«Исламское государство» и радикалы-боевики Северного Кавказа

87db8914291fed60a00eeed7a9679f6fВозникновение на значительных территориях Ирака и Сирии террористического образования, известного как «Исламское государство»*, актуализировало вопрос о влиянии религиозно-политической динамики Ближнего Востока на радикальное подполье на Северном Кавказе и на его возможную трансформацию. Считается, что присяга ряда вооруженных групп самопровозглашённому «халифату» привела к расколу с теми среди боевиков, кто по-прежнему признает в качестве основной подпольной структуры радикалов запрещённый в России «Имарат Кавказ». Некоторые так называемые «амиры» решили, что ИГ стало сегодня более привлекательным для продолжения вооруженной борьбы. В первую очередь, это связано с провозглашением в ИГ «халифата» и утверждения на должность халифа 29 июня 2014 Абу Бакра аль-Багдади. При этом он принял новое имя Ибрагим. Новый «халиф» заявлял, что является потомком пророка Мухаммеда, и поэтому к его имени добавлено, что он – аль-Курейши, то есть человек из рода пророка курейш. Насколько это достоверно – неизвестно. Между тем, вопрос о халифате важен для многих суннитов. Напомним, исторический халифат прекратил свое существование в результате краха Османской империи, так как османские султаны одновременно являлись и халифами для суннитского мира. 17 ноября 1922 г. последний османский султан Мехмед VI покинул страну, а 3 марта 1924 г. был официально упразднён халифат.

Для признания нового халифа у него должны быть определённые качества, иначе он не будет признан исламским миром. Многие видные мусульманские учёные критиковали провозглашение «халифата» в ИГ. К их числу, например, относится известный богослов Юсуф аль-Карадави, президент Международного союза мусульманских учёных, который осудил провозглашение халифата ограниченной группой людей, прославившейся жестокими и радикальными взглядами. Кроме того, по его мнению, сама декларация о провозглашении халифата не основана на шариате и представляет угрозу для суннитов в Ираке и восстания в Сирии (1). Даже известный сторонник запрещённого в России Фронта «ан-Нусра» иорданец Абу Мухаммед аль-Макдиси (Ассем Баркави) осудил ИГ за творимые им жестокости. Другой иорданский богослов Хамза Мансур, лидер политического крыла «братьев-мусульман» в королевстве, назвал провозглашение халифата в ИГ «экстравагантным шагом, не основанным на согласии мусульманской уммы» (2).

В свою очередь, известный сирийский суфийский шейх Мухаммед аль-Якуби назвал провозглашение халифата «незаконным», а его поддержку – «харамом», то есть действием, запрещённым Кораном. (3) 126 имамов и мусульманских ученых в конце сентября 2014 года написали лидеру ИГ Аль-Багдади письмо,  обвинили его в том, что он искажает трактовку Корана и хадисов для обоснования своих действий. (4) Муфтий Саудовской Аравии Абдуль-Азиз ибн Абдулла аш-Шейх в конце августа 2014 осудил не только ИГ, но и деятельность «аль-Каиды». Он заявил, что воинствующие экстремистские идеи и терроризм распространяющиеся по Земле, направлены на уничтожение человеческой цивилизации, и ни в коей мере не являются частью ислама, будучи ему враждебными, и мусульмане являются их первой жертвой. (5)

Вышеприведённые факты свидетельствуют о том, что признание ИГ и его идей в арабо-мусульманском мире отнюдь не является безоговорочным даже среди салафитов. Существует ложное представление, что в исламском мире духовная и политическая составляющие власти не разведены. Между тем, это не совсем так, что было блестяще показано ещё в начале XX века замечательным русским востоковедом Василием Бартольдом в его монографии «Халиф и султан», впервые опубликованной в 1912 году (6).

В качестве примера успешного политического лидера я бы назвал главу Чечни Рамзана Кадырова, который постоянно стремится к нестандартным и изобретательным шагам: стоит вспомнить организованный им митинг против карикатур «Шарли Эбдо» в Грозном (7) и многое другое.

Вопрос о том, какое значение ИГ имеет для мусульман России и, прежде всего, Северного Кавказа, заслуживает самого пристального внимания. Очевидно, что после взрыва российского авиалайнера А321 над Синаем 31 октября 2015 года и серии парижских терактов 13 ноября 2015 года ИГ и действующие под его брендом структуры резко глобализировали свою активность. (8) В последнее время много говорится об их экспансии в широком географическом ареале, от Испании до Юго-Восточной Азии. Отчасти это связано со стремлением компенсировать поражения последнего времени на территории Сирии и Ирака и попытаться запугать своих старых и новых противников и идеологических конкурентов.

