О недавних событиях в нагорно-карабахском урегулировании (взгляд из Еревана)

16 октября в Женеве в постоянном представительстве Швейцарии при женевском отделении ООН состоялись переговоры президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. Встреча президентов состоялась по инициативе сопредседателей Минской группы ОБСЕ для обсуждения вопросов урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Переговоры начались в присутствии глав МИД двух стран Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедъярова, сопредседателей Минской группы Игоря Попова (РФ), Эндрю Шофера (США), Стефана Висконти (Франция), а также личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика. Позже беседа между президентами продолжилась тет-а-тет в течение 45 минут.

По мнению посредников, первая встреча президентов после почти полуторагодичного перерыва (последняя встреча между ними состоялась в июне 2016 года в Санкт-Петербурге, при посредничестве президента РФ Владимира Путина) прошла в конструктивной атмосфере, стороны также договорились активизировать процесс урегулирования.

По итогам переговоров в Женеве сопредседатели Минской группы ОБСЕ и министры иностранных дел Армении и Азербайджана, впервые за последние 4 года, распространили совместное заявление. Согласно документу, «…встреча прошла в конструктивной атмосфере. Президенты согласились принять меры для интенсификации переговорного процесса и предпринять дополнительные шаги, направленные на ослабление напряженности на линии соприкосновения.

Сопредседатели выразили удовлетворение этими прямыми переговорами, возобновленными после длительного перерыва. Они по-прежнему готовы работать со сторонами, выступая в качестве посредников в вопросе мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта. В качестве следующего шага сопредседатели организуют рабочие встречи с министрами иностранных дел».

Ранее, после четырехдневной войны в апреле 2016 года на встречах, состоявшихся в Вене (май 2016 года) и Санкт-Петербурге, стороны договорились разработать механизмы для расследования пограничных инцидентов и расширить полномочия личного представителя действующего председателя ОБСЕ. Более того, на протяжении нескольких месяцев армянская сторона на самом высоком уровне заявляла, что переговоры не возобновятся до тех пор, пока эти договоренности не будут реализованы. В частности, можно вспомнить прошлогоднее интервью президента С.Саргсяна американскому агентству Bloomberg, в котором он, в частности сказал: «Для того чтобы эти переговоры начались, необходимо, чтобы, во-первых, сопредседатели предприняли определенные меры по укреплению доверия. В-вторых необходимо, чтобы они взяли на себя обязательство, что после внедрения этих мер по укреплению доверия и механизмов расследования они будут делать адресные заявления о том, кто нарушил договор о прекращении огня. И, в-третьих, мы должны иметь гарантии, что больше таких нарушений не будет. В противном случае переговоры бессмысленны. Мы начнем здесь переговоры, а военные там начнут войну».

Некоторые армянские эксперты отмечают, что в распространенном по итогам переговоров официальном сообщении и в заявлениях Сержа Саргсяна нет ни слова о выполнении договоренностей, достигнутых на предыдущих встречах в Вене и Санкт-Петербурге.

Следовательно, по мнению этих наблюдателей, итоги переговоров в Женеве можно расценить как шаг назад для армянской стороны. По их мнению, президент Азербайджана И.Алиев в очередной раз показывает, что для него никаких договоренностей быть не может, он свободен в любое время нарушить и договоренности, и «относительный мир» на границе. Однако есть и другие оценки, в частности, наиболее информированная о ходе переговоров часть экспертного сообщества Армении обращает внимание на некоторые иные обстоятельства.

Во-первых, и повестка дня, и результат, и сам факт завершившейся в Женеве встречи, судя по совместному заявлению глав МИД и сопредседателей, в основном удовлетворяет армянскую сторону, в отличие от азербайджанской. Как было отмечено в заявлении, переговоры велись вокруг принятия мер по активизации переговорного процесса и дополнительных шагов по снижению напряженности на линии соприкосновения, чего ранее избегал президент Азербайджана.

Во-вторых, женевская встреча проходила в довольно благоприятных для армянской стороны условиях при нынешнем развитии событий на международной арене. Хотя бы потому, что, согласившись на саму эту встречу, азербайджанский лидер де-факто, уступил. Говоря о переговорах «без предусловий», Алиев пытается дать понять, что в повестке дня не должно быть выполнения договоренностей, достигнутых на встречах в Вене и Санкт-Петербурге и вообще какого-либо вопроса о линии соприкосновения. Однако, безусловно, как было отмечено выше, вопрос выполнения договоренностей достигнутых в Вене и Санкт-Петербурге в Женеве обсуждался.

В-третьих, международное сообщество, в том числе Россия, США Франция, европейские структуры, НАТО, достаточно четко дифференцируют нагорно-карабахский конфликт от других конфликтов на постсоветском пространстве. Во всех заявлениях европейских структур, касающихся конфликтов на постсоветском пространстве, подчёркивается принцип территориальной целостности, тогда как касательно карабахского конфликта подчеркивается поддержка усилий Минской группы ОБСЕ, неприемлемых для официального Баку. Напомним, сопредседатели Минской группы в лице России, США и Франции руководствуется тремя принципами международного права – территориальная целостность государств, право народов на самоопределение и принцип неприменения силы и угрозы силой.

Скорее всего, вопросы снижения напряженности на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе и на армяно-азербайджанской границе, а также выработка и реализация механизмов контроля за соблюдением соглашения о прекращении огня, подписанного в мае 1994 года при посредничестве России, будут обсуждаться в ходе переговоров министром иностранных дел Азербайджана и Армении при посредничестве «тройки» сопредседателей.

