Ракетная атака базы Хмеймим: США продолжат войну в Сирии

«Сирийские демократические силы» меняют вывеску и обретают новое качество?

Несмотря на окончание активной фазы военной операции в Сирии, боевые действия с разной интенсивностью продолжаются в различных районах страны. Более того, информационные сводки последних дней 2017 года свидетельствуют об активизации террористов в различных районах страны. 26 декабря в небе над провинцией Хама был уничтожен сирийский военный самолёт, пилот погиб. 28 декабря боевики обстреляли ракетами теплоэлектростанцию «Зара» в той же провинции, в результате чего объект, снабжающий электричеством побережье, центр и север страны, выведен из строя.

Сирийская армия пытается продвинуться в сопредельных районах провинций Хама и Идлиб, получая некоторые тактические преимущества (впрочем, до оккупированной базы Абу Духур еще весьма далеко).

Контроль над территориями на северо-западе Сирии. Источник Annа News

Контроль над территориями на северо-западе Сирии. Источник Annа News

Относительно успешно также развивается операция по ликвидации анклава боевиков запрещённой в России террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» в поселениях Бейт-Джин и Магар-эль-Мир (горный хребет Хермон, Западная Гута). Часть бандитов воспользовалась правом на амнистию, а непримиримые, по всей видимости, перейдут в (раздираемый внутренними противоречиями) Идлиб и Дера`а. Именно ликвидацию «Джабхат ан-Нусры» («Хайят Тахрир аш-Шам»), обладающую серьёзным военным потенциалом, министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал главной антитеррористической задачей в Сирии на предстоящий год. Террористы продолжают сопротивляться, опираясь на внешнюю поддержку, однако «неприемлемая активность» джихадистов в зоне деэскалации Идлиб будет пресечена. В Минобороны РФ сообщили, что разгром террористической группировки должен быть завершён в 2018 году. Тем не менее, она, по всей видимости, всерьёз рассчитывает закрепиться и легализоваться на севере Сирии, развернув в захваченных районах административно-хозяйственную деятельность. К примеру, как пишет Al Masdar, боевики занимается скупкой зерна у жителей Идлиба, устанавливая при этом закупочные цены ниже тех, которые предлагают официальные власти Сирии. Высказывается мнение, что организация, как ранее «ИГ», пытается выстроить собственную материальную базу с опорой на местные ресурсы и поглощая более мелкие группировки, что чревато очередной военной эскалации, в которую постараются втянуть российских военнослужащих.

27 декабря, по сообщению того же Al Masdar, прикрывающий авиабазу Хмеймим зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1» уничтожил две ракеты, запущенные террористами предположительно из поселения Бдама в провинции Идлиб. Ещё одна ракета взорвалась близ города Джабла в провинции Латакия, не долетев до базы. «В Москве с озабоченностью восприняли провокацию террористов. Российские военные надежно защищены многоуровневой системой ПВО. Беспокоит то, что у террористов появляются новые вооружения», – заявила в связи с этим крайне опасным инцидентом официальный представитель МИД России Мария Захарова. Первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич полагает, что к нападению террористов на базу Хмеймим могут быть причастны США, причём «…все равно, идет ли речь об их непосредственном участии или о, так сказать, благожелательном нейтралитете». По его мнению, атака боевиков стала еще одним подтверждением неоднократно озвучиваемой Генштабом информации о том, что «террористы [запрещённого в России] «Исламского государства» проходят боевую подготовку на американских военных базах в Сирии».

