Армянские лоббисты в США и «дело Флинна»

Внутриполитическое и внутриэлитное противостояние в США не имеет прецедентов в политической истории этой сверхдержавы, отражаясь гулким эхом во всех регионах мира, так или иначе являющихся объектами её пристального интереса. Неприятие значительной частью американского истеблишмента, пресловутого «вашингтонского болота» фигуры президента Дональда Трампа, некогда громогласно обещавшего это самое «болото» осушить, стало «секретом Полишинеля». В уходящем 2017 году Конгресс значительно сузил возможности для внутри- и внешнеполитического и экономического маневра правящей администрации, оказывая постоянное и системное давление на исполнительную власть.

Одним из главных рычагов политического прессинга на правящую администрацию стало т.н. «российское вмешательство» в ход президентской кампании в США, запущенное во внутриполитический процесс руководством Демократической партии, кандидат от которой Хилари Клинтон потерпела сокрушительное поражение на выборах главы государства в ноябре 2016 года. По мнению ряда информированных армянских (да и не только их – прим. ред.) наблюдателей из числа профессоров университетов США, одной из необъявленных целей этого процесса является своеобразный «перевод стрелок» общественного внимания с реальных фальсификаций, осуществленных руководством Демократической партии на стадии предварительных выборов и собраний в штатах (праймериз). Речь идет о том, что в ряде случаев лидеры «демократов», которые должны были быть нейтральным во время этого процесса, не только играли против сенатора Берни Сандерса, но  и, судя по всему, имели непосредственное отношение к ряду фальсификаций в пользу экс-госсекретаря во время праймериз. Например, немалое количество голосов могло быть уведено у политика, не скрывающего своих левых воззрений, в Калифорнии.

Тема «российского вмешательства» в выборы президента США уже привела к формированию ряда расследовательских комиссий в Конгрессе, а также назначению Роберта Мюллера на должность специального прокурора для расследования вмешательства России в американскую предвыборную кампанию 2016 года. Приказом министерства юстиции Мюллер (на полном серьёзе) уполномочен расследовать: попытки российского правительства вмешиваться в американские выборы 2016 года. Роберт Мюллер также изучает любые связи или координацию между РФ и любыми лицами, связанными с предвыборным штабом Дональда Трампа.

Среди наиболее крупных фигур, попавших в поле деятельности комиссий и специального прокурора, значится теперь уже бывший помощник президента по национальной безопасности Майкл Флинн, один из наиболее последовательных сторонников Трампа во внешнеполитической сфере. В 2011-2012 гг. он служил в Афганистане и Ираке, показав себя последовательным противником радикального ислама; в 2012-2014 гг. возглавлял РУМО (военную разведку). Важный пост в окружении Трампа он занимал всего лишь несколько недель (с 20 января по 13 февраля 2017 года). Он был вынужден покинуть свой пост после разразившегося скандала из-за появившейся информации об обсуждении антироссийских санкций с послом России в США Сергеем Кисляком.

Кроме того,  почти за год до президентских выборов в США (с февраля 2016 года он работал советником президентской кампании Дональда Трампа). Как известно, 10 декабря 2015 года Флинн был замечен журналистами на праздновании 10-летнего юбилея Russia Today, где сидел рядом с Владимиром Путиным. Российский президент и главный редактор RT Маргарита Симоньян также вспомнили об этой «встрече», на которой потенциальные собеседники так и не поговорили друг с другом. Флинн в связи с этим дал интервью Washington Post и сказал, что ни о чём не говорил с Путиным, кроме короткого представления. В этом же интервью генерал признал, что получает от RT денежное вознаграждение за консультации. По мнению ВВС и прочих СМИ, Майкл Флинн в администрации Дональда Трампа якобы был связующим звеном по заключению политической сделки с Владимиром Путиным по Сирии, так как ранее публично заявлял через RT о необходимости такой сделки. Казалось бы, речь идёт о выполнении предвыборных обещаний Трампа, однако данное обстоятельство (наряду с другими) крайне раздражает ту влиятельную часть американской элиты, которая настаивала на свержении президента Башара Асада и до сих пор последовательно выступает за поддержку антиправительственных групп в Сирии.

