Американские «чёрные дыры» в Сирии затягивают кровавое противостояние

Россию всеми силами стремятся вовлечь во второй «Афганистан»

Во второй половине 6 октября сирийская арабская армия (САА) при активной поддержке российского воинского контингента в Сирии вошла в город Маядин на берегу Евфрата – один из крупнейших оплотов террористов запрещённой в России группировки «Исламское государство» в 45 километрах от Дейр-эз-Зора (захвачен в июле 2013 года). Сообщается, что сирийские отряды взяли под контроль рынок на западе города, цитадель ар-Рахба и район Савами аль-Галяль. «Ожесточенные столкновения армии с террористами идут на юге города, где войска захватили фермы аш-Шабли и район аль-Мадфаийя», – заявил агентству РИА Новости местный военный источник. По его словам армия, обеспечила гуманитарные коридоры для выхода из города мирных жителей, однако боевики продолжают удерживать часть жителей, чтобы использовать их в качестве «живого щита».

По информации сирийского телевидения, в ходе операции в Маядине ликвидировано значительное число боевиков, получающих оружие, боеприпасы и живую силу из Ирака, через пограничный город Абу-Камаль. Оттуда мобильные отряды террористов совершают массированные набеги на позиции просирйиских сил по линии Пальмира – Сухна – Дейр-эз-Зор, которая является основным путем снабжения частично освобождённых от террористов районов Восточной Сирии (и прежде всего города Дейр-эз-Зор). В то же время очевидно, что освобождение и зачистка города займут длительное время. Практически все источники опровергают ясно преждевременные победные реляции о полном освобождении города.

Успехам сирийской армии на востоке страны способствовал ракетно-авиационный удар, нанесённый ранее по району поселения Эс-Суккария севернее перехода Абу-Кемаль на границе с Ираком. Контроль над этим стратегически важным пунктом позволяет террористам, де-факто действующим под американским «зонтиком», оперативно перебрасывать резервы в Сирию. По словам официального представителя Министерства обороны России Игоря Конашенкова, здесь удалось уничтожить пункт управления запрещённой в России террористической группировки «ИГ» с более чем тридцатью боевиками, среди которых были «долгое время скрывавшиеся в Ираке влиятельные полевые командиры ИГИЛ, выходцы из Северного Кавказа: Абу Омар аш-Шишани, Аляуддин аш-Шишани и Салахуддин аш-Шишани». В марте прошлого года Пентагон уже с помпой объявлял о возможном уничтожении выходца из Панкисского ущелья Грузии, участника августовской войны 2008 года Тархана Батирашвили по прозвищу Абу Умар аш-Шишани, однако затем он странным образом «воскрес».

Абу Умар Аш-Шишани под Пальмирой. Декабрь 2016.  Фото: YouTube

Представитель Минобороны РФ добавил, что «в результате ударов в районе Абу-Кемаля уничтожен опорный пункт и около 40 террористов, выходцев из Таджикистана и Ирака, а также семь автомобилей повышенной проходимости с крупнокалиберным вооружением (ДШК и ЗУ-23-2)». В районе Маядина «уничтожен командный пункт террористов и до 80 боевиков, в числе которых девять выходцев с Северного Кавказа. Там же уничтожено 18 внедорожников с крупнокалиберным вооружением и три склада боеприпасов». Южнее Дейр-эз-Зора в долине реки Евфрат воздушным ударом ликвидирован отряд иностранных наемников численностью более 60 боевиков, выходцев из СНГ, Туниса и Египта, уничтожены 12 внедорожников с крупнокалиберным вооружением.

