Сирия: атаки в Дамаске и Хаме, афринский «узел», активизация протурецких группировок

Желающих вновь разжечь «сирийский костёр» меньше не становится

1234234134134Дамаск

Всю минувшую неделю продолжались ожесточённые столкновения в восточной части агломерации Дамаска, в частности – в районе Джобар. В 2012 году это предместье Дамаска было захвачено боевиками радикальных группировок, в том числе запрещённой в России «Джебхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» и «Файлак аш-Шам». Его стратегическая важность определяется близостью к Старому городу, площади Аббасидов, что позволяло совершать регулярные вылазки в центре города и обстреливать жилые кварталы, в том числе Мазраа, где расположено российское посольство в Сирии. Кроме того, между Джобаром и промышленной зоной Кабун пролегает стратегическое шоссе, ведущее в Хомс и далее на север страны. Оно (включая крупную автомобильную развязку между районами Джобар и Кабун). С сопредельными Харастой, Думой, Кабуном и Барзи Джобар связан сетью подземных коммуникаций, позволяющих оперативно перебрасывать боевиков с участка на участок. Они же используются в целях хранения и транспортировки различных видов оружия и боеприпасов, а также для совершения внезапных вылазок на объекты армии САР.

Точную численность террористов в упомянутых районах определить затруднительно, но, по-видимому оно достаточно велико и может быть оперативно увеличено по мере поступления «гуманитарной помощи». 19 марта боевики предприняли попытку прорваться в центр города из района Джобар. Действуя в направлении автовокзала на площади Аббасидов, они попытались атаковать армейские блокпосты при помощи начинённых взрывчаткой машин. Социальные сети запестрели реляциями о взятии боевиками «Ахрар аш-Шам» под контроль большей части индустриального парка в Кабуне, о захвате площади Аббасидов, бронетехники правительственных сил и т.д. Впоследствии сирийская армия перехватила инициативу, подавляя огневую активность боевиков артиллерийскими ударами и действиями сил специального назначения. Характерно, что «наступление» было предпринято совместно радикалами и участвующими в женевских переговорах так называемыми «умеренными», что лишний раз подтверждает умозрительность и условность какого-либо деления боевиков на «плохих» и «хороших».

Некоторые жители удерживаемых боевиками густонаселённых территорий с ними сотрудничают, в то время как другие жители используются, как ранее в Алеппо и других местах, в качестве «живого щита». Несмотря на это, следуя политике национального примирения, власти Дамаска неоднократно и безрезультатно пытались достичь с боевиками соглашения о локальном перемирии по образцу некоторых населенных пунктов к западу от Дамаска.

Некоторое время назад экстремисты отвергли очередное предложение о сдаче, части сирийской арабской армии возобновила наступательные действия, пытаясь окружить аванпосты противника со стороны районов Барзи и Тишрин. Освободив в этом районе значительные территории, затем сирийские военные нанесли удар со стороны автострады Дамаск – Хомс, разделяющей Джобар и Кабун.

C7SLZ-YUwAEuBHx.jpg (576×1024)

В последующие дни ожесточённые столкновения не прекращались. К 22 марта бойцы сирийской армии отразили серию атак со стороны боевиков «Хайят Тахрир аш-Шам» («Джебхат ан-Нусра») в районе Аль-Маамель. Сообщается, что в этой промышленной зоне на севере предместья Джобар блокирован крупный отряд экстремистов, попавший в окружение после неудачной вылазки на позиции сирийских ВС. На протяжении последних двух дней военные сжимают кольцо вокруг боевиков, постепенно сокращая подконтрольную им территорию на этом участке фронта. Поддержку наступающим силам оказывают артиллерия и авиация. Как отмечает источник агентства САНА, противник предпринял несколько попыток деблокировать окружённую банду, однако все они провалились, в результате чего было ликвидировано 150 террористов (включая иностранных наёмников), сотни получили ранения. Кроме того, уничтожены три заминированных автомобиля и нейтрализованы семь смертников, предпринявших попытку атаковать армейские объекты. Накануне, по сообщениям очевидцев, вооруженные бандформирования, игнорирующие соблюдающие режим прекращения огня в Сирии, подвергли ракетному обстрелу район Барзи на северо-востоке Дамаска, в результате чего имеются раненые и убитые. 22 марта несколько мин разорвались в том числе на окраинах квартала Мазраа, где расположено российское посольство в Дамаске.

К 24 марта подразделения сирийской армии восстановили контроль над всеми объектами, ранее захваченными боевиками террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» в промышленной зоне на востоке Дамаска. «Подразделения наших вооруженных сил при сотрудничестве с отрядами союзников вернули под свой контроль все объекты и комплексы зданий, куда ранее проникли террористы из «Джебхат ан-Нусры» и лояльных ей группировок в промышленном районе на севере Джобара», – говорится в заявлении командования ВС САР. Армия продолжает преследовать противника, отступающего вглубь Джобара. По данным минобороны САР, экстремисты несут «большие потери». Инженерные бригады уже приступили к обезвреживанию мин и взрывных устройств, которые оставили после себя бандформирования в здании текстильной фабрики и на примыкающих к ней зонах.

