Договорённости по Сирии – проблеск трезвомыслия или тактическая уловка США?

«Новая»-старая стратегия Вашингтона вряд ли кардинально изменится и по-прежнему ведёт к затягиванию конфликта на Ближнем Востоке

17426237523642Главным событием минувшей недели, связанным с попытками урегулирования сирийского конфликта, стали, безусловно, договорённости Москвы и Вашингтона (при участии Аммана) о создании зоны деэскалации на юго-западе Сирии, близ границ с Иорданией и Израилем. В последние недели там не прекращались интенсивные боевые столкновения между сирийской арабской армией и конгломератом вооружённых группировок (1), получающих значительную подпитку из-за рубежа.

 

Контроль над территориями в трёх юго-западных провинциях Сирии
Сбитый 5 июля в провинции Кунейтра израильский беспилотник. Источник FarsNews

По итогам более чем двухчасовой встречи Президентов России и США, состоявшейся  7 июля на полях саммита G20 в Гамбурге, стало известно о широкой подготовительной работе на уровне экспертов трёх стран, без которой, очевидно, позитивного результата достигнуть бы не удалось. «…Буквально сегодня в столице Иордании Аммане завершили работу эксперты России, США и Иордании. Они согласовали меморандум о создании зоны деэскалации на юго-западе Сирии: районы Кунейтра, Дераа и Эс-Сувейда. В этой зоне будет действовать режим прекращения огня с 12 [часов] пополудни по дамасскому времени с 9 июля», – сообщил в ходе краткого брифинга по окончании переговоров Владимира Путина и Дональда Трампа министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Вашингтон и Москва берут на себя обязательства обеспечить выполнение режима прекращения огня со всеми действующими на юге Сирии вооружёнными группировками. Кроме того, в этом районе будет обеспечен гуманитарный доступ и налажены контакты между оппозиционерами и мониторинговым центром, который создаётся в столице Иордании. Безопасность вокруг «зоны деэскалации» на первых порах будет обеспечивать российская военная полиция при координации с США и Иорданией. Также немаловажно, что в меморандуме «чётко подтверждена приверженность России, Иордании и США суверенитету и территориальной целостности САР и резолюциям Совета Безопасности, которые заложили основу для продвижения политического урегулирования». Это – лишь одна из договоренностей, которую в ходе встречи «оба президента поприветствовали», отметил С. Лавров.

По словам не пожелавшего назвать себя представителя Госдепа, в основе договорённостей лежит то, что «каждая сторона, имеющая влияние на стороны конфликта, должна оказывать его как можно эффективнее. На оппозицию – США и Иордания, на режим Асада – Россия».

Очевидно, ради достижения соглашения велась активная дипломатическая работа, в том числе за рамками «треугольника» Москва – Амман – Вашингтон. В последних числах июня в США побывал с очередным визитом король Иордании – стороны, безусловно заинтересованной в сворачивании вооружённого конфликта на своих границах. Министр иностранных дел этой страны А. Сафади заявил о продолжении работы с США и Россией, нацеленной на прекращение огня на юге Сирии. По словам министра по делам СМИ Иордании М. Момани, соглашение о прекращении огня будет поддерживаться посредством канала связи, согласованного между сирийской армией и поддерживающими её формированиями с одной стороны и  повстанцами – с другой. Накануне вопрос о создании свободной от «Хизбаллы» 30-мильной (48 км вглубь сирийской территории, включая город Дера`а) демилитаризованной буферной зоны обсуждался в ходе телефонного разговора премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху и Президента России В. Путина. Звонил израильский лидер и Д. Трампу, когда тот уже находился в Европе. В этой связи некоторыми наблюдателями высказывается предположение о заинтересованности Израиля в американском присутствии в создаваемой «зоне деэскалации», что выходит за рамки переговорного процесса в Астане, гарантами которого выступают Россия, Иран и Турция (2). С учётом враждебных отношений между США и Израилем с одной стороны и Ираном другой, представить их сколь-нибудь конструктивное взаимодействие на сирийской «площадке» вряд ли возможно.

На юго-западе Сирии без американцев и иорданцев очень трудно о чём-то договариваться, отметил С. Лавров, отвечая на вопрос о соотношении формируемого российско-американо-иорданского формата взаимодействия с Меморандумом 4 мая. В ходе же переговоров в столице Казахстана речь шла, прежде всего, о трёх других «зонах деэскалации» – в Идлибе, Восточной Гуте и к северу от Хомса, причём по «северной» зоне разговор продолжается.