Ближайшие недели и месяцы покажут, удастся ли (и если удастся, то как скоро) восстановить боевой потенциал сил международного терроризма, де-факто поддерживаемых американскими спецслужбами и Пентагоном через «чёрные дыры» по границам страны. Ранее Министерство обороны России прояснило некоторые грани серии набегов террористических банд на небольшой город Эль-Карьятейн на востоке провинции Хомс на трассе, соединяющей Дамаск и Пальмиру. Напомним, в августе 2015 года небольшой город с христианским населением оккупировали террористы «ИГ», а его жители бежали в Хомс. В первых числах апреля 2016 года Эль-Карьятейн удалось отбить в ходе успешной операции Сирийской арабской армии при поддержке ВКС России. По словам И. Конашенкова, боевики (которым 1 октября удалось захватить город) атаковали сирийские части из зоны расположения «военной миссии США». В частности, 28 сентября выдвинувшийся из Рукбана отряд в 300 человек завладел господствующими над Эль-Карьятейном высотами прежде всего потому, что боевики имели точные координаты скрытых постов правительственных сил (в районах поселений Харбат Аш-Шхеми и Эль-Басири). Получить данную информацию можно было лишь благодаря воздушной разведке, данные которой были «заботливо переданы» для осуществления диверсионно-террористических вылазок, причём по всей территории страны. В этот же день террористы «ИГ» провели серию скоординированных атак на другие посты сирийских войск, расположенные вдоль трассы Пальмира – Дейр-эз-Зор, по которой осуществляется снабжение группировки САА в долине Евфрата и доставляется гуманитарная помощь. Согласно некоторым сообщениям в социальных сетях, древний оазис, уже дважды освобождавшийся сирийцами при поддержке ВКС России, вновь оказался в зоне обстрелов (1).

«Перечисленные атаки террористов объединяет только одно – все они осуществлялись из 50-километровой зоны вокруг населенного пункта Ат-Танф на сирийско-иорданской границе. Той самой, где расположена «военная миссия США» и куда в буквальном смысле даже на пушечный выстрел американцы не подпускали подразделения сирийских войск, преследующих террористов», – подчеркнул И. Конашенков. «Живым щитом» базы является так называемый «лагерь беженцев» Рукбан, откуда, собственно, и выдвинулись террористы на штурм Эль-Карьятейна. По самым минимальным оценкам, сегодня там находятся более 60 тысяч женщин и детей из Ракки и Дейр-эз-Зора, «к которым американцы не подпускают гуманитарные конвои ни от сирийского правительства, ни от Иордании, ни от ООН и других международных организаций». 

В ожидании штурма удерживаемого террористами Эль-Карьятейна

Таким образом, сирийской армии приходится прилагать серьезные усилия, чтобы нейтрализовать мобильные группы боевиков на трассе Пальмира – Дейр-эз-Зор в попытках освободить захваченные террористами населенные пункты. По информации Anna News, сирийские части, продвигаясь вдоль границы с Иорданией, находятся в 60 км от Ан-Танфа, однако перспективы установления полного контроля над границей – вопрос не военный, а прежде всего политический (и даже геополитический).

«Мы не раз обращали внимание, что основным препятствием для завершения разгрома ИГИЛ в Сирии является не боеспособность террористов, а поддержка и заигрывание с ними американских коллег», – неоднократно отмечали в Минобороны России, указывая на многочисленные факты тесной координации действий разномастных террористических банд, комфортно сосуществующих с нелегально находящимися на сирийской земле американскими спецназовцами. В интервью газете «Аш Шарк Аль-Аусат» министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о множестве вопросов к деятельности проамериканских сил в Сирии. Помимо так называемых «непреднамеренных» ударов, в некоторых случаях США и их союзники косвенно побуждали террористов атаковать стратегические позиции, контроль над которыми был недавно установлен официальным Дамаском. Смертельно опасные провокации устраивались также против российских военнослужащих, не говоря о «случайных» якобы нападениях на гражданскую инфраструктуру, в результате которых погибли сотни местных жителей.

«»Исламское государство» посыпалось именно под ударами российских ВКС и под натиском сирийской армии», – напоминает С. Лавров, однако очевидно, что нравится это далеко не всем. 23 сентября под Дейр-эз-Зором в результате прицельного миномётного обстрела погиб старший группы российских военных советников в Сирии генерал-лейтенант Валерий Асапов. Накануне медиаресурсы «ИГ» распространили фотографии захваченных ими двух россиян, являющихся, по-видимому, сотрудниками одной из российских частных военных кампаний. Существует вероятность, что они уже казнены. В выполненных на хорошем английском «релизах» террористов появилась новая глава: потери российских военных.

