Сирия: женевские консультации, политика США в тумане, перелом в провинции Хама…

orig-14908887945b6e0e075d97342b5e4d71202c223f21В последний день марта в Женеве завершился очередной пятый раунд консультаций по политическому урегулированию в Сирии, участники которых поделились своим видением хода переговоров и их возможных перспектив.

В частности, глава делегации связанного с Эр-Риядом Высшего комитета по переговорам оппозиции Сирии Насер Харири не видит оснований говорить об успехе или провале процесса урегулирования в Сирии. «Мы обсудили вопрос политического перехода, и он имеет несколько граней. Переговоры более-менее продвигаются, и мы надеемся, что это не провал», – сказал он на пресс-конференции по итогам встречи со спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. При этом Харири вновь обвинил в отсутствии прогресса на переговорах делегацию официального Дамаска, якобы виновного в «страдании сирийского народа».

Между тем, по-видимому, позиции так называемых «оппозиционеров» уже не столь прочны, как ранее. И причина – отнюдь не только в противоречивых заявлениях официальных лиц США, по сирийскому вопросу, свидетельствующих, как минимум, о наличии нескольких точек зрения, подчас в одной голове (не говоря уж об администрации Трампа в целом). Например, несколько дней назад постоянный представитель США при ООН Никки Хейли выступила с едва ли не сенсационным заявлением: «Нашим приоритетом больше не является цель убрать Асада. Наш приоритет — реально понять, что делать, с кем мы должны работать, чтобы изменить жизнь народа Сирии». При этом госпожа Хейли добавила: «Концентрироваться на Асаде так, как предыдущая администрация, мы не можем». До этого высокопоставленная сотрудница Госдепа назвала США «совестью мира», от роли которой её страна не откажется. А 30 марта, выступая в Анкаре на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу, госсекретарь США Рекс Тиллерсон заявил: «Уходить Асаду или нет – это решение примет сирийский народ». Конечно, одиозные сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэм после этих заявлений громко запричитали, утверждая, что отказ от требования о свержении Асада станет сокрушительным ударом по сирийской оппозиции и «большой наградой для России и Ирана». И они не остались неуслышанными: нахождение президента Башара Асада у власти в Сирии осложняет процесс урегулирования конфликта в этой стране, сказала ровно та же самая госпожа Хейли в интервью Fox News: «Асад – это проблема, администрация США видит в нем проблему, но еще большей проблемой является ДАИШ. Дадим ли мы когда-либо поблажку Асаду? Ни в коем случае. Будем ли мы надеяться, что мы сможем привлечь его к правосудию ради сирийского народа? Да, это то, что нам нужно сделать».

Напомним, предшественник Дональда Трампа беспрерывно твердил о том, что «Асад должен уйти», и только это является ключевой предпосылкой и необходимым условием к урегулированию вооружённого конфликта в Сирии. Ещё в 2012 году Обама возвестил, что «дни Асада сочтены». Под эту абсурдную идею поддерживались сомнительные «союзники» и накачивались современным вооружением разномастные террористические орды, включая отъявленных головорезов и наёмников, что привело к гибели сотен тысяч людей, превращению миллионов сирийских граждан в беженцев, к тотальному разрушению экономической инфраструктуры.

В ходе своей предвыборной кампании миллиардер не раз заявлял о том, что не знает, с кем работать в Сирии, при этом намекая на существенную роль Обамы и Клинтон в де-факто поддержке запрещённых в России террористических группировок «Джебхат ан-Нусра» и «Исламское государство». Заняв главное кресло в Белом Доме, Трамп, несмотря на сохраняющуюся значительную инерцию прежних подходов (к примеру, в действиях спецслужб) предпринял некоторые шаги по налаживанию первичной координации действий в Сирии с российскими военными. Это не осталось незамеченным в Москве. «…по некоторым чувствительным направлениям, таким как сотрудничество в Сирии, несмотря ни на какие заявления внешние, все-таки реальное сотрудничество налаживается, углубляется, расширяется. Мы чувствуем заинтересованность наших американских партнеров в развитии этого взаимодействия. Это очень хороший сигнал, мы надеемся, что он распространится и на другие регионы мира», – сообщил накануне президент России Владимир Путин, выступая на международном форуме «Арктика – территория диалога». «Президент Дональд Трамп заявил, что борьба с терроризмом является для него первоочередной задачей во внешней политике, и это, на мой взгляд, совершенно логично. Уверен, мы будем придерживаться того же похода», – напомнил, в свою очередь, министр иностранных дел Сергей Лавров, также упомянув о возможности к возобновлению сотрудничества.

