, и требовал принять на баланс лабораторию Львовского НИИ эпидемиологии и гигиены, построенную с явными нарушениями чуть ли не всех мыслимых норм и правил. При этом применялась убедительная аргументация из разряда «если не подпишете, что требуется, вы здесь больше не работаете». Тем не менее к 2013 году американцами были переоснащены или созданы заново биологические учреждения в целом ряде областных центров Украины, а во Львове аж целых три. 15 июня 2010 года в присутствии американского посла был открыт первый объект, временная Центральная референс-лаборатория на базе Одесского противочумного НИИ им. И.И. Мечникова.

Этому научному учреждению, общая стоимость которого оценивается в 3 млн долл., была присвоена третья ступень по американской четырехуровневой классификации, которая позволяет работать со штаммами смертельно опасных для человеческой жизни вирусов, вполне пригодных для использования в качестве биологического оружия. Сюда по требованию янки были перемещены все части украинского патогенного «зверинца», где представители военного ведомства США получили к нему прямой доступ, что являлось одним из ключевых требований американской стороны при подписании соглашения 2005 года. И это при том, что здание вновь построенной лаборатории фактически считалось аварийным, приемный акт был подписан после соответствующей телефонной атаки со стороны уже упоминаемого Луки Клучко.

Напомню, что коллекция патогенного «зверинца» была признана в 2001 году национальным достоянием Украины, и для ее перемещения, а тем более концентрации в одном месте, чего ранее не наблюдалось, требовалось специальное разрешение на уровне украинского правительства. Но как выяснилось, посольским чинам США таковое совсем не требовалось. По многочисленным свидетельствам украинской прессы, коллекция была перевезена по устной договоренности Клучко с главврачом Центральной СЭС Минздрава Украины Любови Некрасовой. Причем американцы внедрили на Украине электронную систему мониторинга за распространением инфекционных заболеваний, данные которой, минуя местный Минздрав, напрямую отправляются за океан.

Правда, в реализации американской биологической программы наблюдались сбои. В США явно ошиблись в общей оценке стоимости оснащаемых и сооружаемых объектов на Украине. Из-за чего создание постоянной Центральной референс-лаборатории так и осталось на бумаге. Для реализации этого проекта стороны рассматривали три варианта: во-первых, планировалось построить отдельное здание под Киевом; во-вторых, создать ее на базе Центральной СЭС в самом центре столицы Украины; в-третьих, наделить постоянными полномочиями временную референс-лабораторию в Одессе. Но эти планы так и остались нереализованными.

НАЦИЯ ПОДОПЫТНЫХ

31 мая 2013 года срок действия реализации американских биологических проектов закончился. А значит, всякая деятельность иностранных кампаний или физических лиц подлежала свертыванию. Некоторые украинские научные учреждения, прежде причастные к этому проекту, неожиданно для американского посольства отказались от дальнейшего сотрудничества с Пентагоном. Однако тот и не думал сворачивать с накатанной на Украине биологической дорожки, твердо вознамерившись продлить соглашение до сентября 2017 года. В словесный бой с украинскими чиновниками вступил приснопамятный Лука Клучко, тоном, не допускавшим никакого возражения, категорически потребовавший от МИДа и Минэкономики Незалежной в самые кратчайшие сроки обязать украинский Минздрав и госветфитослужбу продлить соглашение до указанного срока. Словно это не суверенное государство, а племя каких-то дикарей из африканской глубинки.

Президент Янукович тогда не поддался посольскому нажиму. Но вместо того чтобы решительно отказаться от навязываемых американцами правил игры, он в свойственной ему манере лишь приостановил подписание документа о продлении соглашения с целью более детального изучения данного вопроса. Теперь стало ясно, что в числе прочих причин, приведших его к государственному краху, была и эта. Мстительные и мелочные американцы никогда не прощают своим холопам напрасно потраченных средств. После майданного переворота в феврале 2014 года дальнейшая пролонгация соглашения от 2005 года – дело времени.

По сути дела, население Украины превратили в подопытных животных, на которых воздействуют вирусом или какой-либо бактерией и с помощью сети подконтрольных лабораторий изучают его воздействие на славянский генотип. В 2009 году на Западной Украине вспыхнула эпидемия свиного гриппа, очаг которой находился в Тернополе, где как раз располагалась одна из опекаемых американцами биологических лабораторий. Вирус вызвал очень тяжелое осложнение – геморрагическую пневмонию, от которой умерло 14 человек. В СМИ разразилась истерика, распространившая панические настроения по всей стране. Всего жертвами пандемии стало около 450 граждан Украины. Но чудесным образом, словно по мановению волшебной палочки, она исчезла, следом за ней быстро сошла на нет истерика в украинской прессе. А в феврале 2012 года в США произошла утечка из одной закрытой лаборатории, в которой был создан мутированный вирус птичьего гриппа, способный передаваться воздушно-капельным путем. Американцы, естественно, запретили публикацию материалов в СМИ по этой теме, но информация тем не менее просочилась в прессу. Все свои делишки с Минздравом Украины Пентагон также предпочитает не афишировать, действуя в тайне от общественности Незалежной.

Еще в 2010 году украинский журналист Андрей Ганжа написал статью «США–Украина: Очень страшная версия». Материал заканчивался весьма примечательными словами, более всего подходящими в качестве оценочного суждения по данной теме: «Я не сомневаюсь, что американцы, получившие контроль над украинскими штамм-референсами, будут хранить их тщательно. Но я не сомневаюсь и в том, что эти штаммы – оружие. А ружье, висящее на стене в начале драмы, должно выстрелить в ее конце – это закон жанра. И теперь, когда Украина теряет свои суверенные права над своим же бактериологическим оружием, вероятность этого выстрела значительно повышается. Хотя бы потому, что «не жалко». Майданной зимой 2004 года я не раз слышал выражение, заставляющее расправлять грудь от гордости: «Оранжевая революция заразила украинцев вирусом свободы». Прошло несколько лет. Вирус свободы исчез. Но, похоже, появилась «свобода от вируса». Нет, не от вирусных болезней – уж этого мы нахлебались за последние два месяца. Свобода от знаний о вирусе и от деятельности в области вирусологии. Этим теперь будут заниматься другие. И лечить нас будут «Тамифлю» или вакцинами от краснухи. Чем скажут, тем и будем лечиться».

С позиций дня нынешнего это просто убийственная оценка. По сути, оправдавшийся прогноз.

Олег Владыкин

Источник

Добавить комментарий