После нескольких дней боёв можно констатировать провал очередного замысла главарей террористических банд, в очередной раз продемонстрировавших свою полную недоговороспособность и неадекватность изменившимся сирийским реалиям.

Хама, «афринский узел» и российско-турецкие отношения

Помимо района Дамаска, боевики «Хайят Тахрир аш-Шам» и «Свободной армии Идлиба», пользуясь отвлечением наиболее боеспособных подразделений сирийской арабской армии на восточную часть провинции Алеппо, атаковали на севере Хамы (поселения Суран, Хаттаб, Маан, Арцех, Комхан). По некоторым данным, группа боевиков пытается наступать на позиции Сирийской арабской армии в районе аэропорта Хамы.

В последующие дни ситуация продолжала оставаться сложной, и хотя сирийской армии удалось несколько стабилизировать оборону и достичь локальных успехов, говорить о переломе пока сложно. С обеих сторон в боевых действиях участвует до 16 тысяч человек, причём стороны активно подтягивают резервы: боевики – из Идлиба, сирийская армия – из Дамаска и Алеппо. Очевидная цель – попытка террористов захватить пятый по величине город Сирии – едва ли будет достигнута, однако она привела к значительным осложнениям в центральной части страны. В свою очередь, для вооружённых сил Сирии и их союзников стабилизация фронта на севере Хамы будет означать формирование предпосылок для решения вопроса с Идлибом.

Положение на севере Хамы на пике успехов боевиков
Дейр-Хафер на карте восточной части провинции Алеппо

Масштабные боевые действия имеют очевидной целью срыв начавшихся 23 марта женевских консультаций по межсирийскому урегулированию (1). Согласно некоторым предположениям, они также могут быть очередным проявлением недовольства со стороны Турции на фоне продвижения сирийских войск в восточной части провинции Алеппо (в частности, освобождение Дейр-Хафера к востоку от авиабазы Квейрис), что бросает тень и на российско-турецкие отношения. В частности, в соцсетях появились фотографии турецких БМП ACV-15, замеченных у наступающих на Хаму боевиков «оппозиции». Ранее появилась информация о том, что 500 бойцов «сирийской свободной армии», принимавшие ранее участие в турецкой операции «Щит Евфрата», присоединились к действиям против правительственных сил.

Очевидно, недавний визит Р. Эрдогана в Москву не решил (да и не мог решить) всех имеющихся здесь проблем. Очевидно, что прежде чем продолжить сирийский мирный процесс самим членам российско-ирано-турецкой «тройки» гарантов перемирия предстоит провести непростую работу по координации и взаимному учёту интересов. Не только различающиеся интересы в Сирии и принадлежность к различным направлениям в Исламе, но и многовековая подозрительность и соперничество отличают отношения Анкары и Тегерана. Крайне негативное отношение к формированию на севере Сирии курдской автономии бросает тень и на российско-турецкое взаимодействие в Сирии. В ходе совместной пресс-конференции в Москве турецкий лидер проговорился: дескать, ликвидация одной террористической группировки [ИГ – здесь и далее прим. авт.] с помощью другой [очевидно, имеются в виду отряды курдской самообороны] невозможна. Согласно информации турецких СМИ, Эрдоган якобы требовал от Владимира Путина отказаться от поддержки курдов, объективно являющихся союзниками официального Дамаска, что встретило отказ. Кроме того, 20 марта в западном курдском кантоне Африн было открыто отделение российского центра по примирению сторон. В интервью ведущим национальным телекомпаниям господин Эрдоган это подтвердил: «Нас огорчает интерес, который демонстрируется в адрес Отрядов народной самообороны со стороны США и России. Нас огорчает интерес к ПДС [курдская Партия демократического союза] и к РПК. Я открыто говорю о том, что я им [по-видимому, имеются в виду В. Путин и Д. Трамп] сам об этом сказал. Их нужно отдалить от этих областей [по-видимому, имеется в виду отделение сирийских курдов от районов турецкой экспансии на севере Сирии]. Говорят о том, что их пригласил режим [Б.Асада]. Не каждое приглашение нужно принимать».

