Накануне переговоров в Астане и саммита G20 напряжённость в Сирии нарастает

DDtb8_2XgAExoX4По мере приближения 4 июля – начала очередного раунда межсирийских переговоров в Астане – ситуация внутри страны последовательно нагнеталась, вплотную приблизившись к опасной грани очередной американской агрессии против этой страны. Особую тревогу представляет то обстоятельство, что провокации боевиков непосредственно затрагивали т.н. «зоны деэскалации», то есть именно те территории, где, согласно договорённостям стран-гарантов, предполагалось прекратить боевые действия.

Как и ранее, формальным поводом для возможного нападения станут инсинуации вокруг «применения режимом Асада химического оружия против мирного населения», чему, по обыкновению, не предоставляется никаких доказательств. Достаточно утверждений, что Пентагон зафиксировал некую «активность, якобы связанную с химическим оружием на сирийской авиабазе Шайрат, поведал со ссылкой на американских военных телеканал Fox News (интересно, что самим военным, даже из Центрального командования, известно не было). О чём конкретно идёт речь, представитель военного ведомства Дж. Дэвис не пояснил, добавив только, что новая активность началась в последние несколько дней и стала более «наглядной» в последние сутки.

Накануне вечером увидело свет заявление пресс-секретаря Белого дома Шона Спайсера, согласно которому  «Соединенные Штаты выявили потенциальную подготовку режима Асада к еще одной атаке с применением химического оружия, которая, вероятно, обернулась бы массовым убийством мирных граждан, включая детей. Данная деятельность схожа с подготовкой, произведенной режимом в преддверии его химической атаки 4 апреля 2017 года». Как заявил тогда президент Сирии Башар Асад, никакой химической атаки не было, в то время как в реальности имела место провокация для оправдания удара по авиабазе Шайрат.

В очередной раз демагогически напомнив, что Соединенные Штаты находятся в Сирии, чтобы устранить запрещённую в России террористическую группировку «Исламское государство», в Белом Доме заявили, что «если Асад предпримет другое нападение, используя химическое оружие, результатом которого будут массовые убийства, он и его вооруженные силы заплатят высокую цену».

Вскоре после череды заявлений, сопровождавшихся некоторой взаимной несогласованностью, постпред в ООН Ники Хейли написала в Твиттере, что Россия и Иран разделят вину за любую атаку Асада против «сирийского народа» в будущем.

О намерении поддержать партнёров по «коалиции» незамедлительно заявил министр обороны Великобритании Майкл Фэллон: «Использование химического оружия сирийским режимом совершенно очевидно. И последний раз, когда США приняли меры… мы полностью поддержали удар».

Отвечая на угрозы, министр по делам народного примирения Сирии Али Хайдар вновь подчеркнул, что Дамаск не использовал и не будет использовать химоружие, а заявление Белого дома является предвестием антисирйиской «дипломатической битвы» на площадке ООН. Добавим, что битва эта будет идти, конечно, далеко не только там.

В Кремле заявили, что не знают, на чём основано заявление Белого Дома и не согласны с формулировкой «очередная атака». «…Несмотря на все требования российской стороны, беспристрастного международного расследования предыдущей трагедии с использованием химических отравляющих веществ произведено не было, и соответственно, мы не считаем возможным возлагать ответственность на сирийские вооруженные силы», – отметил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. В Москве также считают неприемлемыми угрозы в адрес законного руководства Сирии: «Вы знаете, что Кремль последовательно отстаивает эту линию и отстаивает тезис о том, что без проведения расследования возлагать вину на Асада невозможно, нелегитимно и абсолютно неверно с точки зрения достижения конечных целей по сирийскому урегулированию. Конечно же, какие-то подобные угрозы законному руководству Сирийской Арабской Республики мы также считаем неприемлемыми. Важно при этом отметить, что мы считаем абсолютно недопустимым и неприемлемым использование химических отправляющих веществ». При этом нельзя исключить провокаций с применением химоружия со стороны боевиков «ИГ», так как случаи применения химических отравляющих веществ террористами фиксировались неоднократно, и потенциальная опасность повторения таких провокаций существует.