Другое важное событие произошло 18 октября: в Хельсинской комиссии Конгресса США состоялись весьма представительные и профессиональные слушания по нагорно-карабахскому урегулированию. В ходе мероприятия детально рассматривалась роль США и ОБСЕ в вопросе воспрепятствования войны в Нагорном Карабахе. В слушаниях приняли участие два бывших сопредседателя от США в Минской группе ОБСЕ по Нагорному Карабаху посол Кери Кавано (сопредседатель  в 1999-2001 гг.) и посол Джеймс Уорлик (2013-2016  гг.), а также руководитель программ Международной кризисной группы (ICG) по Европе и Центральной Азии Магдалена Гроно. Свидетельства о нарушении режима прекращения огня со стороны Азербайджана представила лоббистская организация Армянская Ассамблея Америки.

На слушаниях в Хельсинкской комиссии американского Конгресса по вопросу роли США и ОБСЕ по вопросу воспрепятствования войны в  Нагорном Карабахе 18 октября 2017 года. Слева направо: руководитель программ Международной кризисной группы по Европе и Центральной Азии Магдалена Гроно, советник комиссии по политическим вопросам Алекс Тиерски, два бывших сопредседателя от США в Минской группе ОБСЕ по Нагорному Карабаху послы Керри Кавано и Джеймс Уорлик

Участвующие на слушаниях американские дипломаты и эксперты сделали ряд примечательных заявлений. Так, Кери Кавано сказал, что стороны карабахского конфликта дальше от соглашения, чем они были в прошлом. По его мнению, виды оружия, привезенные в регион, создают более сложную ситуацию. Кавано полагает, что обстановка на Южном Кавказе претерпевает сильные изменения. «В регионе есть экономическая интеграция, драматические политические изменения», – констатировал дипломат. Кавано также подчеркнул, что Нагорный Карабах не является замороженным конфликтом; это оттаявший и очень опасный конфликт. Говоря об истории переговоров, Кавано добавил, что временами между сторонами была гораздо большая готовность к компромиссу. В начале 90-х годов конфликт становится международным, получив значительное внимание международного сообщества, констатировал бывший сопредседатель, добавив: уже «с 1987 года не было ни одного американского президента, который бы не знал о нагорно-карабахском конфликте». По мнению дипломата, важно, чтобы стороны расширили офис личного представителя действующего председателя Анджея Каспршика и создали бы механизм расследования инцидентов. Он добавил, что президенты неоднократно заявляли, что хотят политического решения, но они не действуют в этом направлении.

По мнению Магдалены Гроно, есть серьезная угроза возобновления карабахского конфликта, и это чревато гуманитарной катастрофой. По ее словам, вспышка опасна из-за возможных последствий и участия региональных стран. Прежде всего, это касается Турции и России. Однако возможная конфронтация также повлияет на Иран и Грузию. Причём на Грузию – в основном из-за этнических армян и азербайджанцев, проживающих в стране.

Эксперт объяснила, что конфликт представляет собой столкновение принципов территориальной целостности и права на самоопределение. «Между сторонами нет доверия, и в переговорном процессе мало доверия», и что стороны далеки от компромисса. Эксперт считает, что отсутствие контактов, как на политическом, так и на военном уровнях, очень опасно.

В своем выступлении Гроно обратилась к вышеупомянутой встрече президентов Армении и Азербайджана. По ее мнению, это отлично, однако неясно, последуют ли какие-либо изменения: «Если с помощью обновленного процесса не удастся решить проблемы, мы столкнемся с фазой, когда существует реальная опасность эскалации».

В свою очередь, бывший сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик заявил, что несмотря на напряженные отношения между США и Россией, нагорно-карабахский конфликт является одной из сфер тесного сотрудничества между Вашингтоном и Москвой.  «Я бы сказал, что это одна из проблем, в решении которой мы действительно сотрудничаем», – сказал Уорлик, добавив, что Россия привержена мирному урегулированию карабахского конфликта. Его мнение разделил другой бывший сопредседатель Кавано, который отметил, что Россия приложила все усилия в этом процессе и сделала все возможное: «Россия была центральным игроком в апреле 2016 года. Я подозреваю, что Россия всегда будет центральным игроком». В то же время Кавано уверен, что Россия не может решить проблему самостоятельно, и Москва, конечно же, не заинтересована в дальнейшей эскалации конфликта.

Что касается участия США в этом процессе, Уорлик упомянул о личной вовлеченности бывшего госсекретаря Джона Керри в этот процесс: «У этой администрации есть новый сопредседатель. Я надеюсь, что эта администрация будет задействована при решении конфликта».

Таким образом, можно констатировать, что нагорно-карабахский конфликт остается единственным на постсоветском пространстве, где Россия и Запад действовали и продолжают действовать совместно. По мнению известного российского эксперта-кавказоведа Сергея Маркедонова, «это уникальный опыт сотрудничества поверх углубляющихся противоречий. Конечно, взаимодействие в Карабахе не может само по себе остановить негативные тенденции в отношениях России и Запада, но сотрудничество ради общих, пускай и тактических задач неизбежно принесет небольшую порцию свежего воздуха». 

* * *

Впрочем, новая военная эскалация может в очередной раз дезавуировать усилия международных посредников. Не считая непрекращающихся обстрелов, по данным Министерства обороны Республики Арцах (непризнанная Нагорно-Карабахская Республика — ред.), 22-23 октября соответственно на северном (Мартакерт-Матагис) и восточном направлениях противником были применены противотанковые ракетные установки «Спайк». В Степанакерте от ответных действий воздержались, указав, вместе с тем, на ответные действия, которые последуют в случае продолжения агрессивных акций противоборствующей стороны.

Давид Петросян

Добавить комментарий