О военно-политической активности на Южном Кавказе и в соседних странах

caucasus_region_26-08-08Регион Закавказья (Южного Кавказа) по-прежнему остаётся одним из самых милитаризированных на планете и где сохраняется достаточно высокий уровень военной активности, в том числе в зоне т.н. «замороженных конфликтов».

Притом, что нагорно-карабахский конфликт уже нельзя считать замороженным в классическом понимании этого слова, т.к. динамика военной активности сторон как на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе, так и на армяно-азербайджанской границе остается высокой. Стороны конфликта используют здесь тяжелое вооружение, прежде всего артиллерийское (в частности, минометов и дивизионных орудий калибра 85 мм), а также пехотные гранатометы. Кроме того, продолжается активная снайперская война с использованием как винтовок СВД, так и крупнокалиберных снайперский винтовок типа «Истиглал» (14,5 х 114 мм). Стороны конфликта продолжают забрасывать разведывательно-диверсионные группы, в том числе и для тестирования оборонительных позиций друг друга.

Неустойчивость в вопросе соблюдения режима прекращения огня фиксируют и международные посредники в лице сопредседателей Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, которые во время последней встречи с главами МИД Азербайджана и Армении Эльмаром Мамедъяровым и Эдвардом Налбандяном вновь подтвердили: мирному решению конфликта нет альтернативы, и война – это не способ решения проблемы. Они призвали стороны к сдержанности, как в действиях, так и в публичных заявлениях, и готовить население к миру, а не к войне. Сопредседатели призвали стороны строго соблюдать соглашения о прекращении огня 1994-95 гг. Они напомнили о заявлении президентов стран-сопредседателей в Довилле в мае 2011 года, которое подчеркивает, что применение силы может привести к большим страданиям и разрушениям и будет осуждено международным сообществом. Сопредседатели представили сторонам своим взгляды о том, какие шаги должны быть приняты для имплементации договоренностей, достигнутых в ходе саммитов в Вене и Санкт-Петербурге, нацеленных на стабилизацию ситуации в зоне конфликта. Таким образом, пусть и косвенно, международные посредники дали понять Баку и Еревану, что в вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта не переносится в систему противостояния «Запад-Россия» и между ведущими центрами силы здесь сохраняется консенсус (ссылка на заявление в Довилле на саммите G8).

Все вышеизложенное указывает на то, что нагорно-карабахский конфликт продолжает оставаться точкой напряженности в регионе, эскалация здесь может потенциально привести к масштабному региональному конфликту, который будет очень непросто погасить.

Однако нагорно-карабахский конфликт – это постоянный фактор последних почти 30 лет, и в регионе и вокруг него происходят иные события, военно-политическая значимость которых остается исключительно высокой.

Среди последних, прежде всего, выделим встречу начальника Генштаба ВС РФ Валерия Герасимова и председателя комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда 16 февраля в Баку. На встрече, судя по сообщениям официальных источников, обсуждался ряд ключевых проблем, касающихся перспектив военного сотрудничества России и США, а также ситуации в сфере безопасности в кризисных регионах мира. Напомним, что до встречи в Баку между военными России и США существовала прямая линия по предотвращению инцидентов в небе над Сирией, которая, по свидетельству военных обеих стран, работает эффективно. Согласно официальному пресс-релизу Пентагона накануне встречи в Баку, «Военные лидеры обсудят спектр различных вопросов, включая текущее положение военных связей США и России и важность постоянного, ясного общения между военными для предотвращения просчетов и потенциальных кризисов».

По итогам встречи были определены направления совместной работы по повышению безопасности военной деятельности, снижению напряженности и рисков возникновения инцидентов и была достигнута договоренность о продолжении контактов.

В. Герасимов и Д. Данфорд. Фото: Москва-Баку

Как представляется, Баку был выбран для встречи В. Герасимова и Д. Данфорда по причине того, что де-юре Азербайджан является внеблоковым государством, который имеет хорошие отношения как с Москвой, так и с Вашингтоном. Содействие в организации такой встречи вполне могла бы оказать Анкара, которая сейчас выступает партнером России в Сирии, оставаясь при этом военно-политическим союзником США.