Говорить о том, в какой степени двойственная (это если говорить мягко) позиция Вашингтона оказывает влияние на поведение делегации ВКП в Женеве, достаточно затруднительно. Гораздо более весомое значение имеют успехи правительственных сил Сирии при поддержке ВКС России – несмотря на попытки широкомасштабных наступлений террористов в различных районах страны (в частности, в Хаме и восточных предместьях Дамаска, о чем ниже). В ходе встречи делегации ВКП с заместителем министра иностранных дел РФ Геннадием Гатиловым российскую сторону заверили, что уход Асада является политической установкой на будущее, но не условием для дискуссий. В ВКП проявили готовность обсуждать предложенную де Мистурой повестку дня для достижения политического урегулирования. Оппозиционерам «было прямо сказано, что и [запрещённые в России террористические группировки] «Джебхат ан-Нусра», и «Исламское государство» являются вполне легитимными целями и не подпадают под режим прекращения враждебных действий». Любые попытки обострить ситуацию, кем бы они не предпринимались, являются контрпродуктивными, отметил российский дипломат.

Кроме того, после выхода из делегации ВКП трёх курдских представителей эта структура потеряла и без того сомнительное право говорить от лица сирийских курдов. По словам представителей Курдского национального совета, члены ВКП и некоторые другие участники переговоров показали «настойчивое игнорирование курдской проблемы», и это ставит под вопрос доверие к данному оппозиционному комитету. Получая оружие от американцев и ведя переговоры с российским центром по примирению враждующих сторон, они давно уже являются на севере Сирии самостоятельной силой.

Сирийские власти не видят прогресса или продвижения в ходе очередного раунда переговоров по Сирии в Женеве, заявил Башар Джаафари: «Мы хотели достичь продвижения вперед, или хотя бы какого-то прогресса на этом раунде, однако этого не произошло». При этом сирийские власти позитивно относятся к итогам «Женевы-5», так как «дискуссия все же состоялась» и сирийская сторона смогла обсудить с де Мистурой все четыре переговорные «корзины». Напомним, речь идёт о вопросах управления страной, конституции, выборов и борьбы с терроризмом.  «Правительственная делегация продолжает настаивать на том, чтобы все четыре корзины обсуждались через призму борьбы с терроризмом, тогда как делегация ВКП упорно продвигает вопрос о переходном правительстве», – заявил один из собеседников РИА Новости. Однако же, отметил Б. Джаафари, оппоненты официального Дамаска «твердили одно и то же слово, а точнее говорили об одной иллюзии, а именно о том, что мы должны передать им ключи от Сирии и от власти в стране. На протяжении всего раунда они повторяли одни и те же нелепые заявления, как будто они приехали на конкурс, на одно из телешоу, где участники борются за голоса зрителей, наподобие Arab Idol и The Voice». «В действительности [оппозиционеры] – орудия в руках их повелителей, и похоже, что они не получили инструкций, кроме одной, которая заключается в поддержке терроризма и создании хаоса по ходу раунда». Покровители оппозиции, включая Турцию, Саудовскую Аравию и Катар, стремятся подорвать процесс в Астане и Женеве, полагают в Дамаске.

Налицо также попытка противопоставления астантинского и женевского переговорных форматов: «Мы сожалеем, что делегация вооруженной сирийской оппозиции не продемонстрировала… своего желания решать проблемы сирийского народа. Возможно, те, кто побудил ее бойкотировать это событие, хотели устроить конкуренцию между переговорами, которые ведутся в Астане и Женеве. Однако они потерпели провал», – отметил Г. Гатилов.

Террористы в Сирии продолжают пытаться сорвать режим перемирия, констатировал глава МИД РФ Сергей Лавров. «Напряженность не спадает. Террористы из [запрещённой в России террористической] «Хайят Тахрир аш-Шам» (бывшая «Нусра») всячески провоцируют срыв данного режима. Канун очередного раунда межсирийских переговоров в Женеве под эгидой ООН ознаменовался их вылазками в пригородах Дамаска и на севере провинции Хама. Сирийская армия дала боевикам достойный отпор. Тем не менее, эти акции и реакция на них в мире свидетельствуют о том, что далеко не все настроены на поддержку политического решения в Сирии».

