Борьба за сирийско-иракскую границу выходит на завершающий этап

Американцы раздумывают, как им поудобнее остаться в Сирии

26 октября в Дамаске состоялась встреча российской делегации во главе со спецпредставителем президента РФ по сирийскому урегулированию Александром Лаврентьевым с Президентом Сирии Башаром Асадом. Стороны обсудили успехи сирийской арабской армии в борьбе с террористами, а также подготовку к «Астане-7», включая темы, которые будут обсуждаться в этом раунде переговоров.

Сирийский лидер отметил, что Дамаск намерен и далее продолжить борьбу с терроризмом, а также поддержать политическое направление, которое заключается в «национальном примирении и диалоге между всеми посредством конгресса национального диалога в Сирии» вплоть до выработки поправок в конституцию и проведения новых выборов в парламент. Российская сторона заявила, что поддерживает оба направления работы, передает пресс-служба Асада.

Все стороны переговоров по Сирии подтвердили свое участие в очередной встрече в рамках астанинского процесса, которая должна состояться в столице Казахстана 30-31 октября.  Делегацию России возглавит специальный представитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев, Турции – заместитель министра иностранных дел Седат Онал, Ирана – заместитель министра иностранных дел Хусейн Джабери Ансари. В предстоящей встрече примут участие делегации правительства Сирии, оппозиции, а также наблюдатели от ООН, США и Иордании.

Обстоятельства для переговоров вроде бы складываются благоприятно. Боевики запрещённой в России террористической группировки «Исламское государство» удерживают не более 5% процентов сирийской территории, сообщил на прошлой неделе министр обороны России Сергей Шойгу. Если до начала операции ВКС России ИГИЛ контролировала более 70% территории Сирии, то за минувшие два года российская авиация ликвидировала 948 тренировочных лагерей, 666 заводов и мастерских по производству боеприпасов, полторы тысячи единиц военной техники террористов. От боевиков «освобождено 998 городов и населённых пунктов, освобождённая площадь 503 тысячи 223 квадратных километра. Ликвидирована большая часть боевиков. Начат процесс восстановления мирной жизни в стране. С начала операции ВКС России, с 2015 года, в дома вернулись 1,12 миллиона человек. Только в 2017 году – 660 тысяч».

В результате деятельности российского Центра по примирению враждующих сторон к процессу примирения присоединились более двух с половиной тысяч населённых пунктов по всей стране. За два года удалось уничтожить более 200 захваченных террористами нефтяных и газовых мест добычи, 184 нефтеперерабатывающих объектов, около 4 тысячи бензовозов, подорвав, таким образом, один из ключевых элементов криминальной инфраструктуры.

Обстановка в так называемых «зонах деэскалации» оценивается российско-турецкой мониторинговой комиссией как стабильная (что, конечно, не исключает дальнейших обострений). Большинство случаев беспорядочной стрельбы из стрелкового вооружения установлены в районах, подконтрольных боевикам террористических группировок «Джебхат ан-Нусра» и «Исламское государство». Кроме того, боевики Восточной Гуты заблокировали колонну с гуманитарным грузом ООН, потребовав плату за возможность проехать в населенный пункт в восточном пригороде Дамаска. «Боевики не пустили конвой ООН, потребовав пять тысяч продовольственных пакетов, однако получили отказ», – рассказал собеседник РИА Новости. По некоторым данным, 26 октября к месту назначения смогли доехать лишь машины сирийского Красного Полумесяца. В поселения Ялда, Бейт-Сахм и Бабила прибыл гумконвой из 35 грузовиков с 8000 упаковок продовольствия, 7000 упаковок муки и 4000 упаковок гигиенических средств. Бандиты изъяли всю гуманитарную помощь, поставленную 24 сентября ООН при содействии российских военных, запретив свободную продажу муки и продуктов первой необходимости в контролируемых ими районах и запустив дезинформационную кампанию о «голодающих детях». Информационная шумиха, вновь поднятая вокруг провокации 4 апреля 2017 года в Хан-Шейхуне, также свидетельствует о далеко идущих планах западных провокаторов.

Статистика российско-турецкой мониторинговой комиссии косвенно свидетельствует об ухудшении оперативной ситуации в ряде провинций, включая, к сожалению, Дамаск и Алеппо. Основным очагом военных действий остаётся восточная часть страны, в частности – провинция Дейр-эз-Зор. Продвижение здесь идёт достаточно сложно, однако задача освобождения города постепенно решается. Возобновилось также наступление на юго-востоке Сирии в направлении границы с Ираком, хотя и здесь неприятные сюрпризы более чем вероятны. Немаловажную роль в сопротивлении террористов по-прежнему играет их переток из сопредельной провинции Анбар. Согласно американским источникам, в ближайшие недели сирийцы должны выйти к Аль-Букамаль и занять берега Евфрата к юго-востоку от Дейр-эз-Зора по всей протяженности, где им предстоит разгромить группировку «ИГ» численностью до трёх тысяч и до 25-30 единиц бронетехники.