Вспомним, как в 2003 году перед агрессией против Ирака Колин Пауэлл потрясал перед Советом Безопасности ООН пробиркой с зубным порошком (под видом смертоносных бацилл из арсеналов Саддама Хусейна). Сегодня в Белом Доме, Госдепе и Пентагоне не утруждают себя даже этим, а та злосчастная пробирка в исторической ретроспективе видится серьёзным «доказательством». Накануне предполагаемой встречи Донадьда Трампа с Президентом России Владимиром Путиным в Гамбуре правящей администрации необходимо продемонстрировать свою способность действовать единолично и не считаясь с какими-либо сдерживающими факторами, а самому президенту – отмежеваться от обвинений в «связях с русскими». В реальности это означает расширение поддержки террористов в Сирии, срыв процесса в Астане, затягивание кровавого конфликта и риск непосредственного огневого контакта с российской группировкой в Сирии, что чревато непредсказуемыми последствиями.

Оснащённая ракетами «Томагавк» армада ВМФ США в Восточном Средиземноморье (авианосец «Джордж Буш» с еще двумя эсминцами и двумя крейсерами) приведена в полную боевую готовность. Один из знакомых с ситуацией в Сирии российских политиков, рассказал, что возможное наземное вторжение США, с учётом дислокации в ряде районов страны российских подразделений, может поставить США на грань столкновения с Россией.

Провокации сил «проамериканской» коалиции способствуют расширению деятельности террористических организаций в Сирии, заявил министр обороны России Сергей Шойгу: «После того, как авиация США сбила сирийский самолет в районе Расафе на юге провинции Ракка, министерство обороны РФ прекратило контакты с американской стороной в рамках меморандума о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации».

Конечно, террористы, в последнее время всё чаще выступающие на хорошем английском языке, прекрасно понимают, что от них требуется. По их замыслу, в ближайшее время может быть произведен подрыв нескольких боеприпасов, начиненных отравляющими веществами, в одном из районов Дераа. Провокация будет произведена по аналогии с ситуацией в провинции Идлиб (Серакаб, Эриха) в начале мая 2017 года. Российская сторона оповестила военное руководство сил возглавляемой США международной коалиции по борьбе с ИГИЛ о планах террористов провести подобную акцию. В помощь им – также и прозвучавшие в конце прошлой недели в Вашингтоне (со ссылкой на опубликованный накануне доклад Организации по запрещению химического оружия) утверждения о том, что Сирия якобы не ликвидировала полностью свою программу создания химических вооружений. При этом в Госдепе ничуть не опасаются того, что террористы воспользуются химическим оружием против мирного населения и правительственных войск:  американская администрация даже не рассматривает такой вариант.

Подготовка к провокации на юге Сирии велась на протяжении последних нескольких недель. К освещению очередного постановочного «преступления сирийского режима» планируется привлечь журналистов (о чем предупреждал и МИД России); а сама же постановка будет транслироваться через оппозиционные СМИ и социальные сети. Москва располагает данными о подготовке инсценировки химической атаки в двух точках в Сирийской Арабской Республики, заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. Цель вполне очевидна – спровоцировать вторжение коалиции во главе с США на территорию Сирии с последующим насильственным свержением власти в Дамаске.

Вечером 1 июля террористы исламистской группировки «Файлак ар-Рахман» (действует в союзе с запрещённой в России террористической группировкой «Джебхат ан-Нусра» в агломерации Дамаска и других районах) заявили о том, что они были атакованы отравляющими веществами в западной части удерживаемой ими Восточной Гуте. Напомним, эта стратегическая территория указана в качестве одной из «зон деэскалации» в соответствии с подписанным в Астане 4 мая меморандумом России, Ирана и Турции. Режим функционирования «зон деэскалации» планируется обсудить в Астане 4-5 июля в ходе очередного раунда межсирийских консультаций при участии стран-гарантов. 

Согласно заявлению сирийского командования, «…не прекращаются фальшивые заявления некоторых террористических групп и их интернет-сайтов об использовании Сирийской Арабской армией хлористого газа. На этот раз об этом лживо заявили террористы из так называемой „Файлак ар-Рахман“ в Айн Терма в Восточной Гуте. Главное командование армии и вооруженных сил отрицает все эти обвинения в целом, подчеркивая, что САА не использовала химическое оружие в прошлом и не будет использовать его и в дальнейшем».  Ложь террористических групп нацелена на оправдание собственных поражений и больших потерь, которые они несут в ходе продвижения Сирийской Арабской армии в этом регионе.

Показательно, что аналогичное заявление та же банда делала 22 июня, заявив о применении «режимом Асада» химического оружия в районе Джобар, однако тогда надежды террористов не оправдались. Сейчас их постановки организованы явно лучше, а тексты пишутся на английском языке, пытаясь привлечь внимание «цивилизованного мира» к мифическому распылению сирийскими военными хлора в соседнем с Айн Терма районе Замалька. Для наглядности было сделано несколько фотографий – пока, правда, не с детьми (должно быть, не оказалось под рукой), а с лицами вполне боеспособного возраста без признаков малейших физических повреждений.

