Армия Грузии: новые вооружения и учения в конце календарного года

Вооруженные силы Грузии завершают календарный год  серией учений и тренировок, которые все больше соответствуют облику той армии, который начал вырисовываться ещё год назад.

Министерство обороны под руководством Левана Изория последовательно провело в жизнь план по оптимизации и реорганизации армии. В частности, была проведена стандартизация и сокращение департаментов (с 53 до 35) и управлений Генерального штаба. Кроме того, министерство обороны отказалось от института советников, была сокращена раздутая категория штатных званий. Аналогичные действия планировались и в отношении Генштаба. Всего было сокращено до 30% офицерского состава. Также в планы министра обороны входит изменение мест дислокации  базирования бригад, которые находятся в черте различных городов, что «ограничивает их маневренность».

По итогам оптимизации в ВС Грузии остались 4 маневренные бригады с тремя компонентами – пехотным, механизированным и бронетанковым (перед началом оптимизации было 4 пехотные, 1 механизированная и 2 артиллерийские бригады). Что касается авиации, то по итогам оптимизации она фактически ликвидирована как ударная сила (прежде всего, речь идёт о штурмовиках Су-25), акцент перенесён на ПВО. Особое внимание уделяется улучшению возможностей вертолетов и беспилотных летательных аппаратов.

При этом общая численность армии сохраняется на уровне 37 тысяч (срок срочной службы сокращен с 15 до 12 месяцев).

Столь масштабная оптимизация связана не только с финансово-экономическими, но и военно-политическими аспектами. Более чем очевидно, что, в отличие от середины 2000-х годов, вооружённые силы Грузии более не готовятся к сколь-либо масштабным боевым действиям против Абхазии и Южной Осетии. В решении застарелых проблем бывших автономий, а ныне признанных Россией новых государств Кавказа руководство страны отдаёт приоритет политическому инструментарию (при этом о подписании юридически обязывающего договора о неприменении силы речи по-прежнему не идёт – Прим. ред.). В то же время будут формироваться компактные и мобильные подразделения, которые можно не только оперативно перебросить в приграничный регион, но и направить в составе международной коалиции для поддержания мира в той или иной стране. США, являющиеся главным военно-политическим партнером Грузии, крайне заинтересованы в том, чтобы их «малые союзники» вне НАТО были бы способны направлять обученные и интегрированные в западную военную систему воинские контингенты в разные точки мира.

В свете вышеизложенного, возрастает значение работы с резервом, в связи с чем у военного руководства Грузии наибольший интерес вызывает опыт формирования и обучения резерва в армиях стран Северной Европы, причем как нейтральных (Финляндия), так и стран НАТО (Норвегия). В частности, со следующего года в Грузии будет задействована пилотная программа новой системы военного резерва, в процессе реализации которой планируется  использовать финский опыт военного строительства.

Совместные грузино-норвежские учения для резервистов «Палдо-2017»

С 3 по 7 декабря в Грузии прошли совместные грузино-норвежские учения для резервистов под названием «Палдо-2017», в которых принял участие личный состав 20-й кадрированной бригады Национальной гвардии Грузии, а с норвежской стороны – представители 8-го округа внутренней гвардии Норвегии. Главная цель учений: отработка действий по улучшению процедур управления подразделениями. Норвежские инструкторы, которые присутствовали в качестве наблюдателей, поделились своим опытом с грузинскими военными. Они положительно оценили уровень подготовки сотрудников личного состава Национальной гвардии и обсудили детали следующих учений. По словам представителя восьмого округа внутренней гвардии Норвегии, полковника Ивархофа, уровень подготовки представителей Национальной гвардии Грузии значительно улучшился.

«Тактическое обучение без привлечения сил» является вторым этапом нового проекта сотрудничества с внутренней гвардией Норвегии, в рамках которого планируется проведение ряда мероприятий, в том числе международных учений. Норвежские специалисты также принимают участие в подготовке концепции национального резерва Грузии.

Учения на авиабазе Баграм (Афганистан)

Из мероприятий, проведённых ВС Грузии в конце календарного года следует также отметить плановые батальонные учения в Афганистане в конце ноября. В учебно-тренировочных мероприятиях, проходивших на авиабазе Баграм, принимали участие три роты 31-го батальона 3-й пехотной бригады ВС Грузии. Учения проводились по сценарию, разработанному грузинской стороной, и предусматривали отработку действий по проведению операций по поиску вражеских складов, досмотру и заградительным действиями. Напомним, 31-й батальон находится в Афганистане с октября 2017 года, его основной целью является охрана внутреннего и внешнего периметров авиабазы Баграм. Этим и объясняются цели учения. Всего же в Афганистане, в рамках международной миротворческой миссии НАТО «Resolute Support Mission» / «Решительная поддержка» находится около 900 грузинских военнослужащих (самый многочисленный контингент из стран не являющимися членами НАТО).

В конце календарного также появилось несколько сообщений о возможных поставках новых типов вооружения для ВС Грузии.