Некоторые трофеи Маядина

Между тем, боевики по-прежнему могут рассчитывать на поддержку западных «партнёров», очередное подтверждение чему было получено в городе Маядин. После его освобождения сирийской арабской армией при поддержке ВКС России там был захвачен крупнейший арсенал с новейшими образцами вооружения стран НАТО: стрелковое и противотанковое оружие, артиллерийские установки и снаряды, самодельные мины, наконец, танки и бронетранспортеры. Также сирийские военнослужащие показали захваченные в Маядине системы спутниковой связи, радиолокационное оборудование, медицинские приборы и цех по производству беспилотников с десятками готовых дронов, использовавшихся боевиками для разведки и прицельного бомбометания.

Нефтяные поля провинции Дейр-эз-Зор

22 октября Пентагон объявил о захвате проамериканскими Сирийскими демократическими силами («СДС») крупнейшего в Сирии нефтяного месторождения Аль-Омар, на которое приходится примерно половина из 2,5 млрд баррелей нефтяных запасов страны. До войны выработка месторождения составляла 120 тыс. баррелей в сутки, при «Исламском государстве» она упала до 10 тыс. баррелей. По многим признакам, особых боёв на данном направлении не было вообще: бедуинские племена, охранявшие месторождение под флагами «ИГ», попросту сложили их в шатры, развернули и подняли флаги «СДС», найдя с ними полное взаимопонимание. Метода более чем знакомая, тем более что наспех перелицованные «игиловцы» с Аль-Омара постарались оттеснить от нефтяных полей подразделения сирийской армии, и хотя прямых боевых столкновений не было, обстановка значительно обострилась, о чём свидетельствуют данные как Дамаска, так и его оппонентов. К примеру, базирующееся в Лондоне Сирийское бюро по наблюдению за правами человека сообщает о передаче «Исламским государством» отрядам «СДС» обширных территорий на восточном берегу Евфрат протяжённостью в 110 км. Таким образом, речь идёт об углублении де-факто взаимодействия западной «коалиции» с террористами – от пропуска отрядов исламистов из Ракки на восток к Дейр-эз-Зору (по итогам племенной дипломатии американского генерала Дж. Глинна) до прямого сотрудничества с «ИГ» и «Джебхат ан-Нусрой» в борьбе с Дамаском.

Таким образом, взаимодействие американских подопечных с террористами и прочим отребьем изначально не было неким изолированным, тактическим эпизодом. Востоковед Дмитрий Минин указывает на одну из «знаковых» фигур – главу «Военного совета Дейр-эз-Зора» некоего Абу Хавла. Согласно Вашингтонскому институту ближневосточной политики, данный персонаж, известный уголовник, до войны он неоднократно арестовывался за кражу мотоциклов. С началом войны он возглавил шайку грабителей на дорогах, торгуя захваченными припасами с кем ни попадя. Одно время входил в состав ИГ, однако затем бежал в Турцию, где в 2016 году был подобран американцами. Со своей бандой примерно из тысячи человек Абу Хавла представляет арабов в преимущественно курдских «СДС», параллельно развивая контакты с местными криминальными элементами…

Вялотекущая партизанская война в Сирии будет стремиться в бесконечность, особенно – в случае нелегального укоренения в стране американских военных на длительный период, на что намекает официальный представитель так называемой «международной коалиции» Райан Диллон. На вопрос о будущем американского присутствия в Сирии он ответил: «Это политический вопрос, пока мы не достигли этой стадии». Несмотря на то, что фактический разгром террористической группировки может произойти уже в скором времени, останется много работы по ликвидации идеологии группировки и ее присутствия в онлайн пространстве. «Некоторые усилия коалиции через наших партнеров будут необходимы для того, чтобы сохранять (территорию) свободной от ИГ и не допустить ее возрождения», – говорит Диллон, однако мы знаем, что до сих пор имело место нечто прямо противоположное. «Усилия коалиции» вели к планомерному расширению контролируемой террористами территории, в результате чего в дело по просьбе официального Дамаска пришлось вмешаться российской авиации, что позволило кардинально переломить ситуацию. Соответственно, «партнёрам», продолжающим (теперь уже практически не скрываясь) снабжать террористов оружием, приходится делать хорошую мину при плохой игре…

