Биобактериологическая деятельность США на постсоветском пространстве приобретает новое качественное измерение?

Biolog.Oruzhie_620В середине апреля МИД России в очередной раз выразил особую озабоченность в связи с «непрекращающимся расширением» зарубежной военно-биологической инфраструктуры Пентагона. «Соответствующие объекты появились во многих странах, в последние годы их создают все ближе к российским границам, – отмечается в соответствующем комментарии. – О «гуманитарной направленности» работы таких микробиологов и врачей в погонах, имеющих дело с возбудителями особо опасных инфекций, говорить не приходится, а о реальном содержании их деятельности можно только догадываться, поскольку она полностью засекречена». В качестве одного из примеров подобного рода деструктивной деятельности была названа построенная США в посёлке Алексеевка близ Тбилиси «лаборатория высокого уровня биологической изоляции». Формальная передача данного американского военного объекта под юрисдикцию грузинских властей, разумеется, ничего принципиально не меняет.

Отношение Вашингтона к Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия, иным международно-правовым нормам в этой чувствительной сфере носит, мягко говоря, чрезвычайно вольный характер. Действующие и вновь принимаемые в США правовые акты идут вразрез с их международными обязательствами, с тревогой отметили на Смоленской площади: «Сюда относятся, в частности, оговорка к Женевскому протоколу 1925 года в отношении права использования химического и токсинного оружия в порядке ответа и приказ президента США № 11850, позволяющий вооруженным силам США применять «нелетальное» химическое и токсинное оружие в качестве средства ведения войны. Особенно вопиющим фактом является применение так называемого Патриотического акта 2001 года, по сути разрешающего разработку биологического оружия с согласия правительства США. Этот документ, в его «биологической» части, на наш взгляд, должен быть незамедлительно отменен».

Директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля за вооружением МИД РФ Михаил Ульянов обращает внимание на  грубые нарушения американской стороной требований в сфере обращения, производства и передачи возбудителей особо опасных инфекций даже на собственной территории. На Смоленской площади напоминают также о многолетней рассылке Пентагоном живых спор сибирской язвы. «Наиболее вопиющим инцидентом стала неоднократная рассылка в 2005-2015 годах испытательным центром сухопутных войск США (Дагуэйский полигон, штат Юта) жизнеспособного возбудителя сибирской язвы 194 адресатам в десяти странах мира, напоминает Михаил Ульянов. По мнению российских профильных специалистов, как минимум в одно государство – Республику Корея – подготовленная соответствующим образом «живая» рецептура была отправлена преднамеренно в рамках тестирования системы комплексной оценки биологической обстановки.

Только наивные простачки могут делать вид, что речь идёт о некой случайности: смертоносные вирусы отправлялись 195 раз в 12 государств по всему миру. «В результате смертельной опасности заражения оказались подвергнуты не только ничего не ведавшие граждане США, но и население других стран. До сих пор остаются не выясненными до конца масштабы этих нарушений, включая реальное предназначение «производственных объектов» Минобороны США, нарабатывавших споры, а также подлинные цели их отправки за рубеж на американские военные объекты», – отмечается в заявлении российского внешнеполитического ведомства.

Для тревоги со стороны Москвы (да и не только Москвы, а в первую очередь общественного мнения самих «подопытных» стран) имеются веские основания. Ещё в конце 1980-х годов Центр медицинской разведки Вооруженных Сил США начал активно собирать и анализировать информацию о микробиологических исследованиях в странах третьего мира, в число которых после 1991 года органично влились также и новые постсоветские республики. И если эксперименты над собственными гражданами являются прерогативой американских властей (хотя, с другой стороны, это ещё как посмотреть), однако для нас важнее то, что происходит в непосредственной близости от российских границ. В контексте развязанной Западом против России так называемой «гибридной войны» на опасные эксперименты с вирусами, находящиеся на стыке гражданской и военной медицины, вряд ли следует закрывать глаза.