2 октября по инициативе американской стороны состоялся телефонный разговор начальника Генерального штаба ВС России Валерия Герасимова с американским коллегой Джозефом Данфордом, посвящённый ситуации в Сирии. Между тем, старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов полагает, что отсутствие внятной координации внутри коалиции, «случайные» удары США по вооруженным силам сирийской армии и активная поддержка курдов Америкой не способствует плодотворной борьбе с терроризмом. По мнению эксперта, США пытаются оттянуть окончательную победу над «ИГ», что в полной мере подтверждают слова официального представителя Пентагона Эрика Пэхона, заявившего 6 октября о том, что в американском военном ведомстве не считают возможным полное уничтожение «ИГ» в результате совместных усилий Вооружённых Сил Сирии и российских ВКС (выделено нами – авт). Дословно: «…Усилия авторитарного режима [имеется в виду «режим Асада» — прим. авт.], России и Ирана вряд ли приведут к полному и окончательному поражению группировки ИГИЛ, даже если они смогут временно занять некоторую территорию. Становление ИГИЛ частично было вызвано репрессивными мерами, к которым прибегал режим, и ИГИЛ, скорее всего, будет и дальше прибегать к опасным диверсионным действиям, даже если группировка потеряет всю или большую часть занимаемой территории… Сирийский режим, поддерживаемый РФ, не продемонстрировал долговременного успеха в выводе значительной территории из-под контроля ИГИЛ и создании там условий, необходимых для предотвращения возвращения туда террористов». По мнению Пентагона, «сирийские и российские усилия при продвижении на восток сосредоточены главным образом на том, чтобы взять под свой контроль территорию, ключевые объекты инфраструктуры и ресурсы».

Не говоря о ставших уже привычными нагромождениях лжи и всё более явно прорывающемся раздражении успехами просирийских сил, отметим, что намёк прозвучал более чем прозрачный. Первый заместитель главы оборонного комитета Совета Федерации РФ Франц Клинцевич считает подобные заявления «прикрытием тех действий, которые американцы проводят сегодня в Сирии и Ираке, где они имитируют борьбу с боевиками, создавая все условия, чтобы ИГ проводило свои мероприятия».

Несмотря на откровенное противодействие со стороны нелегально находящихся в Сирии американских боевиков, прикрывающих «осиные гнёзда» террористов «ИГ», ликвидация боевиков этой и других международных террористических группировок в Сирийской Арабской Республике будет продолжена. Ранее нами неоднократно подчёркивалась необходимость восстановления устойчивого контроля над границами Сирии как ключевой фактор сворачивания вооружённого конфликта; «западный» же генезис терроризма как фактора международных отношений не составлял никакого секрета и ранее. «ИГ» и другие террористические группировки находятся в рамках общего тренда западного покровительства экстремистским организациям, используемым в качестве тарана, разрушающего государственность избранных на это стран. Тренд сложился на протяжении второй половины прошлого – первых десятилетий текущего века и был отработан в ходе нескольких «периферийных» войн. Как отмечает А. Манойло, «ИГ самим фактом своего существования обязано внешней политике США, которые в 2006 г. создали эту группировку на базе иракской ячейки Аль-Каиды для борьбы с режимом Башара Асада; кадровым ядром боевых подразделений ИГ стали солдаты и офицеры бывшей иракской армии, от которых отказалось новое правительство Ирака. Важно понимать, что на жёсткой политике десуннизации и «дебаасизации» послевоенного Ирака настаивало не шиитское большинство – настаивали именно Соединённые Штаты, создавшие, тем самым, ресурсную базу для набирающего силу исламистского движения нового типа» (выделено нами – авт.). (2).

