Без компромиссов

Вооружённые силы Сирии продолжают борьбу против террористических группировок

Режим прекращения огня, вступивший в силу 27 февраля 2016 года, по-прежнему соблюдается в большинстве провинций Сирийской Арабской Республики. ВКС России не наносят удары по оппозиционным вооружённым формированиям, заявившим о прекращении боевых действий и сообщившим в российский или американский центры примирения сведения о своем расположении. На конец минувшей недели количество населённых пунктов, присоединившихся к процессу примирения, составляло 70, а количество незаконных вооружённых формирований, заявивших о своей приверженности принятию и выполнению условий прекращения боевых действий, — 51.

Перемирие не распространяется на запрещённые в России и ряде других стран организации «Исламское государство» (ИГ), «Джебхат ан-Нусра» (сирийское подразделение «Аль-Каиды») и другие экстремистские формирования, признанные Советом Безопасности ООН террористическими. Против них вооружённые силы Сирии в ряде провинций ведут боевые действия, в том числе с использованием ВВС.
Военную ситуацию в Сирии в целом эксперты — и российские, и иностранные — оценивают как очень сложную. Как ИГ, так и «Джебхат ан-Нусра» сохраняют немалый потенциал. К сожалению, экстремистские идеи ещё довлеют над умами немалого числа арабов, придерживающихся суннитской ветви ислама. Отсюда и фанатизм боевиков, который к тому же подпитывается финансовыми «инъекциями» ряда аравийских монархий, обогатившихся за счёт продажи углеводородного сырья.

Нередко не соблюдают условия перемирия вооружённые группировки оппозиции, ориентирующейся на Турцию, Саудовскую Аравию и Катар. Воспользовавшись мирной паузой, они целеустремлённо укрепили за два месяца свою инфраструктуру и получили подкрепления из-за рубежа. На днях в провинции Латакия боевики причисляющей себя к оппозиции группировки «Ахрар аш-Шам» из РСЗО и миномётов обстреливали позиции подразделений правительственных сил, а отряды оппозиционной группировки «Джейш аль-Ислам» подвергли миномётному обстрелу пять селений в провинции Дамаск.

На прошлой неделе сирийский премьер Ваиль аль-Хальки в интервью РИА Новости заявил, что ряд государств продолжают пытаться разрушить экономику Сирии, чтобы низвести Сирию до статуса «несостоявшегося государства». «Мы видим, — сказал он, — что Саудовская Аравия, Турция и Катар, а также западные страны — такие как Великобритания и Франция — не имеют реального желания продвигать процесс политического урегулирования в Сирии. Они, наоборот, содействуют эскалации террористической деятельности». По его словам, за прошлую неделю через турецкую границу в сирийские провинции Алеппо и Идлиб проникло более пяти тысяч боевиков.

За прошлую неделю через турецкую границу в сирийские провинции Алеппо и Идлиб проникло более пяти тысяч боевиков

В Латакии продолжаются бои возле ключевого, с точки зрения ситуации в этой провинции, посёлка Кабани, который является здесь, по сути, последним крупным опорным пунктом экстремистов. Правительственные войска стараются выбить боевиков с близлежащих высот, чтобы, закрепившись на них, взять Кабани под огневой контроль, а затем и «зачистить» его. Освобождение этого населённого пункта открывает дорогу на Джиср эш-Шугур — стратегически важный город на северо-западе провинции Идлиб, контролируемой радикальными исламистами.

Правительственным силам в провинции Латакия, как отмечают арабские СМИ, противостоят боевики как террористической группировки «Джебхат ан-Нусра», так и другие экстремистские формирования. Среди них — боевики «Исламской партии Восточного Туркестана» (её костяк составляют исламские экстремисты, уйгуры по национальности), выходцы с Северного Кавказа.

В целях ослабить натиск на Кабани бандформирования на минувшей неделе предприняли скоординированные атаки на северо-востоке провинции Латакия и в долине Аль-Габ (Сахель аль-Габ) на северо-западе провинции Хама, но были отбиты — не в последнюю очередь благодаря точным ударам с воздуха.

Боестолкновения  постоянно происходят и в районе провинциального центра Алеппо — второго города страны (до войны там проживало около 2,5 млн человек). Две трети города (центральные кварталы, западные и южные районы) контролируются правительственными войсками. Отряды «Сирийской свободной армии», причисляемой к так называемой умеренной оппозиции, и их союзники из числа экстремистов контролируют лишь восточную часть Алеппо.

До февраля их снабжение шло из Турции по автотрассе Килис — Аазаз — Алеппо, однако затем сирийские войска перерезали её, установив наземную связь с курдским анклавом с центром в Африн. Теперь разношёрстные формирования мятежников в районе Алеппо (по оценкам западных экспертов, до 10 тысяч человек, четверть из которых боевики «Джебхат ан-Нусры») снабжаются только через провинцию Идлиб. Если правительственные силы сумеют освободить несколько населённых пунктов северо-западнее Алеппо (Анадан, Хрейтан, Кафр-Хамра), то мятежники окажутся в котле.

Отсюда повышенная политическая активность и дипломатические манёвры западных покровителей противников Башара Асада, стремящихся не допустить очистки Алеппо от боевиков «Джебхат ан-Нусры». В эти дни они безосновательно обвиняют сирийские власти в несоблюдении условий перемирия, хотя очевидно, что те имеют законное право на уничтожение террористических формирований.

Марина Елисеева

Источник

Добавить комментарий