По мнению ряда исследователей, на Северном Кавказе в последние годы наблюдается определённый кризис традиционного ислама, что связано не только с сирийским конфликтом, но и с появлением возможностей к проникновению в Россию новых, в том числе крайне радикальных мусульманских идей, и свободного выезда местной молодежи в арабские страны для обучения. Сирийский конфликт и события «арабской весны» лишь обнажили проблемы, имевшиеся задолго до 2011 года. Мусульманские республики Северного Кавказа являются частью России, однако в культурном отношении, благодаря некоторым социальным практикам и обыкновениям, они во многом тяготеют к  ближневосточным мусульманским странам.

До недавнего времени радикальная северокавказская молодежь была привлечена так называемой романтикой ИГ, пропагандируемой талантливыми журналистами (в том числе и западными), обслуживающими его интересы. Точные цифры комбатантов-моджахедов из России не известны, но предполагают, что общее их число составляло в последние годы 2-3 тысяч человек. Можно сказать, что отток потенциальных активистов радикального подполья c Северного Кавказа снизил его человеческий ресурс, что, кстати сказать, демонстрируют последние данные статистики. (9) Другим источником пополнения рядов экстремистских вооруженных группировок являются зарубежные северокавказские и в частности чеченские диаспоры (в том числе образовавшиеся за последние два десятилетия). Так, в конце декабря 2016 уголовный суд Брюгге (Бельгия) приговорил 12 эмигрантов из Чечни к тюремным срокам от полутора до 10 лет за экстремизм и вербовку боевиков для участия в сирийском конфликте. Все осужденные проживали в городе Остенде. Двое лидеров группы, один из которых воевал в Сирии, получили 8 и 10 лет тюрьмы. (10)

Какое-то время заметной фигурой среди военных руководителей ИГ был Умар аш-Шишани (Тархан Батирашвили), уроженец долины Панкиси в Грузии. По сообщениям прессы, он руководил так называемым «северным фронтом» ИГ, являвшимся из ключевых для него направлений в районе города Ракка. 13 июля 2016 года подконтрольное ИГ информационное агентство «Амак» (англ. Amaq) сообщило, что Батирашвили погиб в боях в окрестностях иракского города Шергат к югу от Мосула. Согласно заявлению пресс-секретаря Пентагона, он мог быть убит 10 июля в результате авиаудара в окрестностях Мосула. (11)

Согласно некоторым оценкам, на Северном Кавказе (в Дагестане, Чечне, Кабардино-Балкарии и, возможно, в Ингушетии) в последнее время стали возникать ячейки ИГ, но надо понимать, что это – прежде всего, попытка переориентации так называемых «лесных» в условиях ослабления старой подпольной структуры – Имарата Кавказ. Вполне понятно, что ближневосточный «халиф» вряд ли может отдавать им какие-то непосредственные приказы, особенно после резкого обострения ситуации на главных ближневосточных фронтах в Сирии и Ираке и ряда тяжёлых поражений, позволяющих говорить о «закате» группировки, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. (12)

ИГ представляет собой зонтичную структуру, сила которой в том, что там был провозглашен халифат, причем на территории Ирака, то есть земле, где когда-то процветал халифат Аббасидов. В структуру ИГ влились некоторые старые радикальные салафитские движения такие, как «Боко Харам» в Нигерии и «Ансар Бейт аль-Макдас» на Синае. Отдельной структурой следует признать ливийское ИГ, которое в начале декабря 2016 утратило свою основную базу в Сирте, но по-прежнему сохранило определенные позиции в стране. Эти движения, хотя и ориентируются на «халифа» аль-Багдади, действуют сегодня в автономном режиме. У них, по крайней мере, есть своя собственная контролируемая территория, чего на Северном Кавказе не просматривается. Кроме того, в последнее время спецслужбы ликвидировали несколько заметных боевиков в Дагестане и КБР, присягнувших ИГ.  (13)

Длительное время «проект» ИГ активно пропагандируется с использованием информационно-коммуникационных сетей, и в частности Интернета. По подсчетам американского Института Брукинса, только в Твиттере имеется около 46 тыс. аккаунтов сторонников ИГ. Через интернет активно распространяется упрощенный вариант салафизма, и вовсе не случайно, что именно ему в значительной мере соответствует идеология ИГ. (14)

Под самим понятием «исламское государство» в истории и сейчас часто подразумевались и подразумеваются разные понятия. Понятно, что для талибов современное Исламское государство Афганистан таковым не является. В Пакистане, где гораздо больше, чем в другой стране думали об «исламском государстве», возникшем на противостоянии индуистам и Индии, его понимание тоже менялось; тем не менее сама идея остается привлекательной как идеал.