На «грузинскую» лабораторию журналисты обратили внимание, как минимум, в 2012 году, а не так давно помощник премьер-министра РФ, бывший главный санитарный врач России Геннадий Онищенко выступил с примечательным заявлением, высказав опасения по факту возможности намеренного заражения комаров вирусом Зика работающими на территории Грузии американскими военными микробиологами. По словам Онишенко, российские энтомологи еще в 2012 году обнаружили и зарегистрировали на черноморском побережье подвид комара, который может выступать в качестве переносчика данного типа вируса.

Впрочем, соответствующая деятельность профильных американских ведомств Грузией вовсе не ограничивается; до некоторой степени оно имело модельный характер. Напомним, предпосылкой к сотрудничеству Грузии и США и созданию Лаборатории явилось подписание в 2002 году соглашения «О сотрудничестве в сфере технологий и патогенов, связанных с развитием биологического оружия и нераспространения информации в этой сфере». Впоследствии типовые соглашения были подписаны и с некоторыми другими странами (или находятся в процессе проработки).  В августе 2005 года был подписан двусторонний договор между США и Грузией о реализации программы «Нанн-Лугар», названной так по фамилиям американских сенаторов – авторов проекта. В конце 2006 года, сенатор Лугар, вместе с министром здравоохранения Грузии Чипашвили посетили открывшуюся лабораторию. Впоследствии туда водили в том числе экскурсии из России, однако, разумеется, сотрудники американского военного объекта показывали им только то, что хотели показать…

По некоторым сведениям, свои коллекции возбудителей опасных болезней в обмен на американскую помощь передали в Соединённые Штаты, проигнорировав обеспокоенность Москвы, такие страны СНГ, как Украина, Грузия, Азербайджан и Казахстан (список может дополняться). При этом в случае с Азербайджаном в 2005 году посредничество при передаче более 60 образцов опасных бактерий американскому Армейскому медицинскому центру им. Уолтера Рида оказал, помимо, Ричарда Лугара, также посетивший Баку сенатор Барак Обама, который впоследствии уже в должности президента США продолжил финансирование соответствующих программ Пентагона.

В последние месяцы количество публикаций на «биолого-бактериологическую» тему, касающихся разных постсоветских стран (в том числе и входящих в ЕАЭС) значительно возросло, что вряд ли это можно считать простой случайностью. Особенно – в ситуации, когда подозрительно участившиеся вспышки странных заболеваний не обходят стороной и российские регионы, включая Северный Кавказ. Кроме того, более ранние  вспышки атипичных заболеваний на юге России (высокозаразный менингит среди детей в Ростовской области, африканская чума свиней и ящур на юге России) могли быть биологическими маркерами, целенаправленно заброшенными с территории сопредельной кавказской страны (именно оттуда, как подтвердили исследования, была занесена, например, африканская чума свиней).

30 октября 2015 года секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев отметил, что количество лабораторий на территории стран СНГ под управлением США за последнее время возросло в двадцать раз; на создание биологического оружия военной направленности выделяются десятки миллиардов долларов.

Совпадение или нет, но уже в начале ноября Журналистам Алматы в очередной раз продемонстрировали строящуюся на средства США Центральную референц-лабораторию (ЦРЛ) для исследований особо опасных патогенов. Главный государственный санитарный врач Казахстана Жандарбек Бекшин уверенно отрицал наличие какой-либо опасности для здоровья граждан, намекая на зловещие замыслы неких кругов, не заинтересованных в повышении биологической безопасности Казахстана: «Никоим образом нельзя говорить, что здесь будет производиться разработка какого-то оружия, тем более массового поражения». По его словам, всё обстоит ровно наоборот: референц-лаборатория будет содействовать уменьшению биологической угрозы, в том числе и оружия массового поражения. Согласно официальной версии, ЦРЛ позволит казахстанским ученым диагностировать самые сложные, в том числе новые угрозы инфекционного характера и заниматься их профилактикой. Завершение строительства данного уникального в плане технического оснащения объекта стоимостью 150 млн долл. планируется в 2016 году.

