База, военный объект или военное присутствие Турции в Азербайджане

Azerbajzhan-Turtsiya-armiya20 июля президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал указ об утверждении протокола по передаче в пользование личному составу Вооруженных Сил Турции зданий и строений в военном городке «Гызыл Шярг» («Красный Восток») в Баку и одного терминала на военном аэродроме в поселке Зейналабдин Тагиев (бывшее название Насосный, расположен в 45 км севернее Баку). Межправительственный протокол был подписан 3 июня 2016 года в Баку, говорится в сообщении пресс-службы президента Азербайджана. Согласно указу, министерству обороны Азербайджана поручено обеспечить выполнение предписаний данного протокола. А МИД прикаспийской республики должен уведомить правительство Турции о выполнении всех внутригосударственных процедур для вступления в силу протокола, говорится в документе.

Многие ведущие азербайджанские сетевые СМИ, прежде всего haqqin.az, в своих первых сообщениях поспешили дать информацию о создании военной базы Турции в Азербайджане. Однако, заместитель министра обороны Азербайджана командующий ВВС генерал-лейтенант Рамиз Тахиров сообщил журналистам о том, что такая интерпретация указа президента И.Алиева не соответствует действительности По его словам, еще с 1999 года аэродром, расположенный в поселке Гаджи Зейналабдин Тагиев на берегу Каспийского моря в районе Сумгаита, используется для отправки транспортными самолетами ВВС Турции азербайджанских военнослужащих, участвующих в миротворческих миссиях в Косово, Афганистане и Ираке. Он отметил, что согласно протоколу, утвержденному 20 июля президентом Азербайджана, здание, расположенное на территории военного городка «Гызыл Шярг» и используемое с 90-х годов, отдано в аренду аппарату военного атташе Турции в стране. «Этот протокол дает возможность арендатору осуществить ремонтные работы», – резюмировал замминистра.

Если следовать опровержению, а также аргументации азербайджанских должностных лиц и экспертного сообщества, то весьма некорректно вести сколь-либо серьезный разговор и дислокации вблизи Баку турецкой военной базы по следующим основным причинам:

— Конституция Азербайджана запрещает размещение на территории страны военной базы третьей страны. Более того, с мая 2011 года страна является членом Движения неприсоединения – международной организации, объединяющей 120 государств мира на принципах неучастия в военных блоках. Под ними на момент основания организации подразумевались, прежде всего, Организация Североатлантического договора (НАТО) и Организация Варшавского договора, а также Организация Центрального договора, Организация договора Юго-Восточной Азии и т.п.;

— для создания военной базы Турции в Азербайджане надо внести изменения в военную доктрину страны, которая исключает размещение иностранных военных баз;

— военная база – это полностью закрытая территория с автономным управлением военных иностранного государства. На военном аэродроме поселка Зейналабдин Тагиев турецкие военные используют только один терминал с ограниченными возможностями, а поселок «Гызыл Шярг» находится фактически в центральной части Баку. Это не огороженная открытая территория, где проживают гражданские лица. В частности, на это обращает внимание военный эксперт, глава НПО «Военные журналисты» Узеир Джафаров;

— он же полагает, что за вышеупомянутыми объектами закрепляется дипломатический статус и туда не смогут, например, входить представители Азербайджана без соответствующего разрешения турецкой стороны.

В то же время, в связи с вышеупомянутым указом президента И.Алиева в Азербайджане есть эксперты, которые дают несколько иную оценку этом документу. В частности, политолог Зардушт Ализаде полагает, что, как бы ни называлось расквартирование турецких военных в Азербайджане, базой или объектом, это не что иное, как «ответ Баку на агрессивную политику Москвы на постсоветском пространстве». «Политика России на постсоветском пространстве привела к тому, что каждая страна будет искать себе защиту, и присутствие турецких военных на Апшероне как раз является ответом Азербайджана на агрессивную политику Москвы», считает Ализаде. По его мнению, Баку, предоставляя Турции (по сути НАТО) территорию для создания военной инфраструктуры, преследует две цели: нейтрализует военную угрозу, исходящей от российской базы в Армении, а также оберегает себя в будущем от российской военной угрозы. После событий в Украине этого и следовало ожидать, Азербайджан страхует себя от негативных сценариев в будущем. Кроме того, речь якобы идёт не о базе, а о турецком военном объекте, который никакой угрозы соседнему Ирану нести не будет. Факт нахождения турецких военных в Азербайджане укрепит положение Баку в переговорах с Москвой, как в карабахском вопросе, так и в двусторонних отношениях.

