Формат «С5+1», новый механизм реализации «цветных революций»?

Сегодня в различных уголках мира появляются всё новые и новые очаги нестабильности, вооруженные конфликты, усиливается борьба за доступ к природным ресурсам и расширяется география деятельности международных террористических организаций.

Складывается парадоксальная ситуация, когда западные страны игнорируют положения, предусмотренные нормами международного права, а для продвижения своих интересов зачастую прибегают к двойным стандартам. Одним из основных факторов способствующих этому является стремление Вашингтона сохранить однополярный мир и свои «лидирующие» позиции.

obama-strategy

Белый дом применяет тактику чередования военных превентивных мер с технологией «управляемого хаоса». Еще свежо в памяти то, как прежняя американская администрация с одной стороны вынудила часть населения Ближнего Востока покинуть свои дома и мигрировать в Европу, а с другой — немецкий лидер А.Меркель создала условия для их оседания во всем Европейском Союзе.

a7f1670aa63e67acddc4ce474f415078

Несмотря на активное развитие внутриполитической ситуации в Европе, её восточной части, а также в странах Ближнего Востока внимание основных мировых держав в ближайшее время, однозначно, перефокусируется на регион Центральной Азии. Об этом свидетельствует то, что в рамках стратегического сдерживания Пекина и Москвы и недопущения становления мира многополярным Вашингтон все активнее предпринимает попытки втягивания в орбиту своих интересов стран постсоветского пространства и регион Центральной Азии здесь не исключение. Основным инструментом США на центральноазиатском направлении является формат взаимодействия с внешнеполитическими ведомствами стран Центральной Азии «С5+1».

О нём сегодня очень мало написано, давайте разберемся, на сколько он эффективен?

На фоне закрытия 1 апреля 2017 г. офиса НАТО по связям и взаимодействию со странами Центральной Азии в Ташкенте, действовавшего с мая 2014 года, и перевод его руководителя Розарии Пульизи на работу в Грузию, становится ясно, что основной упор американской внешней политики в регионе будет сделан именно на формат «С5+1» и подконтрольные неправительственные организации. Ошибочно считалось, что закрытие представительства североатлантического блока связанно с усилиями узбекских властей, якобы, вынудивших Брюссель закрыть его. Однако, после отъезда из Ташкента Пульизи опровергла это, заявила о том, что решение связано с результативностью работы в формате «С5+1».

029249fb-6d74-4926-b303-003c952bda9c

В рамках проекта уже сформированы рабочие подгруппы, которые создадут наилучшие условия для решения «параллельных» задач, связанных с получением доступа к широкому спектру информации о странах-партнерах, усилением влияние на политикоформирующие круги и созданием условий для дискредитации действующих форматов сотрудничества в Центральной Азии. В их числе:

1. экономическое партнёрство (ответственными определены Туркменистан и Киргизия);

2. вопросы экологии, окружающей среды и водопользования (ответственный – Казахстан);

3. вопросы безопасности (ответственные – Узбекистан и Таджикистан).

При этом в рамках последней подгруппы к числу приоритетных направлений сотрудничества США относят укрепление в Центральной Азии пограничной с Афганистаном безопасности, повышение эффективности борьбы с терроризмом, экстремизмом, наркотрафиком, усиление потенциала вооруженных сил республик региона, в том числе путем профессиональной подготовки «офицеров нового поколения».

Все это свидетельствует о том, что «С5+1» ничто иное как новый и нестандартный механизм для осуществления цветных революций в регионе Центральной Азии. Политтехнологи Госдепартамента США основательно подошли к его разработке, учли сдержанную ментальность, религиозную подверженность основной части населения и сделали ставку на работу с элитарными группами.

О том, что формат преследует совершенно иные, не заявленные официально, цели свидетельствует то, что он не учитывает интересы всех региональных стран в решении болезненных вопросов. Возвращаясь к вышеуказанным трём группам, появляются вполне логичные вопросы. Неужели Ташкенту менее интересна проблематика водопользования или развития торгово-экономических связей, или Ашхабад не беспокоит террористическая угроза, исходящая с территории Афганистана, зачем было делить на группы? Ответ прост, такая схема позволяет решать «параллельные» задачи «С5+1», связанные с получением доступа к широкому спектру информации о странах-партнерах, усилением влияние на политикоформирующие круги и созданием условий для дискредитации действующих форматов сотрудничества в Центральной Азии.

Таким образом, выясняется, что проект также направлен на формирование условий, препятствующих интеграции центральноазиатских государств в продвигаемые Москвой, Астаной (ЕАЭС, ОДКБ, СНГ) и Пекином (Экономический пояс Шелкового пути) объединения, а также взаимодействию в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Основной задачей реализации программы «С5+1» является втягивание государств ЦАР в сотрудничество в сфере безопасности на фоне растущей террористической угрозы, исходящей с территории Исламской республики Афганистан.

В политических кругах США (Фонд Карнеги, Пентагоновский центр стратегических исследований) однозначно констатируют, что с приходом к власти в США республиканцев последовала корректировка внешнеполитического курса страны, в том числе на центральноазиатском направлении. Об этом свидетельствует системный подход Вашингтона в решении своих задач. Так, в дипломатическом корпусе США в странах ЦАР, включая американского посла в Узбекистане П.Спратлен, открыто констатируется, что помимо формата «С5+1» в работе по продвижению демократических ценностей в регионе Западом будут активнее задействоваться возможности неправительственных организаций, таких как Британский Совет, USAID, GIZ и др.

Доводы в пользу того, что формат «С5+1» был создан прежней американской администрацией и новая команда Д.Трампа и Р.Тиллесона не воспользуется уже запущенным и достаточно продуманным механизмом для проведения «цветной революции» в ЦАР выглядят также безосновательными.

Соединённые Штаты никогда не входят в ту или иную страну, чтобы выйти из неё без извлечения выгоды, о чем свидетельствуют их действия в Ираке, Афганистане, а также ряде стран бывшего Советского Союза.

Время пошло, кто будет «пробным» шаром покажет ближайшее время.

Дмитрий Давыдов

Добавить комментарий