Интересно, что 14 февраля в Москву прибыл иранский генерал Касем Сулеймани. Последний, по прибытии, был зарегистрирован в терминале «А» аэропорта Внуково 14 февраля как пассажир рейса WD084 иранской авиакомпании Mahan Air. Генерал руководит подразделением по международным связям «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции. О прибытии Сулеймани сообщил американский телеканал FoxNews, утверждая и о том, что Касем Сулеймани якобы ранее посещал Москву для встречи с президентом России Владимиром Путиным в марте прошлого года. По сути, Сулеймани является одним из тех иранских военных, которому опосредованно подчиняются иранские спецподразделения и отряды ливанской военно-политической организации «Хезболла», действующие в Сирии на стороне правительства Башара Асада. Российские официальные лица уклонились от подтверждения или опровержения факта визита иранского генерала в Москву. Напомним, на К. Сулеймани распространяются санкции ООН, согласно которым ему запрещается путешествовать, и любая страна, предоставляющая ему туристическую или транзитную визу, нарушает эти ограничительные меры.

Ведущий азербайджанский информационный портал haqqin.az отметил, что визит высокопоставленного иранского генерала в Москву совпал по времени с появлением информации о предстоящей встрече главы объединенного комитета начальников штабов ВС США генерала Джозефа Данфорда и начальника Генштаба ВС РФ Валерия Герасимова в Баку. Интересно также то обстоятельство, что в иранской прессе обсуждалась возможность выдвижения кандидатуры генерала Сулеймани на пост президента Ирана на предстоящих в мае выборах. Однако, в настоящее время данная дискуссия сошла на нет.

Во всех случаях, очевидно, что Москва, начав диалог с американцами в военной сфере, продолжает сотрудничество по ключевым вопросам с Ираном – одним из своих главных партнеров на Ближнем Востоке.

В тот же день, 16 февраля, в Бонне состоялась первая встреча главы МИД РФ Сергея Лаврова и Государственного секретаря США Рекса Тиллерсона. В качестве отдельной темы ситуация в регионе Южного Кавказа не обсуждалась, но во время встречи был один интересный момент, который может сыграть важную роль в будущем. Речь идет о том, что в составе американской делегации на встрече в Бонн находился бывший посол США в Армении Джон Хефферн (2011-2014 гг.). По сообщениям прессы, в конце января он был назначен исполняющим обязанности помощника госсекретаря по вопросам Европы и Евразии, т.е. на место Виктории Нуланд. Последняя во время своей карьеры «засветилась» на постсоветском пространстве не только во время известных событий на Украине 2013-2014 гг., но и намного ранее, ещё в конце 1990-х годов. Напомним, в тот период она находилась на посту заместителя директора по делам бывшего Советского Союза в Государственном департаменте, отвечая за политику США в отношении России и стран Кавказа. В частности, Нуланд была в числе тех американских должностных лиц, которые в определенной степени способствовали отставке со своего поста первого президента Армении Л.Тер-Петросяна в феврале 1998 года. Если Дж.Хефферна, являющегося опытным кадровым дипломатом (помимо Армении работал в Китае, Индонезии, Кот д’Ивуаре, миссии США в НАТО и пр.), окончательно утвердят, то пребывание на столь ответственном посту дипломата, знакомого с регионом и его проблемами не абстрактно, а «изнутри», будет учитываться в Баку, Ереване и Тбилиси.

Тем временем расширяется американо-грузинское военное сотрудничество, в том числе – с проекцией на сопредельные регионы. По итогам визита министра обороны Грузии Левана Изория и начальника Генштаба Владимира Чачибая в Германию и их встреч с командующим сухопутными войсками США в Европе генерал-лейтенантом Бен Ходжесом и главой тренировочного командования европейских сил США генералом Антонио Аугусто объявлено о предстоящем строительстве в Грузии центра военной подготовки. В конце 2016 года Вашингтон и Тбилиси согласовали новую американскую программу подготовки грузинских военных, рассчитанную на три года. «Это амбициозные планы, которые мы намерены реализовать в этом году. С нашими стратегическими партнерами мы построим центр боевой подготовки по аналогу с Хохенфельским», – заявил Леван Изория. Американские военачальники отметили высокий профессионализм грузинских военных, которые участвуют в миссии в Афганистане, назвав грузин «гордыми и надежными партнерами», которые «могут обеспечить стабильность на Кавказе и в регионе Черного моря».