Пресс-атташе посольства США в Казахстане Чарльз Мартин заверил, что миссия США в этом проекте заключается в повышении уровня «мировой безопасности» и поддержке Казахстана как «союзника и друга США», а также как лидера в процессе нераспространения оружия массового поражения. США, разумеется, только бескорыстно помогают и ничего опасного в Казахстан не завозят.

Между тем, реальность может оказаться вовсе не такой благостной. Помимо проведения военных биологических исследований без оглядки на американское общественное мнение и международное (и без того несовершенное) право, речь может идти об искусственном выведении болезнетворных микроорганизмов, нацеленных на поражение конкретного генотипа, животного мира или населения определённой территории (например, по этническому признаку).

О потенциальной опасности подобного рода экспериментов свидетельствует и печатный опыт Украины. Периодические вспышки странных заболеваний в Одессе и других местностях общественное мнение устойчиво связывает с функционированием расположенных поблизости закрытых объектов. Наиболее известна деятельность американских биологов в городе Мерефа под Харьковом, где они в полную силу развернулись аккурат после переворота в Киеве в 2014 году. Примечательно, что двусторонние документы о сотрудничестве в биобактериологической сфере ещё при Ющенко подписывались с американской стороны Пентагоном, в то время как с украинской – Минздравом, сопровождаясь многочисленными скандалами. Стороны продвинулись достаточно далеко и, скорее всего, близкими к истине являются предположения, что «население Украины превратили в подопытных животных, на которых воздействуют вирусом или какой-либо бактерией и с помощью сети подконтрольных лабораторий изучают его воздействие на славянский генотип». В ноябре прошлого года очередной скандал разгорелся в Херсоне: местные СМИ заподозрили Госсанэпидслужбу в сокрытии информации о причастности Министерства обороны США к строительству в центре города  лаборатории особо опасных инфекций, созданной для накопления и хранения биологических веществ, которые могут быть использованы для создания биологического оружия. В этой связи отметим, что в последние месяцы приграничная с Крымом Херсонская область Украины стала ареной активной деятельности экстремистских террористических группировок так называемого «меджлиса», непосредственно связанных с Турцией, что приводит к дальнейшей деградации систем безопасности. По данным ряда СМИ, боевики в Сирии получали боевые отравляющие вещества именно с территории сопредельной ближневосточной страны. Из Грузии в Турцию для дальнейшей переправки террористам могли быть переброшены некоторые биохимические компоненты. Высказываются предположения, что Анкара участвовала в строительстве биолабораторий в Грузии, в то время как подобные объекты могут находиться на территории самой Турции, где они были созданы в основном в 1970-х годах, в соответствии с планами США и НАТО по «сдерживанию» Советского Союза на южном «театре военных действий».

Одна из немногих стран бывшего СССР, относительно которой нет подтверждений наличия американских биолабораторий, является Армения (возможно, потому что эта страна не имеет границ с Россией…). Однако и здесь, возможно, имеют место некоторые наработки, особенно с учётом того, что имеющиеся в республике коллекции опасных вирусов не могли не стать предметом внимания внимательно изучающих советское наследство американских партнёров. В начале 2000-х годов армянское предприятие «Лизин» было обвинено американцами в попытке продажи Ирану штаммов бактерий, якобы пригодных для создания бактериологического оружия. Впрочем, попытки поставить армяно-иранские связи в «санкционный» контекст могли преследовать не только пропагандистские, но и более прикладные цели. В 2013 году сообщалось о программе создания в Армении при поддержке США так называемой национальной инженерной лаборатории широкой специализации стоимостью более чем 6 млн. долл. (соответствующий меморандум был подписан 4 мая 2012 года). По данным информагентства АРКА, около 1,5 млн долл. предоставила техасская National Instruments, специализирующейся в области разработки и производства аппаратно-программных средств автоматизации измерений, диагностики, управления и моделирования в широком спектре приложений. 350 тыс. долл. было выделено правительством Армении (им руководил Тигран Саркисян) и ещё 650 тыс. долл. – Государственным инженерным университетом Армении (ранее Ереванский политехнический институт). Интересно, что остальная часть, т.е. более 60 % стоимости проекта, предоставлено в рамках американской программы USAID.

