Сирийский шанс на мир или о вреде завышенных ожиданий 

65d3288d-1b77-4f9a-ab6d-c1c9ae064195_cx4_cy2_cw92_mw1024_mh1024_sРоссийская Федерация, эффективно осуществляющая с осени 2015 года военную операцию против международных террористических группировок в Сирийской Арабской Республике, также прилагает активные дипломатические усилия, направленные на мирное урегулирование политического конфликта между правительством Башара Асада, с одной стороны, и отрядами вооружённой оппозицией с другой. По информации Российского центра по примирению враждующих сторон на территории Сирии по состоянию на 25 января 2017 года общее количество населённых пунктов, присоединившихся к процессу примирения при посредничестве РФ, составляет 1148; общее количество вооружённых формирований, заявивших о своей приверженности принятию и выполнению условий прекращения боевых действий – 104. В то же время продолжаются переговоры о присоединении к режиму прекращения огня с отрядами вооружённой оппозиции в провинциях Хомс, Хама, Алеппо и Эль-Кунейтра[1].

Одним из весомых результатов дипломатических усилий России являются завершившиеся 24 января межсирийские переговоры в Астане. Они стали важным этапом в процессе мирного урегулирования вооруженного конфликта продолжающегося более 6 лет. Главным итогом состоявшихся переговоров можно назвать сам факт встречи представителей вооружённой сирийской оппозиции с представителями правительства Башара Асада, несмотря на то, что как таковых прямых контактов сторон конфликта на переговорах в Астане не было (контакты осуществлялись через посредников из России, Ирана и Турции).

Отдельными европейскими и американскими СМИ (например, русскоязычная версия канала «Deutsche Welle»)  переговоры 23-24 января уже были позиционированы, как не совсем успешные ввиду отсутствия прорыва, который, якобы, ожидался всеми и особенно населением Сирии. В этой связи была выражена надежда на то, что в Женеве в феврале текущего года удастся достичь чего-то большего.[2] Вместе с тем для завышенных ожиданий почвы не могло быть в принципе. Так, ещё 20 января этого года на встрече со своим казахстанским коллегой российский Министр иностранных дел Сергей Лавров рассказал, чего ожидает от астанинских переговоров Россия. Во-первых, закрепление подключения вооружённой оппозиции к межсирийскому переговорному процессу, во-вторых, создание условий для начала прямых переговоров между вооружённой оппозицией и правительством Сирии. Сергей Лавров также отметил, что сути политических договорённостей посредники затрагивать не собираются и навязывать сторонам они ничего не будут. Главную задачу Россия видит в возобновлении переговорного процесса и вовлечении в него отрядов вооружённой оппозиции, контролирующих территорию «на земле» с целью «обеспечить полностью представительный характер сирийских оппозиционеров».[3] В телефонном разговоре министров иностранных дел России и Турции 24 января была подчеркнута важность установления прямых контактов между сирийским правительством и вооружённой оппозицией для укрепления режима прекращения боевых действий, завязывания межсирийского диалога, как единственного пути достижения мира в Сирии[4].

Таким образом, цели России как посредника в ходе проведения переговоров, были достигнуты. Дальнейшая деятельность российской дипломатии будет сосредоточена на сохранении, укреплении и расширении режима прекращения огня, установленного в Сирийской Арабской Республике с 30 декабря прошлого года[5]. Также одним из основных результатов встречи стало решение России, Турции и Ирана о создании механизма трехстороннего контроля за соблюдением сторонами конфликта режима прекращения огня и пресечения возможных провокаций [6]. По сути, это единственный документ, который был подписан по итогам переговоров. Ни делегация сирийского правительства, ни представители сирийской вооружённой оппозиции не подписали итоговое заявление. Данный факт может быть позиционирован в качестве дипломатической неудачи трёх посредников и преподноситься в ключе, направленном на подрыв усилий России, Турции и Ирана. Однако речь идёт о создании трёхстороннего контрольного механизма по укреплению уже существующего режима прекращения огня, участниками которого уже являются как сирийское правительство, так и представленная в Астане объединённая вооружённая оппозиция. Продолжение участия последней в мирном урегулировании  и приглашение её на переговоры в Женеву 8 февраля – главный итог астанинской встречи. Внешнеполитическим российским руководством результаты переговоров 23-24 января оценены в качестве призванных «содействовать продвижению процесса политического урегулирования в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН»[7]. Искусственное создание в СМИ и социальных сетях атмосферы, направленной на скорые прорывные решения сирийского конфликта по существу, может способствовать только созданию завышенных ожиданий в обществе. Это не будет способствовать находящемуся в процессе становления и всё ещё хрупкому процессу мирного урегулирования.

