Киркук: затяжные переговоры или война всех против всех?

В полночь с 15 на 16 октября девятая механизированная дивизия иракской армии, ранее участвовавшая в освобождении Мосула, начала продвижение в провинции Киркук. Неделей ранее премьер-министр Ирака и командующий армией Хейдар аль-Абади распорядился восстановить безопасность и стабильность в провинции Киркук совместно с курдскими военизированными отрядами «пешмерга» и при сотрудничестве с местными жителями. Ранее иракский премьер заявлял, что контроль над спорными территориями между властями Багдада и Курдским автономным районом (КАР) будет осуществляться «совместно федеральными и местными силами под руководством центральных властей в Багдаде». Согласно ряду местных источников, курды периодически получали ультиматумы о сдаче удерживаемых ими территорий в городе и нефтяных полей. Начальник штаба иракской армии заявлял, что Багдад в любом случае восстановит контроль над Киркуком; иные варианты не рассматриваются, ибо они означали бы окончательный развал страны.

Части иракской армии выдвигаются в район Киркука

За последние недели численность «пешмерга» в районе Киркука была доведена примерно до 11 тысяч человек при поддержке некоторого количества суннитских ополченцев. Им противостояли иракские подразделения общей численностью около 15 тысяч человек; на стороне Багдада также выступили 10-12 тысяч бойцов шиитского ополчения «Хашд аш-Шааби». Изначально в пользу Багдада было существенное превосходство в тяжёлых вооружениях и поддержка соседнего Ирана: в районе Киркука побывал командующий Корпусом Стражей Исламской Революции Касем Сулеймани. В начале октября начались совместные ирано-иракские учения у границ КАР, которая была закрыта с иранской стороны. В маневрах, помимо подразделений КСИР, участвовали бронетанковые, артиллерийские и пехотные подразделения вооруженных сил Ирана. Взаимодействие отрабатывали мобильные группы и службы управления специальных служб двух стран.

Высказывались предположения, что в случае начала крупномасштабных столкновений Иран и Турция могут предпринять ограниченное военное вторжение не территорию КАР под предлогом защиты местных шиитов и туркоманов, отношения которых с курдами весьма запутаны (1). И действительно, турецкие подразделения выдвинулись к северной границе Ирака. По сообщению местной прессы, бронетехника размещена в районе погранперехода «Хабур» в юго-восточной провинции Ширнак. В регионе продолжаются военные учения, к которым с 26 сентября (на следующий день после курдского референдума) присоединились подразделения армии Ирака. В одном из интервью премьер-министр Бинали Йылдырым заявил, что Анкара «рассматривает возможность введения санкций против Эрбиля в трех различных сферах – экономике, политике и военной». Также глава турецкого правительства подчеркнул, что республика может прекратить транзит нефти из Иракского Курдистана по запросу Багдада, который должен контролировать торговлю нефти. Наконец, вечером 16 октября было принято решение закрыть для курдской автономии воздушное пространство страны, а также начать передачу КПП «Ибрагим Халиль» на турецко-иракской границе под контроль иракского правительства. Несмотря на длительный период поддержки Анкарой Эрбиля и жёсткого оппонирования официальному Багдаду, сегодня положение дел кардинально изменилось, и нельзя исключать, что недавние договорённости между лидерами Ирана и Турции в «курдском вопросе» примут конкретные очертания.

Курдские отряды «пешмерга»

Внешние расклады во многом определили дальнейший ход событий, на данном этапе – весьма скоротечных. К исходу 16 октября Киркук почти полностью перешел под контроль иракской армии; основные силы «пешмерга» отступили без боя. В течение дня иракцы сообщили об установлении контроля над нефтяными месторождениями Баба-Гургур и Бей Хасан, пригородами Киркука Лайлан и Яйджи, военной базой К-1, аэропортом и некоторыми ключевыми объектами энергетической инфраструктуры. Один из сотрудников иракской федеральной полиции сообщил РИА Новости о занятии губернаторского здания провинции Киркук с заменой курдского флага на иракский. Новым губернатором, впервые за многие годы, назначен араб, прежний – скрылся. По сообщениям арабских телеканалов, жители Киркука из общин этнических туркоман и шиитов приветствовали приход иракских военных.