Как видим, суммы пока относительно небольшие, однако не исключено, что они могут увеличиться. К 2017 году планируется развернуть до 30 лабораторий, которые будут проводить исследования по более чем 30 специальностям, включая биохимию и инженерную биологию.

* * *

Очевидно, что никаких гарантий со стороны США относительно деятельности их военных лабораторий в сопредельных с Россией странах ожидать не приходится. К примеру, вряд ли реалистично договариваться о какой-либо системе мониторинга в этой сфере с жесткими международными санкциями в отношении внешнеполитических субъектов, виновных в передаче подобного оружия. Хотя бы потому, что деятельность подобного рода субъектов (отнюдь не только государств) никак не регулируется нормами и так соблюдаемого весьма условно международного права. Между тем, речь идёт вовсе не о разведении цветов и даже бабочек, а о куда более серьёзной деятельности, способной породить целый спектр вызовов и угроз…

Попытки превратить соседние с Россией страны в «вирусные питомники» вряд ли будут сопровождаться со стороны Москвы восторгами и аплодисментами. А реляции о том, что эти питомники, дескать, находятся под надёжной охраной американских специалистов, тем более не будут внушать доверия. Вряд ли взгляд наших заокеанских партнёров на вопросы военной биологии кардинально отличается от их представлений о терроризме, призванном, как это показывает ближневосточная практика, служить вполне конкретным геополитическим интересам. Таким образом, значительное финансирование разработок в сфере молекулярной биологии и медицины, фундаментальных и прикладных биотехнологий, рост затрат на разработку нового биологического оружия вряд ли может рассматриваться в отрыве от актуальных внешнеполитических задач наших заклятых партнёров, в том числе и по ведению против России и её соседей так называемой «гибридной войны». В период второй чеченской кампании в российских СМИ можно было встретить неподтверждённые сведения о наличии бактериологического оружия у незаконных вооружённых формирований, действовавших на Северном Кавказе. Сегодня же то, в чем американские представители обвиняли так называемые «страны-изгои» («…они могут использовать  очень  небольшое  число баллистических ракет, но могут оснастить их химическим или бактериологическим  оружием  и  могут нас шантажировать в критических ситуациях…»), по-видимому, вполне по силам, в частности, орудующим на Ближнем Востоке «умеренным» с американской точки зрения группировкам. К примеру, если зарин, содержащийся в снарядах, которыми террористы обстреливают кварталы Алеппо, прежде чем попасть в ставшую раздольем для западных ЧВК Сирию, пересёк несколько границ – то что помешает в будущем проделывать аналогичные эксперименты с содержимым вышеуказанных «питомников»?.. Моральные соображения отметём сразу – в своё время турецкая пресса писала о том,  что более 200 западных фирм продавали технологию и компоненты для производства химического и бактериологического оружия, а также средств его доставки «саддамовскому» Ираку, тем самым открыто нарушая, в частности, Конвенцию о запрещении химического оружия и подрывая режим его нераспространения. С поправкой на стремительную деградацию международного права в течение последних 10-15 лет и активность различного рода неформальных объединений и групп, шурующих в непосредственной близости от российских границ, можно прийти к неутешительным выводам.

Всё это и далее будет внушать особую тревогу, вынуждая российскую сторону предпринимать ответные меры, направленные на защиту национальной территории, населения, объектов промышленности и сельского хозяйства от всего комплекса угроз, имеющих трансграничное происхождение. В том числе – в рамках действующей «Национальной системы химической и биологической безопасности Российской Федерации», включая соответствующие организационные мероприятия, направленные на обеспечение биологической безопасности страны и предотвращение имеющихся рисков.

Владимир Петров

Добавить комментарий