Атаки на базу Хмеймим – начало нового этапа диверсионно-террористической войны в Сирии?

Волнения в Иране – часть «гибридной стратегии» внешних сил

Минувшая неделя в полной мере подтвердила тревожные прогнозы, высказанные нами в связи с ракетным обстрелом 27 декабря российской авиабазы Хмеймим, отражённой системами «Панцирь-С1» (1). В ночь на новый, 2018 год, террористы обстреляли российский военный объект уже из минометов, подобравшись к нему, насколько можно понять, так близко, насколько это было возможно. В результате «внезапного минометного обстрела мобильной диверсионной группы боевиков», по сообщению Министерства обороны России, погибли двое военнослужащих. По словам источника агентства РБК в Минобороны, при атаке был поврежден один вертолет и самолёт СУ-24: «Обстрел велся из РСЗО со стороны зоны деэскалации, минометы работали из зоны под охраной сирийцев. Двое погибших – это вертолетчики». При этом дежурство вокруг базы было организовано «как положено». «Реактивные снаряды посбивали, а вот минометные выстрелы – их практически невозможно сбить… Когда стреляют в спину, не всегда к этому готов».

Вместе с тем, в российском военном ведомстве назвали фейком неподтвержденные данные некоторых СМИ о выведении из строя террористами семи находящихся на базе самолетов, склада боеприпасов и ранении десятка военнослужащих. Многие наблюдатели склоняются к мысли о том, что атака могла быть осуществлена небольшой диверсионно-террористической группой запрещённой в России «Джебхат ан-Нусры» (её боевики доминируют в «зоне деэскалации» Идлиба) с расстояния в несколько километров. От позиций боевиков авиабазу Хмеймим отделяет 20-50 километров и естественная преграда в виде горной гряды вдоль побережья. База находится в одном из самых безопасных мест в Сирии, на побережье страны, где живет лояльное президенту Асаду население и меры безопасности от проникновения диверсантов и террористов там принимаются очень серьезные. «Но в данном случае, очевидно, произошел сбой, что позволило небольшой группе боевиков просочиться на расстояние выстрела из миномета. К сожалению, подобные сбои местной сирийской системы безопасности там случались и ранее. Нашу базу это не затрагивало, но теракты в сирийских городах побережья время от времени происходили», – говорит военный эксперт Ю. Лямин.

В тот же день, 31 декабря, в 15 км от аэродрома Хамы упал вертолет Ми-24: оба пилота погибли, а бортовой техник получил травмы. Согласно официальной версии, инцидент произошел вследствие технической неисправности машины. Известно и об инциденте с транспортником Ил-76 ВКС РФ, не сумевшим приземлиться на авиабазе Хмеймим и вынужденным вернуться в Россию (видимо, по причине плохих погодных условий).

Напомним, ещё 7 декабря начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Сергей Рудской не исключал появления на освобожденной территории в Сирии диверсионных групп запрещённого в России террористического «Исламского государства», которые «будут уничтожаться силами правительственных войск, которые имеют специально подготовленные мобильные резервы». Помимо розыска причастных к атаке, усилен режим комплексного охранения территории, прилегающей к аэродрому (в том числе по среднему и дальнему периметрам). Российские военные неоднократно обвиняли американских «партнёров» из так называемой «международной коалиции» в создании на севере и юге Сирии опорных пунктов, де-факто являющихся базами подготовки террористов. Глава Генштаба Вооружённых Сил России Валерий Герасимов в недавнем интервью «Комсомольской правде», ссылаясь на комплексные данные разведки, заявлял, что на известной базе в Эт-Танфе и в лагере аш-Шаддади находятся пользующиеся покровительством США отряды боевиков, в том числе террористы «ИГ».

5 января российские военные доставили на авиабазу Хмеймим 25 тонн собранного в Республике Ингушетия гуманитарного груза. На видеосюжетах, распространённых российскими СМИ, заметных повреждений взлётно-посадочной полосы и дислоцированной на аэродроме техники не зафиксировано.