«Астана – это отдельный процесс, эти усилия, о которых мы объявили сегодня, и дискуссии, которые у нас состоялись с русскими и иорданцами, не являлись частью астанинского процесса», – заметил некий источник в Госдепе США. Судя по некоторым высказываниям госсекретаря Р. Тиллерсона, российский и американский лидеры могли обсуждать дальнейшие шаги по распространению «деэскалационного» режима на другие районы страны. Прекращение огня может стать первым признаком возможного сотрудничества с Москвой в Сирии.

Несколькими днями ранее издание The Daily Beast опубликовало утечку о контурах новой политики американской администрации в Сирии, согласно которой она не будет возражать против размещения в стране российской военной полиции, призванной охранять «зоны безопасности» на территории этой страны. В то же время, США не собираются передавать Дамаску части страны, освобождённые от запрещённой в России террористической группировки «Исламское Государство» американскими союзниками.

Кроме того, перед отлётом в Гамбург глава американской дипломатии Р. Тиллерсон заявил о готовности изучать возможность создания совместного с Россией механизма по обеспечению стабильности в Сирии, включая бесполётные зоны (выделено нами – Авт.), наблюдателей за режимом перемирия на земле и скоординированной доставке гуманитарной помощи. На это в Москве «уже запросили, но пока не получили ответа на вопрос о том, какие бесполётные зоны подразумеваются, потому что никогда о них речи не шло», заявил С. Лавров.

Вброс о «бесполётных зонах» выглядит, конечно же, не случайным, ибо имплементация этой идеи, вынашиваемой Вашингтоном вот уже не первый год (а ранее реализованная в Ираке и Ливии) означала бы резкое усиление позиций террористов, как это, собственно, и имело вместо в других ближневосточных странах, многие годы являющихся ареной кровавого противостояния. И сейчас мы видим (и, скорее всего, ещё увидим в будущем) не слишком умелую попытку вовлечь Россию в обсуждение этой опасной авантюры. Особенно опасной – на фоне трудно опровергаемых опасений относительно того, не станут ли формируемые «зоны деэскалации» очередным этапом на пути к расчленению Сирии, планы которого существовали все эти годы и сейчас отнюдь не сданы в архив. По мнению старшего научного сотрудника Центра арабских и исламских исследований ИВ РАН РАН Бориса Долгова, страны-гаранты должны действовать с достаточной решительностью, чтобы не допустить превращение этих районов в автономные анклавы, поставив тем самым под удар территориальную целостность Сирии. «Это – районы, которые уже фактически находятся не под юрисдикцией правительства, – подчеркнул учёный. – Поэтому, следует подумать о том, что существует вероятность превращения этих зон в анклавы, куда впоследствии могут проникнуть радикальные группировки. Это создает опасность для территориальной целостности Сирии. Кроме того, вызывают тревогу поступающие из Вашингтона заявления о том, что США не хотят передавать районы, где базируется оппозиция, под юрисдикцию центрального правительства».

Будет соблюдаться новый режим прекращения огня в Сирии или нет, в основном зависит от внешних сил, поддерживающих вооруженные группировки на территории арабской республики, считает Б. Долгов: «Действительно, мы говорим о том, что эти акторы могут воздействовать на то или иное развитие событие. Однако все эти внешние силы имеют свои конкретные интересы в этом конфликте. Эти интересы не всегда совпадают с общей задачей прекращения вооруженных действий и нахождения путей политического урегулирования. Такие цели, на мой взгляд, стоят только у России. В некоторой степени – также и у Ирана».

С этой оценкой следует целиком и полностью согласиться: террористы ведут войну не в безвоздушном пространстве, а при поддержке влиятельных сил, в том числе и внутри США, которые вряд ли с восторгом узнали о результатах консультаций и переговоров в Аммане и Гамбурге.

7 июля вооружённые экстремисты нарушили объявленное Дамаском на юге Сирии 48-часовое перемирие в провинции Эс-Сувейда, обстреляв позиции сирийской армии к северу от Аль-Асфара и Тель-Салмана. Ответный огонь не открывался.

В этой связи напомним также об упорных попытках провозглашения некоего альтернативного Дамаску «центра власти» в северной столице Сирии Алеппо. Справиться с оккупировавшими восточную часть города террористическими бандами удалось только к концу 2016 года чрезвычайным напряжением усилий и при широкой поддержке России, подвергавшейся за это массированной обструкции, причём не только информационно-пропагандистской, но и военной. Запредельная политизация вопросов «доставки гуманитарной помощи» с подключением международных организаций стала одной из черт фирменного почерка администрации Обамы, особенно ярко проявившись именно в Алеппо. Не приходится сомневаться, что попытки организовать различного рода провокации, в том числе в отношении российских военных, будут предприниматься также и в предполагаемой «зоне деэскалации» на юго-западе Сирии.