Не менее важным результатом переговоров в столице Казахстана стала демонстрация эффективности и работоспособности трёхстороннего российско-ирано-турецкого формата посредничества сирийского урегулирования. Целью трёхстороннего взаимодействия является прекращение сирийского конфликта. Иран, Турция и Россия пришли к единому мнению о невозможности решения конфликта военным путём, заявили о готовности способствовать выработке и выступить гарантами будущего политического соглашения, к которому придут сирийское правительство и оппозиция. Помимо признания территориальной целостности Сирии, многоэтничного, многоконфессионального, демократического и светского характера её государственности Москва, Тегеран и Анкара заявили о важности расширения режима прекращения огня, подтвердили свою решимость совместно бороться с запрещёнными в нашей стране группировками ИГИЛ и Джебхат Ан-Нусра и отмежевать от них отряды вооружённой оппозиции. Также страны призвали другие государства, имеющие влияние на ситуацию «на земле», включиться в процесс мирного урегулирования.[8]

По словам Сергея Лаврова, на данном этапе российская дипломатия проявляет активность по наращиванию взаимодействия с Ираном и Турцией, а также иными странами региона. Российский министр иностранных дел высоко оценил достигнутые результаты согласованных усилий, к числу которых также отнёс взаимодействие по линии военных ведомств: освобождение от экстремистов Алеппо и введение режима прекращения огня[7]. Наличие трёхстороннего формата Россия-Турция-Иран ни в коем случае не свидетельствует об отсутствии противоречий между тремя странами, скорее, наоборот, он является показателем наличия серьёзных расхождений в позициях Москвы, Анкары и Тегерана и был создан для их преодоления. Данный формат говорит о серьёзности переговорного потенциала посреднических усилий трёх стран. С учётом того, каков был характер отношений России и Турции в недавнем прошлом после ноябрьского инцидента 2015 года, можно говорить о достижении серьёзного прогресса. Дополнительным подтверждением этого является не просто создание, но и реальное функционирование совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого Соглашения[1].

Следует отметить, что определенное положительное влияние на проведенные 23-24 января переговоры оказала и казахская сторона. Так, в отличие от Ирана, Турции и России Казахстан в процессе мирного сирийского урегулирования выступает в качестве субъекта, оказывающего «добрые услуги», предоставляя место для ведения переговоров, содействуя прямым контактам сторон и обеспечивая переговорный процесс без непосредственного в него вовлечения. Несмотря на то, что Казахстан больше позиционирует свои усилия как непостоянного члена Совета Безопасности ООН, его деятельность сказывается положительно и для тех организаций безопасности, членом которых он является (в первую очередь ОДКБ и ШОС)[9,10]. При этом необходимо заметить, что казахстанская дипломатия хоть и ограниченно, но систематически принимает участие, как в непосредственных процессах сирийского мирного урегулирования, так и процессах, оказывающих на ситуацию в Сирии прямое влияние: в частности, речь идёт об усилиях Казахстана по налаживанию отношений между Россией и Турцией, осложнившихся после уничтожения российского СУ-24 турецкой стороной.