Предполагаемый план наступления террористов на Хаму с выходом на Растанский котел

2 апреля правительственные войска Сирии и союзные силы начали наступление на поселение Хальфая на севере провинции Хама, остающееся здесь последним крупным оплотом террористов. Потеряв 16 деревень, боевики отступили после ряда крупных поражений. Накануне, достигнув предместий поселения Хаттаб, просирийские силы деблокировали 20-тысячный христианский город Махарде, длительное время находившийся в осаде террористических банд.

Дерево смертей. Христиане, погибшие в ходе боёв в Сирии. Фото Евгения Поддубного

О том, какое значение придавали захвату пятого по величине сирийского города главари террористических банд, свидетельствуют сконцентрированные ими на данном участке силы. По данным начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Сергя Рудского, пятый по величине город Сирии, начиная с 21 марта, штурмовало до 10 тысяч боевиков «Джебхат ан-Нусры» и союзных ей бандформирований (например, так называемой «свободной армии Идлиба»). В ходе наступления, используя численное превосходство, террористам удалось захватить несколько населенных пунктов в окрестностях Хамы и вплотную приблизиться к городу. Благодаря действиям сирийской армии и поддержке ВКС России обстановка в данном районе стабилизирована. «За четверо суток ведения боев в этом районе уничтожено более 2100 боевиков, 55 единиц бронетехники, 22 «джихад-мобиля», более 100 автомобилей с тяжелым вооружением.

Ситуация на севере провинции Хама в последних числах марта

Боевые действия в провинции Хама спровоцировали новые крупные потоки беженцев на контролируемую легитимными властями Сирии территорию. Согласно докладу ООН, «…порядка 40 тысяч человек бежали в поисках убежища как в других районах этого региона, так и в провинциях Хомс, Тартус и Латакия. Некоторые из внутренне перемещенных лиц могут быть вынуждены искать новые убежища, так как линии фронта постоянно меняются». Около 30 тысяч человек нашли пристанище в одноименном административном центре провинции Хама, в городе Масьяф, а также в Вади-Насра в провинции Хомс. Еще 9 тысяч были размещены в провинции Тартус, и 425 человек – в Латакии.

Согласно данным, представленным С. Рудским, только за последнюю неделю не менее 800 боевиков беспрепятственно вышли из Мосула в направлении сирийской границы. Значительные силы террористов «Хайят Тахрир аш-Шам» сконцентрированы в Идлибе (пункте, не менее, а то и более важном, чем столица «ИГ» Ракка), а также на территориях, взятых под контроль турецкой армией в ходе операции «Щит Евфрата». Согласно неподтверждённой информации в соцсетях, о начале боевых действий против сирийской арабской армии в провинции Хама объявила группировка «Ахрар аш-Шам». Попытка боевиков террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» атаковать в приграничном с Ливаном малонаселённом горном районе Западный Каламун была пресечена Вооружёнными силами Сирии совместно бойцами ливанского движения «Хезболлах». После разгрома в 2013-2015 гг. террористы периодически атакуют позиции военных с целью возвращения проходов, позволяющих вести контрабанду оружия и перебрасывать из Ливана завербованных там боевиков, оружие и амуницию с целью продолжения военных действий в Сирии.

По данным российской части совместной российско-турецкой мониторинговой комиссии, за прошедшую неделю было зафиксировано 94 подтверждённых нарушения режима прекращения огня, что примерно на треть больше показателя предыдущей недели. Резкий рост нарушений связан, прежде всего, с резкой интенсификацией боевых действий в провинциях Дамаск и Хама. Как и ранее, если атаки боевиков не вызывали тревоги со стороны так называемого «международного сообщества», в то время как ответные действия сирийской арабской армии немедленно стали причиной «обеспокоенности» функционеров ООН. По мере приближения сирийской армии к позициям террористов на востоке Дамаска зазвучали заявления об  «ухудшении безопасности и гуманитарной ситуации в осажденных частях восточной Гуты в пригороде Дамаска, где около 400 тысяч человек находятся под осадой правительственных сил». Аналогичная ситуация – в провинции Хама: как только сирийской армии удалось несколько стабилизировать фронт – с подачи одиозных «Белых касок» и турецких информагентств раздались очередные вопли о применении ею «химического оружия».