В Дамаске приветствуют любые шаги, способные открыть путь к мирным решениям. И хотя 9 июля началось без явных нарушений перемирия, а оснащенные лишь лёгким стрелковым оружием части российской военной полиции уже направляются на юго-запад страны, ситуация в Сирии остаётся чрезвычайно сложной, а договорённости президентов России и США – предельно хрупкими и уязвимыми. В первую очередь – по причине стремления свергнуть Асада, а также в силу более чем вероятного противодействия со стороны «клиентов» Пентагона и американских спецслужб, собранных вокруг американских опорных баз на юге и востоке Сирии.

Реальная политика американцев и особенно их сателлитов «на земле» (что явно продемонстрировали, к примеру, события последних месяцев вокруг погранперехода Ат-Танф) будет, как и ранее, выходить далеко за рамки официально провозглашаемых целей «борьбы с терроризмом». Конечно, «партнёрам» необходимо проанализировать свои ошибки, о которых весьма откровенно поведал газете Al-Sharq Al-Awsat один из архитекторов «сирийской революции», последний посол (2001-2014) США в Дамаске Роберт Форд, некогда личным присутствием вдохновлявший «борцов с режимом» в Хаме, Хомсе и других местах. По его мнению, сирийское правительство и его союзники, включая Иран, в конечном итоге преодолеют усилия США по обеспечению влияния в стране. Более того, Иран укрепит проправительственные силы, которые заставят США окончательно отступить из Восточной Сирии – во многом аналогично тому, как это сделало поддержанное Тегераном движение «Хезболла» в Ливане в начале 1980-х годов. Интересно, но Форд считает, что американское руководство, в конечном счёте, бросит курдских союзников, которым сейчас помогает. Отвечая на вопрос о том, почему Асад продержался у власти до 2017 года, Форд сказал: «Мы думали, что сирийская армия ослабеет и, в конце концов, вернется на свои оборонительные рубежи в войне на истощение. Или что сирийские солдаты сбегут из армии… В начале 2013 года я ожидал, что Асад потеряет свою власть, но состоялась битва при Аль-Кусайре, и «Хезболла» отправила на поле битвы большое количество своих солдат. В конце 2013 года все элементы Свободной Сирийской Армии рухнули, и были сформированы «Ахрар аш-Шам» и «Фронт ан-Нусра». Свободная армия также не достигла никакого прогресса на юге… После этого мы думали, что Асаду удастся сохранить Дамаск, Латакию, Хомс и Хаму, но не Алеппо или какой-либо из восточных городов. Фактически, мы предсказывали, что Сирия будет дезинтегрирована, но, опять же, мы не предвидели, что Россия и Иран выделят обширные ресурсы для защиты Асада в 2014 и 2015 годах».

Таким образом, неудачи в борьбе против того, что в США называют «иранской» и «российской экспансией», диктуют необходимости оперативно-тактической паузы, позволяющей консолидировать ресурсы (3) и выработать тактику дальнейших действий по дезинтеграции региона. Какие-либо «уступки» на этом пути, диктуемые необходимостью достижения долгосрочных целей, будут иметь сугубо конъюнктурный характер. Помимо вышеупомянутых «бесполётных зон» речь может идти, например, об участии в обсуждении статуса «зон деэскалации» с прицелом на воссоздание там плацдармов, с которых можно атаковать крупные города, и прежде всего – Дамаск.

«Зоны деэскалации» — по-американски?..

* * *

Серьёзные переговоры относительно путей и перспектив сирийского урегулирования как таковые стали возможны исключительно благодаря начатой ВКС России 30 сентября 2015 года контртеррористической операции, а также комплексу шагов, позволивших нарушить стройный «хор друзей» сирийских террористов. Сегодня мы видим, как основные контрагенты России, потерпев временную, как им кажется, неудачу в достижении основной цели по свержению власти в Дамаске, будут активно пытаться влиять на ситуацию внутри «зон деэскалации», включая не только южный регион, но также Восточную Гуту, Хомс и Идлиб (в случае восстановления прежнего уровня взаимопонимания с Турцией), где более чем достаточно сил, заинтересованных в продолжении боевых действий.

10 июля при участии Российского центра по примирению сторон в городе ас-Санамен состоялась встреча старейшин, представителей религиозных общин и официальных лиц провинции Дераа, которые «вновь выразили свою поддержку операциям Сирийской армии в ее борьбе с терроризмом на фоне укрепления локальных примирений в интересах нации». Участники собрания высоко оценили позицию России, выступающую в поддержку Сирии на международной арене, предоставляемую сирийскому народу военную и гуманитарную помощь. Глава российской группы за наблюдением по деэскалации в южном регионе Сирии полковник Алексей Кузин отметил, что достижения сирийской армии создали благоприятные условия для расширения процесса локальных примирений.