Таким образом, благодаря посредническим усилиям России, Турции и Ирана, а также добрым услугам Республики Казахстан встречу в Астане можно назвать началом зарождения обновленного процесса сирийского мирного урегулирования, среди участников которого помимо правительства Башара Асада также присутствовали представители большинства группировок вооружённой оппозиции. Переговоры показали эффективность и жизнеспособность установленного режима прекращения огня, а также механизмов его обеспечения, а также дееспособность стран-посредников преодолевать имеющиеся противоречия. Всё это демонстрирует особую актуальность ввиду того, что процесс мирного урегулирования обещает быть длительным и сложным, в связи с чем, потребует от его участников кропотливой и ответственной работы.

Армен Айрапетян, независимый эксперт


  1. Информационный бюллетень российского Центра по примирению враждующих сторон на территории Сирийской Арабской Республики (25 января 2017 г.) // Министерство обороны Российской Федерации (Минобороны России). Официальный сайт. URL: http://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12109393@egNews#txt (дата обращения 25.01.2017).
  2. Итоги переговоров по Сирии в Астане — DW Новости (24.01.2017) // URL: https://www.youtube.com/watch?v=yTdmKqSdIIM (дата обращения 24.01.2017).
  3. Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Казахстана К.К.Абдрахмановым, Москва, 20 января 2017 года // Министерство иностранных дел Российской Федерации. Официальный сайт. URL: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2606915 (дата обращения 24.01.2017).
  4. Сообщение для СМИ О телефонном разговоре Министра иностранных дел России С.В. Лаврова с Министром иностранных дел Турции М. Чавушоглу от 24.01.2017 г. // Министерство иностранных дел Российской Федерации. Официальный сайт. URL: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2609727 (дата обращения 24.01.2017).
  5. Документы, образующее соглашение о режиме прекращения огня в Сирии, в приложениях к Письму Постоянного представителя Российской Федерации при Организации Объединённых Наций и Временного поверенного в делах Постоянного представительства Турции при Организации Объединённых Наций от 29.12.2016 года на имя Председателя Совета Безопасности (S/2016/1133) // Организация Объединённых Наций. Официальный сайт. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N16/471/15/PDF/N1647115.pdf?OpenElement (дата обращения 01.01.2017).
  6. Россия, Иран и Турция, выступившие гарантами межсирийских переговоров в Астане, огласили совместное заявление по итогам двухдневной встречи. Текст документа зачитал глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов. // Телекомпания НТВ. Официальный сайт. – 2017. – 24 января. – URL: http://www.ntv.ru/novosti/1750436/ (дата обращения 24.01.2017).
  7. Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В. Лаврова в ходе «Правительственного часа» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, 25 января 2017 года // Министерство иностранных дел Российской Федерации. Официальный сайт. URL: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2610167 (дата обращения 25.01.2017).
  8. Совместное заявление министров иностранных дел Исламской Республики Иран, Российской Федерации и Турецкой Республики по согласованным мерам, направленным на оживление политического процесса с целью прекращения сирийского конфликта от 20.12.2016 года // Организация Объединённых Наций. Официальный сайт. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N16/462/54/PDF/N1646254.pdf?OpenElement (дата обращения 01.01.2017).
  9. Обращение Президента Республики Казахстан к участникам Международной встречи по сирийскому урегулированию от 23.01.2017 г. // Министерство иностранных дел Республики Казахстан. Официальный сайт. URL: http://mfa.gov.kz/index.php/ru/so-y-zha-aly-tar/129-novosti/8129-obrashchenie-prezidenta-respubliki-kazakhstan-k-uchastnikam-mezhdunarodnoj-vstrechi-posirijskomu-uregulirovaniyu (дата обращения 25.01.2017).
  10. Заявление МИД РК по итогам международной встречи по сирийскому урегулированию от 24.01.2017 г. // Министерство иностранных дел Республики Казахстан. Официальный сайт. URL: http://www.mfa.kz/index.php/ru/so-y-zha-aly-tar/129-novosti/8140-zayavlenie-mid-rk-po-itogam-mezhdunarodnoj-vstrechi-po-sirijskomu-uregulirovaniyu (дата обращения 25.01.2017).

Добавить комментарий