Видимо бакинские политологи предполагают, что в Москве и Тегеране изначально поверят вышеизложенным аргументам. Однако реалии представляются несколько иными. В частности, 19 июля в Ереван, в рамках планового визита, прибыла делегация главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных сил России. Визит продлился три рабочих дня и по времени совпал с разгаром кризиса, который возник в результате захвата радикальной вооруженной группировкой «Сасна црер» расположения полка патрульно-постовой службы в ереванском муниципалитете Эребуни. Целью визита было окончательное обсуждение и подготовка к подписанию соглашения об Объединенной группировке войск (сил) Вооруженных сил Армении и РФ. Ранее мы уже сообщали, что президент Армении назначил командующим группировкой генерал-майора Андраника Маркаряна, ранее командовавшего 4-м армейским корпусом Вооруженных сил страны.

По мнению одного из создателей армии Армении генерал-лейтенанта Нората Тер-Григорьянца (бывший заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск России, активный участник афганской и карабахской войн), создание объединенной группировки российских и армянских войск на территории Армении – очень хорошее решение, и оно не позволит разгореться пожару в подбрюшье России, на Южном Кавказе. Генерал напомнил, что во времена СССР буферную функцию для Москвы выполняли страны Варшавского договора. Они отделяли Советский Союз от НАТО и в случае «часа Х» давали возможность быстро отразить агрессию, подтянуть основные силы для разгрома нападающих. Сегодня этого «буферного пояса» нет. На западе осталась Белоруссия, на юге – Армения, в центрально-азиатском регионе – Таджикистан, Киргизия, Казахстан. По мнению Тер-Григорьянца, создание объединенных группировок войск с дружественными странами – гарантия безопасности России. Военные базы в Южной Осетии, Абхазии и Армении, объединенные общим командованием с армянскими войсками, позволяют россиянам чувствовать себя на Кавказе надежно защищенными.

В Ереване вышеупомянутый указ президента И.Алиева рассматривают как правовое оформление постоянного военного присутствия Турции в Азербайджане. Разговоры о том, что под военной базой якобы следует понимать полностью закрытую территорию с автономным управлением военных иностранного государства, в Армении всерьез не воспринимаются. Здесь констатируют, что на территории, которую азербайджанская сторона представляет под видом нескольких комнат в ведении турецкого военного атташе, следует понимать как место, где ведется и будет вестись военная деятельность Анкары. При этом, безусловно, следует учитывать, что Турция не просто является активным членом НАТО, имеющим вторую по численности сухопутную армию в Североатлантическом блоке, но страной курирующей от имени блока регион Южного Кавказа.

В Ереване также полагают, присутствие де-факто турецкой военной базы в Азербайджане оформлено куда более хитрым и изощренным образом по сравнению с тем, что хотела бы сделать Грузия. Военные объекты в «Гызыл Шярг» и Гаджи Зейналабдин Тагиев, по сути, являются скрытым военным присутствием Турции. При этом отметим, что реальное военное присутствие Турции в Азербайджане обозначалось еще в первой половине 1990-х годов, особенно в районе Нахичеванской автономии.

Что касается Грузии, то она действует в этом вопросе куда более бесхитростно. Тбилиси не скрывает, что давно хотел бы иметь на своей территории полноценную военную, военно-воздушную или военно-морскую базу НАТО, которая стала бы одним из важнейших элементов обеспечения национальной безопасности страны. Однако присутствие НАТО в Грузии пока достаточно ограничено по форме (учебные центры, лаборатории Пентагона и пр.).

Совершенно очевидно, что все дальнейшие развития по вопросу турецкого военного присутствия в Азербайджане, которое, по сути, является началом пути к созданию базы страны – члена НАТО, будут самым внимательным образом отслеживать не только в Ереване, но и, прежде всего в Москве и Тегеране.

Причиной внимания России и Ирана к повышению турецкого военного присутствия в Азербайджане, в частности, является:

— достаточно тесное военное и военно-политическое сотрудничество Баку с Анкарой и Тбилиси;

— имеющиеся и декларируемые планы по совместной трехсторонней охране энергетических и транспортных коммуникаций трех стран в регионе Южного Кавказа;

Россия и Иран будут предпринимать совместные усилия для того, чтобы не допустить военно-политического дисбаланса в регионе в пользу НАТО. В Москве и Тегеране понимают, что пока у НАТО нет конкретных планов по организации охраны энергетической и транспортной инфраструктуры линии Баку – Батуми. Но это только пока. В ближайшей перспективе страны-партнеры в лице Грузии и Азербайджана могут обратиться в Брюссель с просьбой рассмотреть и оценить предложения по обеспечению транспортной и энергетической безопасности, которая может быть объявлена как приоритетная проблема. И в этом контексте наличие турецкого военного присутствия в Азербайджане может сыграть важную роль при принятии конечного политического решения.

Естественно, что все вышеупомянутые угрозы, с учетом неурегулированного нагорно-карабахского конфликта, осознают и в Ереване. Поэтому формирование Объединенной группировки войск (сил) Вооруженных сил Армении и РФ становится предельно актуальной темой повестки для двустороннего российско-армянского военно-политического сотрудничества.

Саркис Мартиросян

Фото: asia.in.ua

Добавить комментарий