Французский ПЗРК «Мистраль»

Прежде всего, речь идет об информации, которая была опубликована в первой декаде декабря в еженедельнике «Квирис палитра»/«Палитра недели» со ссылкой на собственные источники. Впоследствии эта публикация была удалена. Тем не менее, она привлекла внимание, т.к. в ней говорилось о возможных поставках в рамках грузино-французского контракта, заключённого летом 2015 года. Тогда Грузия подписала с французской стороной два секретных соглашения о закупках системы противовоздушной обороны. До этого  сообщалось, что Париж предоставит Тбилиси зенитные ракетные комплексы типа VL MICA и мобильные радиолокационные станции. Еженедельник утверждает, что с 2015 года ходили слухи о том, что Франция может предоставить Грузии ракеты дальнего действия «Астер», однако, как видно, выбор пал на ПЗРК «Мистраль».

Французский «Мистраль» является подобием российского переносного зенитно-ракетного комплекса «Игла» и американского «Стингер». Длина ракеты ПЗРК «Мистраль» составляет 1,8 метра. Она весит 17 килограмм. Масса пусковой установки — 20 килограмм, дальность стрельбы ракеты колеблется от 500 метров до 6 километров. Максимальная скорость – 800 метров в секунду. Однако если из «Иглы» и «Стингера» военный может стрелять с плеча, то «Мистралю» необходима установка, что делает ее переноску менее оперативной. По данным издания, контракт подразумевает передачу Грузии военных машин, на которых будут установлены комплексы «Мистраль».

Другой контракт был подписан  с европейской компанией MBDA – одним из ведущих разработчиков и производителей ракетных систем. Достоверно неизвестно, о каких средствах ПВО шли переговоры; в грузинской прессе и экспертных кругах шла речь о поставках зенитно-ракетных комплексов малой дальности Crotale с дальностью до 10 км или ЗРК SAMP/T, позволяющих поражать вертолеты и самолеты на высотах до 25 км при дальности до 100 км. Впрочем, по реализации этого контракта пока нет никакой достоверной информации.

Даже неспециалисту очевидно, что даже при полноценном обеспечении ВС Грузии средствами ПВО малой дальности, проблема прикрытия страны от налетов авиации потенциального противника, а там более массированных налетов (если даже предположить подобного рода фантастические сценарии – Прим. ред.), остается актуальной. В системе ПВО страны полностью отсутствуют  боеспособные зенитно-ракетные комплексы средней дальности и дальнего действия.

Наконец, 17 ноября  пентагоновское агентство по сотрудничеству в сфере безопасности сообщило, что «Госдепартамент одобрил возможные продажи Грузии противотанковых ракет Javelin / Дротик и командных пусковых установок, ориентировочная стоимость 75 миллионов долларов». По информации ведомства, Грузия ранее запросила поставки 410 противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) Javelin и 72 командных установок, а также 10 учебных комплексов и 70 зарядов для них. Контракт также предусматривает доставку, обучение и прочее обслуживание.

ПТРК Javelin (США)

«Предполагаемая продажа станет вкладом в иностранную политику и национальную безопасность США за счет усиления безопасности Грузии», – отмечается в сообщении. В Пентагоне также уверены, что система Javelin повысит возможности Грузии в области обороны, но при этом «поставки [этих ПТРК] не нарушат основной баланс военных сил в регионе».

Сама сделка еще не завершена, т.к. требуется одобрение Конгресса. Поначалу казалось, что в вопросе одобрения этой сделки будет меньше проблем, чем в вопросе поставок систем Javelin Украине, где сейчас, по сути, продолжается де-факто гражданская война. У Грузии сейчас нет военного конфликта с Россией или другими соседями, и формально Javelin является оборонительных оружием, хотя и достаточно современным и эффективным.

Тем не менее, российский МИД в лице статс-секретаря Григория Красина выступил против этой сделки: «Это первая с 2008 года военная сделка США с Грузией подобного масштаба. При этом Вашингтон переориентировал свою программу обучения грузинских миротворцев на подготовку регулярных боевых подразделений. При американской помощи на грузинской территории планируется строительство очередного военно-тренировочного центра. Россия расценивает подобного рода военную поддержку извне как прямое подталкивание Тбилиси к новым опасным авантюрам в регионе».

Несмотря на первоначальный благоприятный прогноз по сделке с Javelin, в Конгрессе для неё отнюдь не всё так безоблачно. В частности, там рассматривают законопроект о запрете продажи Грузии вышеупомянутых 410 ракет Javelin и 72 блоков прицельно-пускового оборудования,  подготовленный сенатором-республиканцем из Кентукки Рэндом Полом. Таким образом, сделка еще может быть заблокирована.

Несмотря на существующие проблемы, более чем очевидно, что при проведении внешнеполитического курса и в вопросах военного строительства в 2017 году Тбилиси руководствуется парламентской резолюцией от 29 декабря 2016 года, согласно которой вступление в ЕС и НАТО являются «безальтернативным приоритетом» страны. В документе, состоящем из 12 пунктов, указывается на продолжение «рациональной и принципиальной» политики в отношении России с целью восстановления территориальной целостности Грузии и «минимизации угроз». Крайне маловероятно, что в наступающем году может произойти кардинальное изменение внешнеполитического курса кавказской страны.

Саркис Мартиросян

Добавить комментарий