Арабские дети
Иракские туркоманы

Быстрое продвижение правительственных частей в Киркуке, помимо внешнего фактора, региональные наблюдатели связывают с разногласиями в политическом руководстве КАР, в частности, с «предательством» со стороны Патриотического Союза Курдистана, обвиняемого в сговоре с Багдадом. Однако вряд ли такое объяснение выглядит исчерпывающим: куда большее значение имеет неадекватная оценка ситуации и отрыв от реалий. Несмотря на сообщения некоторых источников о перестрелках, подкрепляемых эмоционально окрашенными, однако не подтверждаемыми из независимых источников коннотациями, вооруженных столкновений между иракскими подразделениями и курдскими отрядами «пешмерга» в целом зафиксировано не было. Конечно, ситуацию могут осложнить действия местных милиций, действующих во многом автономно и опирающихся на поддержку соответствующих этноконфессиональных групп. Могут быть актуализированы планы создания суннитского автономного образования в провинциях Анбар, Дияла, Селяхетдин и в районе Мосула, а также координации усилий местных туркоманов, разделённых на суннитов и шиитов. Появилась информация о вовлечение в противостояние иракской армии отрядов Курдской Рабочей Партии, однако оно если имеет место, то вряд ли носит системный характер. Дополнительную неразбериху создают потоки беженцев, покидающих места постоянного проживания из соображений безопасности. Впрочем, несмотря на преждевременные заявления об очередной фазе военной эскалации между Багдадом и Эрбилем, дверь для переговоров не захлопнута; более того, диалог продолжается.

Напомним, ситуация вокруг Киркука – одного из крупнейших городов северного Ирака и административного центра одноимённой, весьма пёстрой по этноконфессиональному составу населения провинции, вот уже длительное время балансирует на грани открытого военного конфликта, чреватого непредсказуемыми последствиями. Референдум о независимости, состоявшийся в Курдском Автономном Регионе Ирака 25 сентября с двусмысленной формулировкой «Хотите ли вы, чтобы Курдистан и курдские территории вне Курдистана стали независимым государством?», запустил долгосрочный процесс военно-политической эскалации, в которую втягивались всё новые и новые силы. Не только Эрбиль и Багдад (включая квазигосударственные и этноконфессиональные милиции и ополчения), но также, как было сказано выше, и ведущие региональные игроки, прежде всего Анкара и Тегеран, стремятся обозначить своё стремление к отстаиванию собственных интересов, в том числе, вероятно – вооружённым путём.

Контроль над регионом Киркука одинаково важен как для Эрбиля, так и для Багдада, причём не только с экономической точки зрения (месторождения углеводородов), но также исходя из соображений политического престижа и чрезвычайно важного на Востоке стремления «сохранить лицо».

Вовсе не случайно после 25 сентября Масуд Барзани обратился к соседним государствам, в частности к Турции, заверив, что курдская автономия Ирака «никому не угрожает» и «останется фактором стабильности в регионе». Вмешательство армий соседних стран делает позиции Эрбиля (насколько консолидированы позиции Демократической Партии Курдистана и патриотического Союза Курдистана – вопрос отдельный) в торге за возможные преференции более уязвимыми. Возможно, именно этим вызваны усилия курдских властей по налаживанию диалога с федеральным правительством в Багдаде, с целью отмены ограничительных мер, введённых против Эрбиля после 25 сентября. Согласно заявлению телеканала Rudaw, власти КАР готовы обсуждать вопросы, касающиеся пограничных пунктов, управления аэропортами в Иракском Курдистане, а также работу банков. Иракский Курдистан «подтверждает, что готов к любым переговорам в соответствии с конституцией Ирака по вопросам пограничных пунктов, внутренней торговли, предоставления услуг гражданам, по ситуации с банками и аэропортами». Полагая санкции Багдада «коллективным наказанием», в Эрбиле призывают к их отмене.

Возможный контур предполагаемых договорённостей видится в отказе властей КАР от изначально завышенных требований; установление зон разграничения в провинции Киркук; передачу добычи энергоресурсов в ведение Национальной нефтяной компании Ирака, решение некоторых кадровых вопросов, а также (это, возможно, главное) – отказ на период дальнейших переговоров от провозглашения государственной независимости иракских курдов. Со своей стороны, как указывают некоторые наблюдатели, Багдад мог бы смягчить требования о передаче аэропортов и погранпереходов на территории курдской автономии. В Киркуке могли бы быть размещены исключительно силы правительственной армии, но не шиитского ополчения, которые, предположительно, должны будут перейти в провинции Анбар и Нанайва для борьбы с боевиками радикальных террористических группировок. Впрочем, насколько это реализуемо на практике – большой вопрос, и очевидно, что многое здесь будет зависеть от позиции Ирана.

Можно предположить, что в ближайшее время консультации между противостоящими сторонами продолжатся, будучи обусловленными стремлением властей Эрбиля не доводить дело до пагубной для него открытой вооружённой конфронтации. Во всяком случае, именно такой вывод можно сделать из недавнего совместного заявления руководства ДПК и ПСК о готовности к немедленным переговорам с Багдадом. Как представляется, сговорчивость курдских лидеров во многом определяется позицией Вашингтона, вряд ли готового на данном этапе к наземным операциям на иракской земле. «Мы выступаем против насилия со стороны любой стороны и призываем к прекращению дестабилизирующих действий, которые отвлекают от борьбы с ИСИС и еще больше подрывают стабильность в Ираке», – заявила пресс-секретарь Пентагона Лаура Сил. – Мы продолжаем поддерживать единый Ирак… Несмотря на неудачное решение Регионального правительства Курдистана провести односторонний референдум, диалог остается наилучшим вариантом для устранения нынешней напряженности и давних проблем в соответствии с конституцией Ирака». «Мы не принимаем не одной из сторон в столкновении между курдами и Багдадом. Но нам не нравится сам факт, что они находятся в конфликте», – заявил накануне президент США Д. Трамп.