Наконец, в начале декабря специальный прокурор Мюллер предъявил обвинения Флинну в рамках проводимого им расследования о приписываемом России вмешательстве в прошлогодние президентские выборы в США. Фактически экс-советник президента США обвиняется в лжесвидетельстве. Максимальное наказание, которое Флинну грозит за дачу ложных показаний – тюремное заключение сроком до пяти лет и штраф в размере 250 тыс. долл. Предполагается, что Флинн будет сотрудничать со следствием (следующее заседание суда первой инстанции по этому делу может пройти в феврале будущего года). Именно к этому эпизоду, связанному с именем Флинна, приковано основное внимание российской прессы и экспертного сообщества, что вполне понятно, так как данный сюжет непосредственно связан с российско-американскими отношениями.

Однако в истории с экс-помощником президента и  бывшим главой военной разведки США есть и иной сюжет, который остался как бы в тени внимания российской прессы. Речь идет о том, что Флинн лоббировал турецкие интересы в Вашингтоне, причём делал это не совсем законно. Покинув пост помощника президента, генерал в отставке зарегистрировался в Министерстве юстиции США в качестве иностранного агента, указав, что представляет интересы Анкары. У него есть консалтинговая фирма Flynn Intel Group Inc, которая как раз и занимается лоббистской деятельностью в пользу Турции.

Как утверждала ранее The Wall Street Journal, Флинну и его сыну Майклу Флинну-младшему было обещано около 15 млн долл. за выдачу Вашингтоном Турции проповедника Фетхуллаха Гюлена. Известно, что турецкие власти обвиняют проживающего в США с 1999 года Гюлена и возглавляемую им «террористическую организацию FETO» в попытке государственного переворота, которая была предпринята в Турции 15 июля прошлого года. Представители американского министерства юстиции заявляют, что продолжают изучать предоставленные турецкой стороной документы, но «пока не считают, что доказательств достаточно для того, чтобы обратиться в федеральный суд за разрешением на экстрадицию» Гюлена.

Между тем, телеканал NBC со ссылкой на собственные источники сообщает, что расследователей заинтересовали возможные встречи Флинна с высокопоставленными турецкими чиновниками за несколько недель до инаугурации Трампа в январе 2017 года. Следствие считает, что из Анкары Флинну могли платить и давать указания втайне от Белого дома. Знакомые с ходом расследования источники заявили, что Флинн мог вести переговоры с Турцией не только по поводу выдачи Гюлена, но и освобождения нескольких турецких граждан, которые отбывают наказание в США. Согласно предполагаемому плану, Флинн вместе с сыном, Майклом Флинном-младшим, должен был организовать пересылку Гюлена на турецкий остров Имралы в Мраморном море. По данным источников WSJ, встреча, на которой поднимался этот вопрос, состоялась в Нью-Йорке в декабре 2016 года.

Вышеупомянутая коллизия с бывшим помощником президента США вызвала большой и далеко непраздный интерес у армянских лоббистских организаций, активно работающих с Конгрессом и Госдепартаментом. Согласно данным Армянской Ассамблеи Америки (ААА, входит в топ-10 этнических лоббистских организаций в США), на начало декабря текущего года только в Палате Представителей Конгресса т.н. «Армянская группа» насчитывала 114 депутатов, в то время как в январе её численность не превышала 90 депутатов. Группа увеличилась за счет депутатов, перешедших из «турецкой» и «азербайджанской» групп.

На чем же акцентируют внимание армянские лоббистские организации? Во-первых, они утверждают, что экс-помощник президента признал себя виновным в том, что представил федеральным властям ложные и сфальсифицированные сведения. Кроме того, Флинн представил ложные сведения касательно деятельности Flynn Intel Group Inc в пользу «основных интересов Турецкой Республики» («Турецкий проект»).  При регистрации по законодательному акту об иностранных агентах (FARA) он также предоставил ложные сведения, занимаясь лоббистской деятельностью в пользу Турции и администрации Эрдогана. Несмотря на то, что прокуратура сделала ряд важных разоблачений, они являются лишь вершиной айсберга использования Турцией крупных финансовых ресурсов для того, чтобы воздействовать на решения, принимаемые на самом высоком уровне. За соответствующие услуги из вышеупомянутой суммы в 15 млн долл., Флинну якобы уже было выплачено 530 тысяч долларов от фирм, подконтрольных многопрофильному интернациональному бизнесмену Экиму Альптекину. История получила широкий резонанс в американской прессе.