Если при этом не забывать, к примеру, о беспрепятственной работе на подконтрольных террористам территориях франко-швейцарской группы «Лафардж» и о прочих подобных фактах, то можно сделать вывод о том, что речь идёт не о череде ошибок и провалов, а о глубоко укоренённой, продуманной и хорошо просчитанной политике. Два года назад Россия столкнулась с полноценной террористической армией, имеющей на вооружении самые современные средства вооружения, с грамотным планированием операций, чёткой координацией действий, фанатизмом личного состава и мощной внешней поддержкой. Как отмечалось ранее, результаты действий российского воинского контингента впечатляют, особенно когда такой опытный деятель, как министр обороны Израиля А. Либерман заявляет (как о «нелепости», но тем не менее) о военной победе сирийского президента: «Вопреки всему, Асад… побеждает. Я вижу, как к нему выстроилась длинная международная очередь, включая западные страны, умеренных суннитов. Неожиданно все хотят сближения с ним». При этом в Западном Иерусалиме надеются на большую активность американских союзников в Сирии и на Ближнем Востоке, несмотря на наличие у них значительного количества внутренних проблем. В этом можно не сомневаться: надежд на то, что «гибридная война» США против России в регионе прекратится (включая, по возможности, необратимый подрыв и без того шаткого перемирия в т.н. «зонах деэскалации»), к сожалению, нет. (3) Возможно, положение дел несколько изменится, если ВКС России будут готовы приступить к полному уничтожению любых «случайностей» в подконтрольных «партнёрам» районах, из которых (и от которых) исходит непосредственная угроза. Возможно, наглядная демонстрация того, как развеиваются по ветру деньги американских налогоплательщиков, закачанные на поддержку сил международного терроризма, и приведёт хотя бы к частичным позитивным изменениям, которые позволят Москве с полным на то правом заявить о близкой военной победе (4). До тех же пор, пока этого не произошло, так называемые «партнёры» будут предпринимать всё возможное, чтобы, по возможности, втянуть нашу страну во «второй Афганистан» с его неоправданной тратой материально-технических ресурсов и «потоком гробов», призванным в условиях информационной открытости дестабилизировать ситуацию в России накануне ключевой даты календаря выборных дат (5).

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечание

  1. Здесь же следует отметить подтверждённую МО РФ потерю 6 октября в северной Хаме вертолёта Ми-28Н, удар с неизвестного беспилотника по позициям «Хизбалллы» в районе Эс-Сухны (8 погибших, более 20 раненых) и др.
  2. Среди тех, кого «партнёры» пытаются накрыть зонтиком «умеренной оппозиции», имеются группировки более опасные, многочисленные и жестокие, чем «ИГ». Например, такие, как меняющая вывески запрещённая в России «Джебхат ан-Нусра». Уничтожение силами ВКС России американских «активов», в формирование, подготовку и вооружения которых Соединёнными Штатами вложены огромные деньги, традиционно вызывают повышенную нервозность – см.: Сирийский кризис как этап процесса переформатирования Большого Ближнего Востока (круглый стол) // Вестник МГОУ. Серия: История и политические науки. 2015. № 5. С. 49.
  3. К примеру, наиболее частые обстрелы отмечались российско-турецкой мониторинговой комиссии в провинции Дамаск, хотя формально в Восточной Гуте действует режим «деэскалации»; на минувшей неделе суннитский район сирийской столицы потряс мощный тройной теракт и т.д. Как следует из недавнего материала аналитического центра Stratfor, будут работать те зоны деэскалации, договорённости о которых были достигнуты с американцами, и никакие иные. В этой связи показательно, что аналитики Stratfor прогнозируют «очень решительное сопротивление» туркам в провинции Идлиб со стороны боевиков «Хайат Тахрир аш-Шам» в случае начала там военной операции.
  4. Но даже и в этом случае, как показывает опыт некоторых стран региона, партизанская война может растянуться на годы, будучи очередным тяжёлым испытанием для сирийцев и их союзников.
  5. Наряду с «крымской весной» 2014 года, сирийский кризис стал фактором консолидации российского общества и роста патриотизма граждан. Это с тревогой отмечают и западные «эксперты», советующие своим политикам с помощью экономических санкций и обострения военных конфликтов в Сирии и на Украине вызвать падение уровня жизни россиян, разрушать консенсус в российском обществе — см.: Сирийский кризис…, с. 53.54. Ссылаясь на политически ангажированные данные Левада-центра, аналитики Stratfor акцентируют стратегию на втягивание России в затяжной конфликт, чреватый умножением потерь, истощением материальных ресурсов синхронно наращиванию внутреннего и внешнего давления.

Добавить комментарий