Не желая уходить с удобного плацдарма для атаки на Дамаск и в ожидании массированных американских ударов по позициям сирийской армии после «применения химического оружия», ответственным за которое заранее объявлен «режим Асада», террористы оказывают ожесточённое сопротивление. В своих атаках на правительственных силы они используют поступающее к ним контрабандным путём оружие, боеприпасы. Вовсе не исключено, что, как и ранее в Алеппо, среди «гуманитарных» поставок террористам могут быть и компоненты для производства химического оружия.

Также усилились минометные обстрелы городских кварталов Дамаска, Кунейтры, Хомса и Дераа с контролируемых террористами территорий. Не прекращается и военная активность Израиля, атакующего позиции сирийской армии. В последние недели со стороны еврейского государства заметно активизировалась огневая поддержка со стороны коалиции «Джейш аль-Мохаммед», включающей в том числе террористов из «Хайат Тахрир аш-Шам» (переименованная «Джебхат ан-Нусра») и заявившей о начале операции под претенциозным названием «Дорога на Дамаск».

Израильские медицинские пакеты, обнаруженные у боевиков «Хайят Тахрир-аш-Шам» в районе города Хамадия (Голанские высоты)

Одновременно в минувшие выходные в сирийской столице прогремело несколько взрывов, обернувшихся десятками убитых и раненых. Неспокойно не только вокруг Дамаска, но также и в приграничной с Турцией провинцией Идлиб, которая, аналогично Восточной Гуте, определена в качестве одной из т.н. «зон деэскалации», на территории которых не должны вестись боевые действия.

Террористы из запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» ведут на складе в Идлибе подготовку провокации с применением зарина в поселениях Хан-Шейхун и Кефрайя. «Согласно полученной информации, в населенном пункте аль-Магара (провинция Идлиб) в помещении крупного технологического здания идет подготовка организации провокации с применением отравляющего вещества «зарин». На данном складе предположительно находятся боеприпасы, начиненные этим отравляющим газом», – заявил агентству РИА Новости знакомый с ситуацией военно-дипломатический источник. Для подготовки провокации в Идлиб прибыла группа иностранных граждан, в том числе США и Турции, а также один из главарей сирийского филиала «аль-Каиды». Ранее официальный Дамаск неоднократно обвинял северного соседа в том, что через его территорию на север Сирии террористами переправляется химическое оружие, которое складируется в городах и населённых пунктах; аналогичные утверждения звучали и в самой Турции.

Заметим, тех, у кого уже все готово для обвинений «режима Асада» в очередных «преступлениях против человечества», ничуть не волнует, что вся территория провинции Идлиб находится под контролем протурецких вооружённых группировок, а также экстремистских террористических организаций, периодически выясняющих между собой отношения с десятками убитых и раненых.

Одновременно российская сторона стремится не допустить вторжения Вооружённых Сил Турции в курдский «кантон» Африн на северо-западе Сирии. Можно предположить, что именно этот вопрос обсуждался в ходе визита в Турцию министра обороны России Сергея Шойгу и его переговоров с президентом Эрдоганом. Любые резкие односторонние действия Анкары на севере Сирии вряд ли будут позитивно восприняты как Москвой, так и Тегераном.

В июне проправительственные подразделения при поддержке Воздушно-космических сил России в июне установили контроль над территорией около 12 тыс. квадратных километров территории и 69 населенными пунктами, развивая успех на северо-востоке Алеппо, в районе Пальмиры и на юге страны. К режиму прекращения боевых действий, к которому присоединилось 228 отрядов вооруженной оппозиции и 1864 населенных пунктов.

Динамика контроля над территориями в Сирии в первом полугодии 2017 г.

Однако в целом, к сожалению, ситуация в Сирии накануне очередного раунда переговоров в Астане остаётся крайне сложной, чреватой очередным витком вооружённого противостояния с участием де-факто противостоящих друг другу коалиций во главе соответственно с Россией и США. Вероятность каких-либо договорённостей между ними, несмотря на политико-дипломатические усилия Москвы, остаётся крайне низкой, так как характер политики «партнёров» не предполагает каких-либо договорённостей с теми, кого они считают слабее себя.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»

Добавить комментарий