18 октября, член Палаты Представителей от Мэриленда, демократ Элиджей Каммингс (Elijah Cummings) из Комитета по надзору и правительственной реформе, которого поддержали ещё 17 конгрессменов, направил письмо главе Комитета, республиканцу из Южной Каролины Трею Гоуди (Trey Gowdy). В письме, в частности предлагается направить соответствующий запрос в Белый дом с требованием предоставить все необходимые документы, отражающие все деловые контакты и «явные личные устремления» Флинна с зарубежными правительствами. В том числе, имеется в виду и его необъявленная лоббистская деятельность в качестве иностранного агента в пользу Турции в 2016 году. В письме Каммингса также сказано: «Уверены в том, что эти документы подробно изучены/расследованы, с тем чтобы был дан ответ на серьезнейший вопрос: «Пытался ли Флинн оказать влияние на национальную безопасность нашей страны в пользу своих личных устремлений?» Последние, в прошлом, проявлялись в виде советов Трампу, взаимодействуя при этом с иностранными представителями или воздействуя на других членов правящей администрации». При этом, как было указано выше, ААА призывает членов Палаты Представителей, входящих в турецкую и азербайджанскую группу, покинуть её.

В связи со сложившейся ситуацией сопредседатели ААА Энтони Барсамян и Ван Григорян считают, что Конгресс должен организовать широкомасштабные публичные слушания, дабы полностью выявить попытки влияния Турции на правительство США.

Только на первый взгляд всё происходящее походит на внутриполитические разборки в США. В действительности, как представляется, всё вышеизложенное во многом является некоторым отражением непростой ситуации, складывающейся в регионах Ближнего Востока и Южного Кавказа. В частности, речь идёт о блокаде сухопутных границ Армении со стороны Турции, начиная с апреля 1993 года, что постоянно акцентируется проармянскими группами, как и односторонняя позиция Анкары в нагорно-карабахском вопросе. Коммуникационная изоляция Армении усиливается с открытием железной дороги по линии  Баку – Тбилиси – Карс. Наконец, не следует сбрасывать со счетов идущий в США судебный процесс над ирано-турецким бизнесменом Резой Заррабом, который якобы реализовывал хитроумную схему, позволяющую Ирану обходить американские санкции, в том числе – с использованием турецкого Halkbank. В свою очередь, турецкие власти говорят об очередном заговоре Фетхуллаха Гюлена, стремящегося с помощью своих американских кураторов убрать из большой политики неугодного турецкого лидера после неудачной попытки военного переворота в июле 2016 года.

В этой связи нет ничего удивительного в том, что армянская сторона использует свое «неконвенциональное» оружие в Вашингтоне, а именно лоббистские организации, с целью снижения влияния Анкары в руководстве США на принятие американской элитой решений, затрагивающих интересы заинтересованных сторон. Внешняя и внутренняя конъюнктура (серьезные проблемы в американо-турецких отношениях, противостояние между Конгрессом и администрацией Трампа и т.д.) этому вполне благоприятствуют. Лоббистами турецких интересов в Вашингтоне обычно выступают силовые структуры и Госдепартамент, однако текущий расклад сил в американской элите не вполне благоприятствует их скоординированной работе. Отражением складывающейся ситуации является и недавнее заявление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в приграничной провинции Агры (на её территории расположена гора Арарат): «Армения, особенно под воздействием своей диаспоры, перекрыла все каналы для сотрудничества с нами, и поэтому осталась вне всяких энергетических, транспортных и торговых проектов…»

Как обычно, когда речь идёт об армяно-турецких отношениях, президент Турции поставил всё с ног на голову, т.к. действия Армении и армянской диаспоры являются лишь ассиметричным ответом на политику Анкары. Напомним, что 10 октября 2009 года две страны подписали в Цюрихе протоколы, предусматривающие, в том числе, установление дипломатических отношений и открытие границ. Данное событие расценивалось как шаг к нормализации исторически чрезвычайно сложных отношений между двумя странами. Однако протокол так и не был ратифицирован, причем по вине именно Турции.

Что касается истории с одним из ведущих турецких лоббистов в США Майклом Флинном, то она, несомненно, будет иметь продолжение. Почти наверняка, армянские лоббисты будут продолжать прессинг, добиваясь снижения эффективности турецкого политического инструментария в Вашингтоне.

Давид Петросян, независимый журналист

Добавить комментарий