Два следа от разрывов в небе, предположительно от уничтоженных «Панцирями» ракет боевиков. Источник: Telegram-канал Directorate 4

Прямое расстояние от окрестностей удерживаемой боевиками Бдамы до Хмеймима составляет около 50 километров, пишет ФАН, в то время как ракета, упавшая возле Джаблы, и пролетела около 55 километров, что находится за пределами боевой дальности систем «Град», в изобилии захваченных боевиками на складах сирийской армии в начале вооруженного конфликта. Дальность же залпа 50 километров скорее характерна для более мощных РСЗО «Смерч» калибра 300 мм, в небольших количествах поставлявшихся в Сирию, либо для новой модификации БМ-21 – системы залпового огня «Торнадо», способной на пределе «достать» «Хмеймим» из района Бдамы. Таким образом, ответ на вопрос, из какого, собственно оружия, были выпущены ракеты по российской авиабазе, может содержать сюрпризы (или, напротив, не содержать таковых).

Ранее министр иностранных дел Сирии Валид аль-Муаллем заявил о наличии у Дамаска доказательств (включая свидетельские показания) фактов эвакуации террористов из зон ведения боевых действий в безопасные районы американской авиацией. К примеру, из-под Дейр-эз-Зора было вывезено 20 т.н. «полевых командиров», причём некоторые – вместе с семьями. Как сообщают источники государственного информагентства SANA, в ночь на 28 декабря несколько американских вертолетов поднялись в воздух в районе Дейр-эз-Зора, пролетели над лагерем беженцев Эс-Сад и приземлились неподалеку от плотины Эль-Басель к югу от города Хасеке. И это – далеко не первый подобного рода эпизод. Не приходится сомневаться в том, что эвакуированных террористов и далее будут использовать для борьбы против Дамаска там, где посчитают необходимым, включая т.н. «зоны деэскалации». В недавнем расследовании британской организации Conflict Armament Research представлены многочисленные эпизоды финансирования, материально-технического снабжения и координации действий разношёрстных террористических группировок на Ближнем Востоке американскими спецслужбами и их восточноевропейскими бизнес-партнёрами.

Задержанная в Дера`а партия оружие для боевиков Восточной Гуты. Фото @andrevasiliev80
Очередной схрон, обнаруженный в Аль-Буцкмале. Фото almasdarnews.com

Районы сосредоточения террористов всё те же. В интервью «Комсомольской правде» начальник Генерального Штаба Вооружённых Сил России Валерий Герасимов в очередной раз заявил о подготовке американцами террористических банд в приграничном с Иорданией и Ираком районе радиусом 55 километров от поселения Ат-Танф, а также в аш-Шаддади: «По данным космической и других видов разведки на ней находятся отряды боевиков. Они фактически там готовятся. Мало того, недавно британский телеканал BBC сообщил, как была организована эвакуация боевиков из Ракки. Четыреста человек были вывезены курдами под прикрытием американцев в лагерь Шаддади – это на северо-востоке Сирии. Это подконтрольная курдам территория и там также находится американская база. Кроме того, в лагерь Шаддади прибыло еще порядка 800 человек с восточного берега Евфрата, из района, где курды наступали…» Фактически речь идёт «ИГ», которые «после проведенной с ними работы… перекрашиваются, берут другое название – «Новая сирийская армия» и другие. Их задача – дестабилизировать обстановку… из лагеря Шаддади порядка 400 человек ушло в район Эт-Танфа. Уже после того как главные силы ИГИЛ были разгромлены, они пытались дестабилизировать обстановку, наступая с восточного берега Евфрата. Но понесли потери. Мы думаем, где-то 750 человек сейчас находится в Шаддади и порядка 350 – в Эт-Танфе».

Контроль над территориями в Сирии

В течение нескольких месяцев боевики пытались проникать вглубь во многом весьма относительно контролируемой сирийцами территории, захватывая отдельные населённые пункты, такие, как Эль-Карьятейн. Доступ гуманитарных конвоев в крупнейший в Сирии лагерь беженцев Эр-Рукбан, расположенный примерно в 25 километрах к западу от Эт-Танфа, по-прежнему исключён. По словам координатора мирного процесса и обеспечения безопасности на востоке провинции Хомс Хаджа Аделя, в лагере также скрываются боевики «ИГ», а также иностранные наёмники: «По информации моих людей, находящихся в лагере, там присутствует группа боевиков, называющих себя «Новая сирийская армия». Численность их небольшая. Она состоит из людей, бежавших из ИГ и пришедших в Эр-Рукбан, из беженцев, которых насильно заставили присягнуть этой группировке».