Кроме того, по сообщению информагентства «Южный Фронт», 4 января в районе Хмеймима сирийские Национальные Силы Самообороны сбили 2 беспилотника «Джебхат Ан-Нусры», оснащённые небольшими снарядами с миномётными взрывателями. Вопрос о том, могли ли эти изготовленные из дерева, пенопласта и пластика, быть задействованы в атаке на российскую военную базу в конце декабря, остаётся открытым. Их кажущаяся примитивность не должна вводить в заблуждение, так как с помощью подобного агрегата террористы «ИГ» уже уничтожили, как минимум, один крупный склад боеприпасов в Дейр-эз-Зоре. Вечером 6 января, по сообщению Telegram-канала Directorate 4, авиабаза Хмеймим подверглась атаке самодельных беспилотников неизвестной террористической группировки. Российским военным удалось сбить несколько атаковавших их аппаратов, ранее ещё один или два сбили сирийцы.

Явную активизацию террористических банд можно связать с продолжающимися военными действиями в провинциях Идлиб и Хама, где сирийская армия не оставляет попыток продвинуться на стратегически важных направлениях. В частности, один из информационных рупоров боевиков, Nors for studies, представил карту вероятной атаки сирийской армии на пока удерживаемую террористами авиабазу Абу-Духур. В случае успеха наступления отрезанной от основных сил в Идлибе окажется крупная группировка боевиков на севере провинции Хама.

Наступление сирийцев и предполагаемые зоны ответственности (турецкая, российская, иранская) в Идлибе

Следствием локальных успехов правительственных сил в Идлибе и Хаме стала также активизация боевиков «Ахрар-аш-Шам» и «Фаллах-аш-Шам» в Харасте (Восточная Гута), где им удалось блокировать Базу бронированных транспортных средств сирийской арабской армии. Боевики группировки «Ахрар Аль-Шам» предложили блокированным на базе и в Техническом институте республиканским гвардейцам сдаться. Бои на этом сравнительно небольшом участке носят весьма упорный характер, потери с обеих сторон идут на десятки (включая нескольких генералов САА). В сообщениях официальных источников не скрывается тот факт, что террористы действуют с опорой на т.н. «зоны деэскалации», атакуя ключевые коммуникации и административные здания. При этом, как и прежде, широко используются заминированные автомобили, что свидетельствует о значительных материально-технических возможностях вооружённых группировок, способных оперативно маскироваться под мифических «умеренных». Еще больший интерес представляют отрывочные свидетельства о непосредственном участии в боевых действий на стороне террористов сотрудников американских ЧВК.

* * *

В последние дни декабря израильский 10-й канал рассказал о подписанном в ноябре американо-израильском меморандуме о взаимопонимании по «иранскому вопросу». Стороны договорились о создании 4 рабочих групп по ключевым вопросам. Речь идёт о тайной дипломатической работе по отмене иранской ядерной программы, о сдерживании программы по созданию Ираном баллистических ракет, а также об ограничении иранского присутствия в Сирии и Ливане. Наиболее занимательно звучит четвёртая задача: работа по усилению эскалации в регионе, к которой может быть причастен Иран. В переводе на нормальный язык это может означать внесение хаоса и смуты по всему региону. И уже в конце декабря многие города Ирана охватили демонстрации, массовый характер которых был во многом преувеличен западной прессой и социальными сетями. По странному стечению обстоятельств, «стихийные народные выступления» совпали по времени с обнаружившимся резким неприятием намеченного на конец января в Сочи Конгресса национального диалога Сирии со стороны т.н. «умеренной оппозиции».

4 января Генеральный прокурор Ирана Мохаммад Монтазери заявил о стремлении США осуществить в Исламской Республике «ливийский сценарий». Для его реализации был создан оперативный штаб с участием спецслужб США, Израиля и Саудовской Аравии во главе с легендарным «аятоллой Майком» (он же «черный принц») Майклом Д’Андреа, возглавляющим в ЦРУ иранское направление. Подрывной проект финансировался Эр-Риядом и опирался на давние наработки, призванные переключить изначально неполитический, социально-экономический протест (ибо отрицать наличие подобного рода проблем в Иране, как и в любой другой стране, по меньшей мере, неумно) в деструктивное политизированное русло. В этой связи следует обратить внимание на то, что протесты развивались в направлении от периферии к столице. О выросших ценах на яйца и прочей лирике быстро забыли, кое-где на западе страны, по соседству с базой в Хамадане, мелькал и лозунг «Смерть России!», не говоря о типовых призывах к «свержению диктатуры». По данным некоторых журналистских расследований, на местах действовали организованные и подготовленные группы провокаторов, которые внедрялись в ряды демонстрантов, выкрикивая подстрекательские лозунги и призывая к насильственным действиям.