Иранские ударные беспилотники прокладывают сирийцам путь к Аль-Букамалю

Приостановив движение вдоль Евфрата, где усилилось сопротивление со стороны проамериканского альянса «СДС» и «ИГ», сирийцы атаковали из пустыни через станцию перекачки нефти и авиабазу, приблизившись к Аль-Букамалю на 45 км, не имея перед собой значительных препятствий. Положение боевиков ещё более усугубится в случае возвращения иракской армией и ополчением поселения Эль-Кайм на границе с Сирией, где находится последний удерживаемый ими погранпереход. Освобождено около 20 тыс. кв. км пустынной местности в провинции Анбар. Одновременно власти Багдада, действуя совместно с Тегераном и Анкарой, восстанавливают контроль над соответствующими участками границы, а также над экспортными трубопроводами. 25 октября власти Иракского Курдистана (Эрбиль) выступили с заявлением, в котором выразили заморозить итоги референдума 25 сентября о независимости и начать диалог с Багдадом на основе конституции страны. «Опасная ситуация и напряженность, с которыми сталкиваются Ирак и Курдистан, заставляют всех нас взять на себя историческую ответственность и не допустить дальнейшей конфронтации между иракскими войсками и «пешмерга», – отмечается в документе. – Нападения и столкновения между ними с 16 октября и до настоящего времени привели к жертвам с обеих сторон, они толкают нас к войне на истощение, еще большему кровопролитию и, следовательно, к разрушению социальной материи между образующими ее составными частями в Ираке».

В результате относительно бескровной операции Вооружённых сил Ирака, поддержанных шиитской милицией «Хашд аш-Шааби», под контроль официального Багдада вернулось большинство так называемых спорных территорий, включая Киркук с окрестными нефтяными полями, а также Синджар.

«Противостояние между сторонами не принесет победы ни одной из них, а лишь приведет страну к полному уничтожению, затронув все аспекты жизни, – полагают в Эрбиле. – В этой связи, исходя из наложенной на нас ответственности перед народом Курдистана и Ирака, мы предлагаем правительству, иракской общественности и мировому сообществу следующее: немедленно прекратить огонь и остановить все военные операции в курдском регионе; заморозить результаты референдума; начать открытый диалог между правительством региона и федеральными властями на основе иракской конституции».

Вооружённые силы Ирака возвращают контроль над Алтун Купри

23 октября премьер-министр Регионального правительства Курдистана Нечирван Барзани заявил о готовности разрешить вопросы с Багдадом посредством диалога, опять-таки на основе иракской конституции, направив для этого делегацию для ведения серьёзных переговоров. 24 октября решением парламента Иракского Курдистана выборы в этот законодательный орган были передвинуты на 8 месяцев. Официальные лица, представляющие Демократическую Партию Курдистана, возможно, умалчивая о некоторых фактах, неоднократно возлагали ответственность за собственные неудачи на иранский Корпус стражей Исламской революции и на Касема Сулеймани. При этом периодически велись переговоры с участием (в разном составе) правительства курдской автономии от ДПК Масуда Барзани, лидеров Патриотического союза Курдистана, «Хашд аш-Шааби» и официального Багдада при некотором посредничестве Ирана. В свою очередь, премьер-министр Ирака Х. аль-Абади вёл активную челночную дипломатию, встретившись с лидерами крупнейших суннитских держав – Саудовской Аравии, Иордании, Египта и Турции, а также с нагрянувшим в Багдад госсекретарём Р. Тиллерсоном, которому, впрочем, был оказан весьма прохладный приём. Опасаясь дальнейшей утери полиций в регионе, включая перемены в Иракском Курдистане (что означало бы затруднение логистики для разномастных боевиков в Сирии), глава Госдепа предлагает Багдаду и Эрбилю некое посредничество. Можно предположить: американские партнёры будут делать всё для того, чтобы от него было невозможно отказаться.

Представитель Верховного лидера Ирана Али Хаменеи Мохамади Гульпайгани полагает: его стране удалось разбить мечту о создании независимого государства Курдистан, «второго Израиля». В свою очередь, советник Д. Трампа по национальной безопасности США Г. Макмастер посетовал на то, что иранский военачальник Касем Сулеймани использовал «борьбу за власть» среди курдских лидеров в интересах Ирана, добавив, что иранское присутствие в Ираке угрожает Соединённым Штатам и Израилю. Последний заметно нервничает и даже якобы готов начать против Ирана войну в случае, если Тегеран не прекратит развитие ракетной программы и не согласится абсурдными ультиматумами Дональда Трампа. Во всяком случае, об этом заявил министр разведки и член военно-политического кабинета Израиля Исраэль Кац. Тель-Авив стремится не допустить появления в исламском мире самостоятельного полюса силы, способного бросить вызов геополитической монополии США, являющихся основным военно-политическим патроном Израиля. Ранее министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем в ООН публично обвинил соседнюю страну в поддержке исламистов, обстрелах сирийской армии и действиях, направленных на дезинтеграцию Сирии. Соответствующие свидетельства можно почерпнуть и из собственно израильских источников, о чём мы упоминали в предыдущем обзоре. Иранцы рассматривают радикальные суннитские группировки как угрозу собственной (в том числе внутренней, имея в виду Курдистан, Хузестан, Белуджистан) безопасности и заинтересован в ослаблении террористического интернационала на Ближнем Востоке. Однако устремления одного из двух основных региональных оппонентов Ирана носят прямо противоположный характер: любыми способами и методами политико-дипломатического, экономического, информационного и иного давления лишить Тегеран возможностей проводить самостоятельную внешнюю политику.