Параллельно готовится юридически ничтожный, но пропагандистски обусловленный так называемый «международный беспристрастный и независимый механизм», призванный представить боевиков «невинными жертвами», а тех, кто им противостоит – злодеями и преступниками. И вряд ли американские дипломаты не в курсе как этих сомнительных «инициатив», так и откровенных попыток боевиков и их внешних спонсоров сорвать и без того предельно непростой переговорный процесс.

Бандитский арсенал

Как мы уже упоминали ранее, динамика военных действий в различных районах Сирии достаточно тесно взаимоувязана. На фоне успехов сирийской армии в Хаме боевики постепенно выходят из квартала Аль-Ваэр Хомса, пополняя тем самым «осиное гнездо» сопредельного с нею Идлиба. По-прежнему неспокойно в восточных кварталах Дамаска (Джобар, аль-Кабун, Дума), где орудует террористическая группировка «Хайят Тахрир аш-Шам». Вытесненные из приграничных с Ливаном районов боевики периодически пытаются закрепиться в Восточном Каламуне между Дамаском и Хомсом, создавая угрозу связывающей эти города стратегической автомагистрали (1).

Как и в прошедшие месяцы и годы, немаловажную лепту в эскалацию сирийского вооружённого противостояния способна внести соседняя Турция. 29 марта премьер-министр Бинали Йылдырым объявил о завершении операции «Щит Евфрата», однако войска турецкие и подконтрольные им формирования по-прежнему удерживают часть сирийской территории. «Мы продолжим действовать [на севере Сирии], чтобы обеспечивать нашу национальную безопасность. Наша цель – воспрепятствовать формированию нежелательных государственных образований, позволить нашим сирийским братьям и сестрам вернуться по домам, воспользовавшись стабильностью и безопасностью в регионе», – отмечают в турецком командовании, очевидно, имея в виду курдов. Более того, по словам делегата от ВКП, полевого командира и женевского «переговорщика» Ахмеда Усмана, отряды так называемой «сирийской свободной армии» и подразделения Вооружённых сил Турции разрабатывают новую операцию на севере Сирии, которая должна начаться в ближайшие несколько недель. В качестве прикрытия используются лозунги борьбы с «ИГ», однако очевидно, что оккупацией севера Сирии официальная Анкара преследует куда более далеко идущие цели, которые могут обернуться весьма серьёзными  последствиями.

Таким образом, военные действия в Сирии имеют отчётливую тенденцию к расширению. «…Количество нарушений режима прекращения боевых действий не уменьшается. Более того, имеются случаи открытого срыва существующего перемирия», – говорит С. Рудской. Конечно, это связано и с различными, порой прямо противоположными целями и интересами оперирующих в Сирии разнородных сил. «Мы выступаем за то, чтобы и те, кто приглашен законным правительством (Сирии), и те, кто находятся там без такого приглашения, но объявил своей целью борьбу с террористами, чтобы все они начали координировать свои действия. Это включает и координацию, конечно же, с сирийским правительством», – заявил накануне Сергей Лавров, добавив, что «пока координация оставляет желать лучшего».

Спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура выступает с осторожно-оптимистичными заявлениями.  «…Участники были серьезны и были вовлечены в процесс… В основном мы говорили по существу… Говоря образным языком, поезд тронулся, но поехал медленно», – сказал он в ходе пресс-конференции по итогам «Женевы-5». По словам дипломата, все стороны также готовы участвовать в новом раунде женевских консультаций, которые пока планируется провести в середине мая, после встречи по Сирии в Астане в первых числах будущего месяца.

Некоторым участникам переговоров был представлен политический документ, содержащий основные принципы межсирийского урегулирования («документ Наумкина»). Источник, близкий к переговорам по Сирии, отметил его значительное отличие от тех, которые были представлены на предыдущих раундах, назвав его «политическим», а не «техническим».

Поселение Дейр Канун (провинция Дамаск, Вади-Барада) после освобождения от боевиков

Таким образом, российская сторона продолжает последовательно решать вопросы продвижения процесса национального примирения в Сирии и борьбы с международным терроризмом.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечание

  1. 28 марта глава ГОУ Генштаба Вооруженных Сил России С. Рудской сообщил: в ходе совместного наступления сирийской арабской армии и присоединившихся к процессу национального примирения формирований удалось выбить боевиков с господствующих высот в районе автодороги Дамаск – Пальмира. Под контроль сирийской армии перешло 15 километров стратегически важной автострады, на протяжении трех лет удерживавшейся террористами.

Добавить комментарий