Относительное успокоение юго-западного «фронта» позволит просирийским силам наращивать усилия в восточной части провинций Хама и Хомс и в направлении Дейр-эз-Зора, остающихся оплотом террористических группировок. Кроме того, прибывший на днях в Севастополь к месту постоянного базирования фрегат «Адмирал Эсссен» уже направился обратно к сирийским берегам. 5 июля стратегические бомбардировщики Ту-95МС ВКС РФ нанесли новейшими ракетами X-101 удары по объектам боевиков на границе сирийских провинций Хама и Хомс.

Активное участие нашей страны в обеспечении мира и стабильности в провинциях Дераа, Кунейтра и Эс-Сувейда создаёт предпосылки для укрепления режима прекращения огня, опыт которого можно будет впоследствии распространить и на другие территории, постепенно прокладывая путь к долгожданному миру в границах Сирийской Арабской Республики. На этом пути сделано уже немало, однако в предшествующие месяцы Россия сталкивалась скорее с противодействием проамериканской коалиции, атаковавшей наземные и воздушные силы цели сирийской армии, что подпитывало тревожные ожидания. Несмотря на достигнутые договорённости, эти ожидания по-прежнему никуда не делись, так как повода для очередной информационной истерии, наподобие той, которая спровоцировала ракетный обстрел базы «Шайрат», можно ожидать в любой момент (4), а ударный кулак ВМС США всё так же бороздит воды Восточного Средиземноморья (5). В дипломатических заявлениях американские партнёры вроде бы готовы к совместным усилиям, однако поверить в хотя бы частичный пересмотр многолетней линии, направленной на разжигание кровавого противостояния на Ближнем Востоке, можно будет исключительно по реальным делам.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечания

  1. Т.н. «умеренный» «Южный Фронт» свободной сирийской армии, отъявленные радикалы из «Джейш Халид ибн аль-Валид» (террористическая группировка, образовавшаяся в марте 2016 года после слияния «Бригад мучеников Ярмука», «Исламского движения Мусанна» и «Армии Джихада» численностью более 2000 боевиков) и некоторые другие.
  2. Очередной их раунд 4-5 июля завершился в основном безрезультатно и без участия лидеров т.н. «вооружённой оппозиции», что в Дамаске связали с неконструктивной позицией турецкого руководства. «Турецкая делегация возражала против принятия любых документов, касающихся реализации механизмов соглашения о зонах деэскалации», – заявил на брифинге журналистам ведущий переговорщик из правительства Сирии Башар Аль-Джафари. Это может быть связано с безрезультатными требованиями Анкары невмешательства Москвы в случае возможной операции турецкой армии против курдского кантона Африн на северо-западе Сирии. Именно этой теме могли быть посвящены переговоры в первых числах июля Р. Эрдогана с министром обороны России Сергеем Шойгу, сопровождавшиеся значительным ажиотажем в турецких СМИ. Также в Астане должна была обсуждаться идея «Комитета национального примирения» (ранее упоминалось о возможность создания «Сирийского национального фронта»), куда вошли бы представители всех политических, этноконфессиональных, племенных и иных групп, готовых решительно отмежеваться от сил международного терроризма. Представляется, что в случае хотя бы относительного успеха перемирия на юго-западе Сирии к обсуждению данной идеи следовало бы вернуться.
  3. Можно предположить, что в силу тесных отношений Вашингтона с Эр-Риядом речь на данном этапе может идти скорее о просаудовских (запрещённая в России «Джебхат ан-Нусра»), нежели чем о протурецких группировках.
  4. Политолог Олег Матвейчев полагает, что следует ожидать новых провокаций со стороны Вашингтона и проамериканских боевиков, дислоцирующихся на юго-западе страны. Соединенные Штаты и их союзники продолжать искать и искусственно создавать поводы для дальнейшего обострения сирийского конфликта: «Безусловно, вторая сторона не имеет никакой доброй воли для того, чтобы установившийся на данный момент мир сохранять. И ИГИЛ, и боевики, непосредственно связанные с США и Саудовской Аравией, а также английские и британские спецслужбы – все они будут заниматься созданием провокаций, обвинять во всем Асада. Появятся также какие-нибудь очередные «Белые каски». На словах они, конечно, говорят, что они за мир, потому что открыто выступать за войну как-то не принято, на самом же деле их позиция совсем не изменилась. Тиллерсон говорил, что Башар Асад не должен управлять страной в долгосрочной перспективе. Об этом же говорил и Барак Обама. Однако у них не хватает сил для того, чтобы делать крупные пакости, поэтому США пока будут пакостить по мелочи».
  5. Суда по имеющейся информации, США интенсивно насыщают собственную военную группировку в Сирии тяжёлой техникой, авиацией и артиллерией, одновременно вооружая отряды «Сирийских демократических сил», что внимательно отслеживается Дамаском и его союзниками.

Добавить комментарий