У мусульман он совпадает со временем пророка Мухаммеда, первых праведных халифов. Считается, что в те времена было больше порядка, существовал идеальный социальный строй, на основе этих абстрактных представлений постулируется стремление вернуться к тому времени и к «настоящей справедливости».

Таким образом, идеал исламского государства не до конца формализован, но у разных групп мусульман он имеет большую притягательность. Вопрос только в том, что они под ним понимают.

Сегодня, благодаря интернету, популярность салафизма приобретает трансграничный характер, глобализируется, и многие верующие мусульмане по разным причинам склоняются именно к этому течению. Я бы не сводил религиозные поиски людей к какому-либо одному «магистральному» направлению; кроме того, многое в его эволюции (зачастую в сторону радикализма) зависит от внешних факторов и обстоятельств. В 1990-е годы в Сирии было относительно спокойно, а сеегодня  в этой стране, и в соседнем Ираке идёт гражданская война. Все это, конечно, обостряет мусульманское мировосприятие.

Попытка построения исламского мини-государства имела место в Дагестане в конце 1990-х годов, когда в селах Карамахи и Чабанмахи, так называемой Кадарской зоне, появился независимый салафитский «джамаат». Идея на первых порах была притягательной, и в указанный район в поисках «чистого ислама» стекалась молодежь не только Дагестана, но и всего Северного Кавказа. Однако, в конечном счете этот эксперимент провалился. (15)

Что касается современной молодежи, то с тех пор ситуация изменилась, и люди, которые предпочитают выбрать салафизм внутри суннизма, сегодня более подготовлены и образованы, чем поколение 1990-х годов. Они стараются серьезно разобраться в основах исламского вероучения, создавая кружки и слушая лекции по мусульманскому праву. Особенно это характерно для Дагестана. Очевидно, что это новое поколение. Вооруженное радикальное подполье на Северном Кавказе ещё не исчезло, но в ряде республик не проявляет теперь былой активности, о чем свидетельствует скрупулезная хроника террора, ведущаяся сотрудниками сайта «Кавказский узел» (16).

В заключение я хотел бы сказать, что к настоящему времени боевики ИГ полностью были выбиты из иракского Мосула и постепенно теряют контроль над Раккой. Разгромлен эфемерный осколок «халифата», провозглашённый было в иракском Тель-Афаре после освобождения от боевиков Мосула. Сокращение контролируемой террористической группировки территории связано с эффективными действиями сирийской армии и ВКС России. Кроме того, к началу августа 2017 отряды Сирийских демократических сил при поддержке американской коалиции (с её зачастую неизбирательными действиями, применением «фосфорного» оружие и т.д.) смогли освободить 55% территории Ракки. (17)

Слухи и неподтвержденные сведения о гибели главаря ИГ Абу Бакра аль-Багдади стали распространяться, начиная с 11 июня 2017. На момент написания статьи (август 2017) они так и не были подтверждены. По данным контртеррористической разведки иракского Курдистана, самозваный халиф был по-прежнему жив и скрывался где-то к югу от Ракки. (18)

В целом, последние события свидетельствуют о том, что ИГ вошло в состояние глубокого кризиса. В 2014-2016 гг. наличие компактных территорий в Ираке и Сирии сильно способствовало его авторитету. Нельзя забывать, что в прошлом Сирия была центром халифата Омейядов, а Ирак – халифата Аббасидов. Вытеснение ИГ с этих важных исторических для Ислама территорий в корне меняет дело и ведет к его постепенной маргинализации. Поэтому ИГ в настоящее время все более высвечивает перспектива превратиться во «второе издание» «Аль-Каиды». Я не думаю, что анклавы за пределами Сирии и Ирака могут превратиться в какие-то новые центры возрождения террористического квазигосударства; вместе с тем, очаги религиозно мотивированного радикализма, просто так не исчезнут, так как там (в Нигерии, Афганистане, Египте или на Филиппинах) есть внутренние факторы, обуславливающие поддержку вооружённых экстремистов частью местного населения.