* * *

Несмотря на сохраняющиеся препятствия, сегодня уже мало что может помешать объединению сирийской и иракской армий с установлением наземной коммуникационной связи по линии Дамаск – Багдад – Тегеран. Вместе с тем, фактическая перекройка границ многих ближневосточных стран, и прежде всего Сирии, по-прежнему составляет основу долгосрочных планов США на Ближнем Востоке. Не в последнюю очередь они обусловлены стремлением к установлению контроля над нефтегазовыми ресурсами, а также маршрутами транспортировки нефти и газа – как действующими, так и планируемыми к реализации. Дмитрий Минин указывает на безудержное стремление «СДС» (очевидно, по подсказке американских патронов) к занятию разного рода производственных мощностей, инфраструктурных объектов и месторождений полезных ископаемых на подконтрольной им почти четверти сирийской территории. Однако запускать объекты в производство и эксплуатировать – самостоятельная задача, которая не всем может оказаться под силу. В частности, плотины на Евфрате в настоящее время обслуживаются вахтовым методом приезжающими из центра Сирии гидротехниками. Иметь в своих руках нефть и газ – недостаточно, надо ещё располагать рынками сбыта, ибо то же поле Аль-Омар сейчас не более чем мёртвая зона и тяжёлая обуза.

Пример Иракского Курдистана в полной мере свидетельствует, к каким печальным последствиям могут привести неверные расчёты и переоценка степени поддержки со стороны внешних сил. При перспективе полной блокады границы со стороны Турции и, возможно, Ирака сирийские курды могут быть отрезаны от внешних рынков. Так не лучше ли уже сейчас задуматься о том, как наладить нормальные экономические связи с остальной частью Сирии в формате политических переговоров, а также конструктивный диалог с Ираном, вместо того, чтобы гоняться за призрачным богатством, которое можно в одночасье потерять?..

В условиях стагнации переговорного процесса и явной пробуксовки женевских переговоров, в своей «Валдайской речи» Президент России Владимир Путин озвучил идею созыва Конгресса народов Сирии, участники которого, представители всех этноконфессиональных общностей страны, могли бы определить её будущее, включая государственное устройство, экономические аспекты взаимодействия центральной власти с регионами и т.д. Предварительные консультации по проведению Конгресса должны пройти в ноябре на базе Хмеймим. «На предварительные совещания приглашены различные оппозиционные политические силы и представители гражданского общества, также ожидается участие многочисленной курдской делегации», – рассказал глава партии «Национальное развитие» Инас аль-Хаммаль. Консультации и обсуждения с каждой из групп будут идти три дня. Среди предполагаемых участников обсуждений – представители и вожди арабских племен, лидеры Демократической федерации Северной Сирии (известной также как Рожава), представители политических партий и этнорелигиозных групп. Как отмечает И. аль-Хаммаль, реализовать выдвигавшийся ещё в начале 2016 года проект стало возможно только сейчас, после «успешной работы» военных – после того, как заработали зоны деэскалации, а у боевиков были отбиты значительные территории. Успешный ход переговоров в Астане также создаст дополнительные предпосылки, как для успешного проведения Конгресса, так и для процесса национального примирения в целом.

Впрочем, конкретная дата мероприятия не известна, и не приходится сомневаться, что и сегодня на пути к нему придётся преодолевать немало «подводных камней». Как подчёркивает военный обозреватель Виктор Литовкин, «не только местные игроки и кланы, религиозные конфессии и этнические группы, заокеанские властные структуры и прячущиеся за ними страны Персидского залива, другие заинтересованные в хаосе на Ближнем Востоке акторы еще долго будут тянуть местное одеяло на себя, стараясь разорвать его в клочья. И только Россия со своими стратегическими партнерами будет продолжать бороться за сохранение единства этой страны и за ее демократическое развитие», при сохранении Хмеймима и Тартуса как гаранта региональной стабильности на Ближнем Востоке.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»

Добавить комментарий