Между тем, Россия и курдские отряды народной обороны (YPG) достигли соглашения об учреждении военной базы в районе курдского анклава Африн для борьбы с терроризмом, заявил агентству Reuters официальный представитель ополчения сирийских курдов Ридур Халиль: «Российское присутствие в регионе Африн основано на соглашении между нашими отрядами и российскими военными в Сирии в рамках сотрудничества против терроризма и предоставления российскими военными помощи в обучении наших сил ведению современной войны и создания пункта прямой связи с российскими военными». «…Никаких планов развертывания на территории Сирийской Арабской Республики новых российских военных баз нет. В соответствии с российско-турецкими договоренностями от 30 декабря 2016 г. подразделения российского Центра примирения враждующих сторон на территории Сирии осуществляют круглосуточный мониторинг режима прекращения боевых действий (РПБД). Для предотвращения нарушений РПБД одно из отделений российского Центра примирения враждующих сторон размещено в провинции Алеппо около Африна, в районе соприкосновения отрядов курдского ополчения и подконтрольных турецкой стороне формирований Сирийской свободной армии», – уточнил эту информацию представитель Министерства обороны России.

Тем не менее, реакция Анкары не заставила себя долго ждать. Несмотря на сокращение возможностей турок проводить военные операции в направлении Африна, 22 марта курдское агентство ANHA сообщило о бомбардировках турецкое авиацией ряда районов кантона. После убийства курдским снайпером турецкого солдата, 24 марта, в МИД Турции был вызван временный поверенный в делах России Сергей Панов. «Анкара выразила «беспокойство» по поводу стрельбы и фотографий российских солдат, позирующих с курдскими боевиками, сказал Хусейн Мюфтюоглу, пресс-секретарь турецкого МИДа. Курдское ополчение, известное как YPG, считается террористической группировкой в Анкаре, и именно оно было основной мишенью военного вмешательства Турции в Сирии в прошлом году», – напоминает Мехул Сривастава из The Financial Times.

На фоне длительной и всем известной турецко-курдской распри попытки найти виновных в очередном инциденте в лице россиян выглядят, по меньшей мере, абсурдно (2).

Женевские консультации, Россия, США и Европа

Несмотря на противодействие со стороны контрагентов, основная нагрузка в налаживании политико-дипломатических контактов между многочисленными ближневосточными игроками по-прежнему остаётся за Россией, равно как и доставка гуманитарных грузов в различные районы страны на фоне продолжающихся террористических вылазок. На этом фоне злобное гоготание западных СМИ, усиленно подсчитывающих возможные незаявленные потери со стороны российского воинского контингента удивления не вызывает, равно как и регулярные вспышки боевых действий накануне попыток стимулировать переговорный процесс, будь то в Астане, либо в Женеве.

На этом тревожном фоне, несомненно, позитивный эффект несут регулярные консультации российских и американских военных, очередной раунд которых прошёл 24 марта. В ходе очередной видеоконференции стороны подтвердили отсутствие существенных инцидентов в связи с действиями авиации ВКС РФ и ВВС коалиции в Сирии. Проанализированы действия сторон по разрешению потенциальных конфликтных ситуаций, были «рассмотрены предложения сторон по развитию положений [действующего с октября 2015 года – Прим. авт.] меморандума, способных повысить безопасность полетов авиации в воздушном пространстве Сирии». По итогам видеоконференции представителями России и США отмечена эффективность и надежность существующих каналов связи, а также подтверждена готовность к продолжению контактов.

Распределение сил вокруг Ракки

На этом фоне активизировались разговоры о скором наступлении американцев и их союзников на столицу самозваного «халифата»: с бодрыми заявлениями на этот счёт выступили французы, что встретило скептические оценки в российском военном ведомстве. Как подчеркнул представитель Минобороны России Игорь Конашенков, Ракку можно будет освободить при условии координации своей работы всеми противостоящими экстремистам силами. Между тем, здесь, несмотря на российско-американские консультации, много неясного. «США усилят давление на ИГ и «Аль-Каиду» и будут работать над созданием временных зон стабильности посредством режима прекращения огня, чтобы позволить беженцам вернуться домой», – заявил 23 марта Рекс Тиллерсон в ходе выступления перед представителями 68 стран так называемой проамериканской коалиции. В то же время госсекретарь не уточнил, где именно будут находиться упомянутые «зоны стабильности», создание которых, на средства «заливных» монархий, возможно, будет способствовать затягиванию вооружённого конфликта. На фоне известной неопределённости в США (которая, впрочем, вряд ли выльется в коренной пересмотр существовавших при Обаме подходов) эстафету в поддержке террористов перехватили европейские страны. В первой половине марта именно с их подачи в ООН была заблокирована резолюция с осуждением очередных кровавых терактов в Сирии. Согласно комментарию МИД России, «нежелание подходить к террористам, убивающим сирийцев, с той же степенью безоговорочного осуждения, с которой международное сообщество подходит к терактам в других странах, представляет собой двойной стандарт, заставляющий сомневаться в приверженности тех, кто ему следует, задаче искоренения терроризма в глобальном масштабе. Такие двойственные подходы провоцируют террористов на новые кровавые преступления». Как бы в издёвку над здравым смыслом, верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини подчеркнула: Европа и впредь будет оказывать значительную поддержку сирийской оппозиции. На фоне такой столь очевидной поддержки (со стороны не только Брюсселя, но и Анкары, по ряду других вопросов усиленно демонстрирующих «смертельную» ссору) неприезд в Астану М. Аллюша. Возможно, получает дополнительные объяснения. В разгаре и информационная война: пособники террористов из так называемых «Белых касок», усиленно кормившие публику россказнями о «преступлениях» Башара Асада и российских военных в Алеппо, явным образом перенацелились на Восточную Гуту.