Ранее премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили отмечал, что, если до сих пор Грузия на совместных учениях в основном акцентировалась на подготовке военных к миротворческим миссиям, то сейчас акцент сместится на повышении боевой подготовки грузинских солдат.

База по подготовке войск союзников США к действиям в Афганистане Хохенфельс расположена на месте бывшего полигона войск СС

Далее, генштаб ВС Турции сообщил, что на полигоне Акбаба близ Карса 14-16 февраля в суровых погодных условиях были проведены «Зимние учения-2017». В учениях приняли участие военнослужащие и техника 14-й механизированной бригады 9-го армейского корпуса 3-й армии (штаб в Эрзинджане) сухопутных сил ВС Турции. В учениях также приняли участие военно-воздушные силы Турции и другие авиационные подразделения сухопутных войск.

Кроме того, на встрече посла Азербайджана в Грузии Дурсуна Гасанова с министром обороны Леваном Изория было объявлено о скором проведении совместных военных учений с участием военнослужащих из Азербайджана, Турции и Грузии. В 2016 году министр обороны Азербайджана Закир Гасанов анонсировал совместные военные учения трех стран.

14 февраля на юго-востоке Ирана в провинции Систан и Белуджистан начались 10-дневные масштабные учения «Элла Бейтуль-мукаддас» при участии 98 батальонов из шиитов и суннитов. Девиз учений: «Единство, сознательность и величие Басиджа и Соратников революции». В ходе этих учений будут отработаны операции по обороне, безопасности, оказания помощи, спасения, противостояния чрезвычайным операциям.

В те же дни артиллеристы 102-й российской военной базы в Армении провели масштабный лагерный сбор с задействованием около 100 единиц вооружения, военной и специальной техники, в том числе САУ «Гвоздика», минометы «Поднос», РСЗО «Град», ПТРК «Конкурс». Сбор включал в себя 100-километровый марш в сложных метеоусловиях и боевые стрельбы на полигоне «Алагяз» (2 тысячи метров над уровнем моря).

Российская военная техника в ходе учений в Армении. Фото Минобороны России

А на общевойсковом полигоне «Тарское» в Северной Осетии разведчики 58 общевойсковой армии Южного военного округа (ЮВО) начали полевой выход. В учениях задействовано более 500 войсковых разведчиков мотострелковых бригад, дислоцированных в Республиках Южная Осетия, Северная Осетия — Алания, Чечня, Дагестан, отмечают в пресс-службе ЮВО.

В конце января более 1500 российских военнослужащих на полигон «Дзарцеми» в Южной Осетии отработали управление боевой техникой с применением беспилотных летательных аппаратов. Одновременно в ходе учений в Абхазии военнослужащие Южного военного округа (около 200 человек и более 20 единиц спецтехники) осуществили электронные пуски ракет. В сложных условиях тумана и нулевой видимости на полигоне Гудаута военные отработали вопросы по условному поражению одиночных и групповых целей.

Всё вышеуказанное говорит о том, что уровень военной активности в странах Южного Кавказа и в сопредельных государствах остается высоким. Вступая в диалог как с оппонентами, так и с партнерами, все игроки, не преминув случаем, демонстрируют то обстоятельство, что они продолжают держать «порох сухим».

Одновременно, как все кавказские государства, так и граничащие с регионом такие страны как Иран и Турция, внимательным образом отслеживают начавшийся диалог между Москвой и Вашингтоном – как в политической, так и в военной сфере. Налицо сложный процесс, начатый глобальными игроками, по итогам которого странами Южного Кавказа могут быть внесены некоторые коррективы в собственную внешнюю политику и политику в сфере безопасности.

Давид Петросян, для «Военно-политической аналитики»

Добавить комментарий