Между тем, по сообщению телеканала Al Hadaf, находящиеся на севере Сирии местные курдские силы, опирающиеся на поддержку Пентагона и т.н. проамериканской «коалиции», объявили о предстоящем формировании «Армии севера Сирии», в которую должны войти отряды «Сирийских демократических сил», курдские отряды самообороны и несколько разношёрстных группировок. По утверждению предводителей создаваемой военизированной структуры, её основной целью станет «защита и обеспечение безопасности границ федерального региона на севере Сирии», включающего города Хасеке, Кобани, Телль-Абъяд, Манбидж и Африн, а также некоторые районы около Ракки и северные области провинции Дейр-эз-Зор. Командование формируемой «армии» не скрывает поддержки со стороны американцев, предоставляющих ей  техническую помощь, поставляющих оружие и ведущих военную подготовку новобранцев. Несколько тренировочных лагерей в Кобани, Африне и Манбидже, а общая численность «армии» якобы может дойти до 100 тысяч человек, что сопоставимо с численностью Сирийской арабской армии. Напомним, ранее в ноябре, после объявленного разгрома «ИГ» в Ракке путём тотального уничтожения этого города, небезызвестный Брет МакГурк заявлял о «корректировке уровня военной поддержки СДС.

Тем не менее, «сложное» оружие по-прежнему будет отправляться в Сирию и в 2018 году, в том числе тысячи противотанковых ракетных установок, ракет с тепловым наведением и пусковых ракетных установок. Подготовленный Пентагоном в рамках военного бюджета-2018 список вооружений и техники был подписан Дональдом Трампом 12 декабря. Также он включает в себя более 300 нетактических, 60 нестандартных транспортных средств и 30 землеройных машин для строительства аванпостов и укрепрайонов. Соответствующий раздел военного бюджета-2018 («Justification for FY 2018 Overseas Contingency Operations / Counter-Islamic State of Iraq and Syria Train and Equip Fund») включает 393 млн. долл. США американским «партнерам» в Сирии. На обучение и экипировку СДС и прочей «умеренной оппозиции» предстоит потратить 500 миллионов долларов  (примерно на 70 миллионов долларов больше, чем в 2017 году). Количество боевиков предстоит довести с нынешних 25 до 30 тысяч, и это, конечно, не только курды, но также входящие в СДС арабские отрады, а также обучаемые американскими и британскими инструкторами в Ат-Танфе отряды Maghawir al-Thawra и Shohada al-Quartayn. Кроме того, в провинции Хасеке в 70 км от границы с Турцией и 50 от границы с Ираком в лагере беженцев в провинции Эль-Хасеке готовятся боевики «новой сирийской армии». Наконец, около 40 сирийских оппозиционных групп отклонили 25 декабря приглашение к участию участие в запланированном на 29-30 января в Сочи Конгрессе национального диалога Сирии. Явно не без подсказки извне они заявили, что организующая Конгресс Москва якобы идёт в обход Женевского мирного процесса, неудачу которого С. де Мистура приписал почему-то делегации официального Дамаска, предсказуемо не согласившейся с заезженной пластинкой оппонентов на тему «Асад должен уйти». В случае возобновления активных военных действий указанные группы, вероятно, будут действовать в русле американской стратегии в Сирии.