* * *

Возвращаясь к Северному Кавказу и России в целом, хотелось бы отметить, что сегодня оттуда в зону ИГ едут зомбированные люди: разумные аргументы – не для них. Сейчас вербовка продолжается скорее по инерции. По мере взятия последних пунктов, контролируемых ИГ и другими радикалами, желание поехать в Сирию и Ирак в поисках приключений будет снижаться. Насущной задачей становится спасение детей, попавших в заложники к своим горе-родителям. Этим все более активно занимаются в Чечне, о чем, например, рассказывает сайт «Свободная пресса – Юг»: «Чеченского мальчика Билала Тагирова нашли в Мосуле в руинах полуживым и авиабортом доставили в аэропорт Грозного. Известно, что ребенка, когда тому было 2 года, похитил у матери его отец и вывез в Сирию, а затем в Ирак. О произошедшем стало известно главе Чечни Рамзану Кадырову и при его непосредственном участии была организована операция по спасению ребенка». (19)

К сожалению, таких брошенных детей, особенно в Ираке, намного больше, и некоторых из них все еще предстоит разыскать. В настоящее время Москва устанавливает число детей с российским гражданством среди разлученных с родными во время штурма Мосула,  сообщила официальный представитель МИД России Мария Захарова. В работе по идентификации детей задействованы сотрудники ведомства, посольства России в Багдаде, генконсульства в Эрбиле, глава Совета по правам человека при президенте России, а также уполномоченный по правам ребёнка (20).

Михаил Рощин – с.н.с. Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья ИВ РАН


Примечания

* «ИГ», «ИГИЛ» — террористическая группировка, запрещённая в России по решению суда

(1) Islamic State leader Abu Bakr al-Baghdadi addresses Muslims in Mosul  // http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/middleeast/iraq/10948480/Islamic-State-leader-Abu-Bakr-al-Baghdadi-addresses-Muslims-in-Mosul.html

(2) Jordanian jihadist leader condemns ISIS caliphate // http://www.al-monitor.com/pulse/originals/2014/07/jordan-maqdisi-jihad-iraq-isis-caliphate-qaeda.html#

(3) Muslim leaders reject Baghdadi’s caliphate  // http://www.aljazeera.com/news/middleeast/2014/07/muslim-leaders-reject-baghdadi-caliphate-20147744058773906.html

(4) Muslim Scholars Release Open Letter To Islamic State Meticulously Blasting Its Ideology  // http://www.huffingtonpost.com/2014/09/24/muslim-scholars-islamic-state_n_5878038.html

(5) Saudi Arabia’s Grand Mufti denounces Islamic State group as un-Islamic // http://blogs.reuters.com/faithworld/2014/08/25/saudi-arabias-grand-mufti-denounces-islamic-state-group-as-un-islamic/

(6) Бартольд В.В. Халиф и султан // Соч.: в 9 т. – М., 1966. – Т. 6: Работы по истории ислама и арабского халифата. – С. 15-78.

(7) См. подробнее: Рощин М. Исламская политика. // https://www.youtube.com/watch?v=89OB9hawmeY

(8) Рощин М. О последствиях терактов в Париже // https://news.mail.ru/video/331950/

(9) См. подробнее: Россия: хроника террора // http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/70513/

(10) В Бельгии осудили 12 выходцев из Чечни за вербовку боевиков на войну в Сирии  // https://russian.rt.com/world/news/344353-sud-brugge-vyhodzy-chechnya

(11) Pentagon Admits ‘Omar The Chechen’ Died This Week, Not Earlier  // https://www.rferl.org/a/pentagon-admits-omar-the-chechnyan-died-this-week-not-in-march-air-strike-mosul-iraq/27859533.html

(12) См. подробнее: Рощин М. «Исламское государство» способно расколоть радикальное мусульманское подполье на Северном Кавказе // http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/260694/

(13) В Нальчике ликвидировали лидера местной ячейки «Исламского государства» // http://www.rbc.ru/society/22/11/2015/565206629a7947810ae41752

(14) Who’s Behind The Islamic State’s Propaganda On Twitter? // http://www.huffingtonpost.com/2015/03/06/isis-twitter-census_n_6817308.html

(15) См. подробнее: Рощин М.Ю. След исламского фундаментализма на Северном Кавказе//Фундаментализм (отв. ред. Левин З.И.). М.: Институт востоковедения РАН – Издательство «Крафт+», 2003, С.55 – 57.

(16) Россия: Хроника террора // http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/70513/

(17) About 55% of the city of al-Raqqa is under the control of the Syria Democratic Forces as the Grand Battle of al-Raqqa completes its second month // http://www.syriahr.com/en/?p=71388

(18) Exclusive: Islamic State leader Baghdadi almost certainly alive — Kurdish security official // http://www.reuters.com/article/us-mideast-crisis-iraq-baghdadi-idUSKBN1A20JD

(19) В Чечню вернули мальчика, вывезенного отцом в Сирию и Ирак 2 года назад // http://yug.svpressa.ru/accidents/news/148333/

(20) МИД устанавливает число детей из России среди разлученных с семьей в Мосуле // https://www.gazeta.ru/social/news/2017/08/31/n_10507538.shtml

Добавить комментарий