«Относительно попыток боевиков напрягать ситуацию в Сирии путем расширения вооруженных действий, что сопровождается, кстати, возросшим количеством терактов, – у меня нет никаких сомнений, что это рассчитано на то, чтобы сорвать или серьезно осложнить переговоры в Женеве», – отметил накануне их начала министр иностранных дел России Сергей Лавров. Речь идёт также о демонстрации сохраняющихся возможностей по проведению крупных боевых операций – как в районах плотной городской застройки, так и в полупустынных местностях центральной Сирии. Конечно, утрата в декабре прошлого года опорной базы в Алеппо, а в последующий период ряда анклавов западнее Дамаска требует «компенсации» не только в социальных сетях, но и «на земле».

* * *

По итогам продолжающегося пятого раунда женевских переговоров Стаффан де Мистура дипломатично заметил: «Я пытаюсь быть аккуратным с ожиданиями. Я не жду прорывов и чудес, но и не жду провала. Я ожидаю продвижения на основе итогов «Женевы-4″». В тот же день, 25 марта офис спецпосланника ООН призвал Россию, Турцию и Иран принять срочные меры для поддержания перемирия в Сирии. «В последние дни увеличившееся количество нарушений подрывает режим прекращения огня, который рассматривался на встречах в Астане», – заявил де Мистура, отметив, что, по его мнению, «имеет серьезные негативные последствия для обеспечения безопасности сирийских гражданских лиц, доступа гуманитарных конвоев и политического процесса».

Интересно, что заявление появилось именно сейчас, когда сирийские власти и их союзники стремятся остановить крупное наступление боевиков в Хаме и их активные действия в агломерации Дамаска. Как представляется, говорить о случайностях здесь вряд ли приходится. Так или иначе, конфликт в Сирии и вокруг неё (3) продолжается, и в том, чтобы процесс политического урегулирования в стране стал необратимым, не заинтересованы слишком многие и влиятельные силы.

Протурецкие боевики и их амуниция, предположительно в Аззазе

Резкая эскалация боевых действий в провинциях Дамаск и Хама со стороны группировок различного идеологического окраса свидетельствует о продолжении ими координаций действий – как между собой, так и зарубежными спонсорами. Военная динамика в различных районах страны по-прежнему имеет тесную внутреннюю и внешнюю увязку, в частности – на позицию Анкары, явным образом расширяющей поддержку террористических бандформирований.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечания

  1. Спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура стал в Дамаске нежелательной персоной «как на сегодняшний день, так и на будущее». Комментируя причины такого решения, Башар аль-Джаафари указал на превышение посредником своего мандата.
  2. Из этой же серии – блокирование паромного сообщения Турции с Крымом, «зерновой скандал» и отсутствие прогресса в ходе «Астаны-3» 14-15 марта.
  3. Попытка в ночь на 24 марта масштабной диверсии близ станины Наурская (Чеченская Республика) свидетельствует о том, что Россия, и в частности Северный Кавказ по-прежнему находятся в фокусе внимания сил международного терроризма и их внешних спонсоров.

Одна мысль о “Сирия: атаки в Дамаске и Хаме, афринский «узел», активизация протурецких группировок

  1. Всем удачи! Каша сирийская замешана ужас какая Густая! Вот хочу подумать от противного. Предположим,что игроки участвов- е в кризисе потерпели провал- все. И что кто потеряет в результате этих провалов? Турция- почти ничего не потеряет, территория не потеряна,междун авторитет он уже ниже плинтуса и все ей нечего терять. США и саудиты/ катар/- тоже почти ничего! Территорию сохронят, состоятся с Сирией и все! А мы при поражении Асада- первое это вопрос с базами это вопрос? Отношения с Турцией/ будь она неладна/, с Саудовской Аравией станут нерукопожатными. Тут же рикошетом и с Сша тоже продолжится ледниковый период! /будь они неладны- сша/ В итоге больше всех потеряем мы? Не факт! И ещё Израиль там болтается между ног. Ситуация Круче старого Борща! Нужно искать Приемливый выход! А, что если договориться с америкозами и ввести совместные войска в Сирию?

Добавить комментарий