Заявление «южного фронта» об отказе от участия в Конгрессе национального диалога Сирии. Источник: @andrevasiliev80
Встреча лидеров сирийских племён в турецком Рейханлы. Источник: @andrevasiliev80

* * *

Россия приступила к формированию постоянной группировки в Тартусе и Хмеймиме. Федеральным законом от 29.12.2017 № 441-ФЗ ратифицировано «Соглашение между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о расширении территории пункта материально-технического обеспечения Военно-Морского Флота Российской Федерации в районе порта Тартус и заходах военных кораблей Российской Федерации в территориальное море, внутренние воды и порты Сирийской Арабской Республики». Согласно договору, Дамаск передает России в безвозмездное пользование участки земли в районе порта, а также объекты недвижимости. При необходимости, соглашение позволяет увеличить территорию пункта материально-технического обеспечения ВМФ до 24 гектаров,  при этом Россия может пользоваться инфраструктурой порта. Таким образом, в Восточном Средиземноморье устанавливается обширная зона, недоступная для 6-го флота США, что немаловажно с точки зрения обеспечения безопасности не только Сирии и региона в целом, но и самой России. Как отметил в упомянутом выше интервью В. Герасимов, помимо военно-воздушной базы в Хмеймиме и военно-морской в Тартусе, россияне вплотную занимаются «правительственными сирийскими войсками, [российские] советники находятся практически во всех подразделениях. За два года офицеры, младший командный состав сирийской армии получили большую практику. Сейчас они способны вести боевые действия и отстаивать свою территорию. Нашими силами, с наших баз мы можем оказать при необходимости помощь. Этих сил вполне хватит для поддержания стабильности и территориальной целостности Сирии».

По словам главы российского Генштаба, военное присутствие в Сирии необходимо для поддержания стабильности в течение некоторого времени, а также  «чтобы не повторилось то, что было до сентября 2015 года…». К сожалению, несмотря на очевидный раздор в стане общеизвестных «друзей сирийского народа» (США, Великобритания, Турция, Саудовская Аравия, Катар и др.), вероятность негативных сценариев, включая прямые провокации против российских военных объектов в Сирии, вовсе не исключена. Ушедший 2017 год не привёл к урегулированию сирийского конфликта, однако впервые долгие годы кровавого противостояния создал предпосылки для частичного сворачивания его военной фазы. Главным итогом года для Сирии стал разгром террористической группировки «Исламское государство» и вывод из страны части уцелевших боевиков, что позволило объявить о частичном выводе из страны российского воинского контингента. Однако завершение активной фазы боевых действий, к сожалению,  не сулит быстрого перехода к миру. Наращивая нелегальное присутствие в Сирии, Пентагон и спецслужбы явно готовятся к очередному этапу военной кампании против сирийского правительства и его союзников и торпедированию мирных усилий России, Ирана и Турции. При этом продолжение вооружения и подготовки курдских ополченцев на севере страны вряд ли укрепит доверие между Вашингтоном и Анкарой. Кроме того, одной из наиболее тревожных тенденций ушедшего прошлого года стало форсированное сколачивание антииранской коалиции с деятельным участием наиболее влиятельных и ресурсных региональных игроков, что, вполне вероятно, означает продолжение пути к крупному военному конфликту, способному перейти региональные рамки. По информации западных СМИ и социальных сетей, к 29 декабря многие города Ирана охватили массовые протесты под антиправительственными лозунгами, включая такой: «Оставьте Сирию, подумайте о нас!»

Силы, посеявшие много лет назад в Сирии хаос, по-прежнему остаются непреклонными в своём стремлении не допустить установления в стране долгосрочного мира, без которого не стоит надеяться на прорыв по любому из направлений политического диалога, будь то учреждение новой модели государственного устройства, принятие новой конституции, проведение выборов. Впрочем, будем всё же оставаться оптимистами в надежде, что понятная и предсказуемая «американо-саудовская» повестка дня для Сирии не будет реализована совместными усилиями гарантов мирного процесса, их союзниками и партнёрами при заинтересованном участии Китая, заинтересованного в вовлечении Сирии в свою инициативу «Один пояс – один путь».

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»

Добавить комментарий