Казалось бы, всё верно, но не следует забывать: кровавый иракский клубок противоречий, чреватый войной всех против всех – это прямое следствие оккупации страны, начиная с 2003 года, и последующей «балканизации» Ближнего Востока. Запутанное и противоречивое «региональное» законодательство де-факто несамостоятельного субъекта не способствует разматыванию сложнейшего клубка противоречий, включая те, которые связаны с неопределённостью политико-правового статуса Курдского Автономного Региона. В частности, в законодательном поле страны до сих пор отсутствуют положения о порядке изменения границ территории субъектов сложносоставной федерации, что отдаёт приоритет в решении неизбежно возникающих противоречий «человеку с ружьём». Американцы экипировали, снабжали и тренировали как иракские силы безопасности, так и пытающихся противостоять им курдских ополченцев. В результате были созданы условия для расползания оружия по региону, причём не только в Ираке, но и в Сирии громадное его количество оказалось в руках террористических бандформирований, активизировавшихся, в том числе, по линии Киркук – Эрбиль. Традиционная политика «разделяй и властвуй», практикуемая отнюдь не только в Ираке и основанная на противопоставлении перемешанных друг с другом этноконфессиональных групп, оставляет проигравшими буквально всех, кроме, разумеется, террористов. Среди проигравших – и те, кому, казалось бы, в определённые периоды оказывается эфемерное предпочтение и даже делаются полунамёки со стороны американских военных стратегов на возможное будущее «ближневосточное Косово» с базами по образу «Бондстил» в качестве гарантов независимости от соседей. Вашингтонские кураторы отнюдь не в первый раз отворачиваются от своих курдских подопечных ради более широких интересов – подобные случаи имели место даже в середине 1990-х годов, при «позднем» Саддаме Хусейне, а также в Сирии. И вряд ли информация о прекращении американского денежного довольствия 36 тысячам бойцов «пешмерга» после референдума 25 сентября, встреченного за океаном, против ожиданий, весьма сдержанно – простое совпадение. Соответствующее соглашение о выплатах было подписано в июле 2016 года, еще при Обаме, на год, однако и после июля 2017 года выплаты продолжались, поскольку стороны готовились к его продлению. Примечательно, что решением Пентагона его «верные союзники» лишились не только денег, но и тяжелого вооружения (гаубиц и др.). А с 13 октября инструкторскую миссию на севере Ирака приостановил немецкий бундесвер, инструкторы которого работали в местах дислокации отрядов «пешмерга» с 2014 года.

Таким образом, любое американское посредничество между Багдадом и Эрбилем, с учётом прежнего негативного опыта, неэффективно в принципе. Выработка договорённостей, устраивающих все заинтересованные стороны и способных привести хотя бы к частичному ослаблению напряжённости – безусловная прерогатива, в первую очередь, самих участников противостояния и непосредственных соседей Ирака по региону. Речь идёт как об удержании сторон от открытого противостояния, так и, в перспективе, об уточнении статуса отдельных субъектов ассиметричной федерации, которой де-факто является Республика Ирак.

Россия, поддерживающая диалог как с багдадским руководством, так и с региональными властями в Эрбиле, также может оказать содействие достижению хотя бы относительного мира. «Безусловно, мы выступаем за решение всех вопросов, которые стоят на повестке дня в Ираке между Багдадом и курдами политико-дипломатическими средствами, мирным путем и на основе территориально-политической целостности Ирака, но, безусловно, с соблюдением законных прав и интересов курдского народа», – отметил пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков. Москва поддерживает добрые отношения с Багдадом и имеет достаточно ощутимый объем торгово-экономических отношений с Ираком. Помимо этого, у Москвы исторически сложились достаточно тёплые отношения с иракскими курдами, и «Россия дорожит и тем, и другим». Компания «Газпромнефть» ведёт изыскательскую деятельность на некоторых блоках расположенных на территории курдской автономии. Региональное дочернее предприятие компании Gazprom Neft Middle East заключило трёхлетнее соглашение с международной нефтесервисной компанией Petrofac, на техническое обслуживание блока «Гармиан». Возможно, уже в недалёком будущем взаимовыгодные экономические проекты проложат путь к относительно бесконфликтному будущему региона.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечание

  1. Как известно, ещё в начале 1920-х годов Киркук был включён кемалистским руководством в пределы «Национального обета», обозначающим этнотерриториальные притязания «новой Турции».

Добавить комментарий