Для реализации предотвращённого иранскими властями второго этапа, предполагавшего вооружённые столкновения, планировалось задействовать террористов «ИГ», которые должны были перейти в Иран через приграничные каналы из иракского Эрбиля (Курдистан) и афганского Герата. Одновременно Дональд Трамп, Ники Хейли, Джон Маккейн, Рекс Тиллерсон, а вслед за ними – пользователи Twitter, Telegram и иже с ними из Великобритании, Саудовской Аравии, Израиля и многих европейских стран стали распространять бесчисленные сообщения с хэштегом #IranProtests. Откровенно бредовая дезинформация распространялась и по российским социальным сетям, давно уже превратившимся в важное поле «битвы за умы и сердца». Как отмечает эксперт-ближневосточник Исмагил Гибадуллин, «практически одновременно, будто бы указке, с подрывными действиями выступили курдские сепаратисты, арабские националисты Хузестана, исламо-марксисты из Организации моджахедов иранского народа, монархисты, суннитские экстремисты, в том числе сторонники ИГИЛ (запрещенного в России), секуляристы, ряд радикальных шиитских группировок, выступающих против принципа вилаят аль-факих, на котором зиждется исламский строй Ирана. Все эти силы, абсолютно разные по своим установкам и даже враждебные друг другу, объединяет только одно – их контакты с Госдепом и американскими спецслужбами, которые в последние месяцы несколько участились… Многие эксперты говорят об особой роли движения «Рестарт» – своеобразного гибрида американской фабрики для промывки мозгов «Лайфспринг» и украинского «Правого сектора» (запрещён в России). Движение создал бывший ведущий передачи на иранском телевидении Мохаммад Хосейни, который в 2005 году эмигрировал в США. В Америке он создал новую доктрину личностного роста и саморазвития на основе эклектичных фрагментов персидской поэзии и учений нью-эйдж, за которыми скрывается радикально-националистическая и атеистическая идеология. Именно этот человек призывал своих последователей совершать поджоги государственных учреждений, мечетей, шиитских святынь, нападать на полицейских. Как ни странно, нашлось немало отморозков, поспешивших выполнить это на практике. Такие сетевые движения, пускающие в ход изощренные средства манипуляции, тяжело контролировать».

На улицы иранских городов вышли не только погромщики от «демократии», но также куда более многочисленные сторонники действующей власти

Постоянный представитель США при ООН Никки Хейли не теряет надежды повторения в Иране сирийского сценария. Это прямо следует из её письменного комментария, распространённого 4 января накануне заседания превращенного в «дипломатический театр» заседания СБ ООН: «Мир стал свидетелем ужасов в Сирии, которые начались с того, что жестокий режим отказывал своему народу в праве мирно протестовать. Мы не должны позволить этому произойти в Иране. Это вопрос основополагающих прав иранского народа, а также вопрос международного мира и безопасности». В свою очередь, постпред России Василий Небензя отметил, что США злоупотребляют площадкой Совбеза ООН для продвижения своих интересов: «Истинная подоплёка причины созыва сегодняшнего заседания кроется в завуалированной попытке использовать текущий момент для продолжения линии на подрыв Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Такое впечатление, что необъяснимая рационально аллергия на эту страну застилает глаза в оценке происходящих там событий и желаемое выдаётся за действительное».

Срыв очередной попытки повернуть крупнейшую страну ближневосточного макрорегиона на путь хаоса и анархии не означает, что они не будут предприниматься и далее, причем со всё возрастающим упорством и настойчивостью. 2017 год продемонстрировал тенденцию относительного снижения геополитического веса Вашингтона на Ближнем Востоке, а недавнее резонансное решение по Иерусалиму поставило под вопрос организационное оформление неформальной коалиции США, Саудовской Аравии, Египта, Израиля и ОАЭ. Глава центра стратегических исследований «Россия – исламский мир» Шамиль Султанов связывает ослабление позиций США с разногласиями внутри их истеблишмента. В результате региональные союзники Вашингтона не вполне понимают, на кого ориентироваться и, грубо говоря, «кому нести деньги». В ходе майского визита Трампа в Саудовскую Аравию его дочери подарили 100 млн долл., и заключили контрактов на поставку американского оружия на сотни миллиардов долларов. В августе в Джидду (вторая столица Саудовской Аравии) прибыла неизвестная яхта, на которую, как утверждают местные источники, якобы загрузили 1 млрд долл. наличными. В то же время, американские противники саудовского короля и наследного принца, хотя и потеряли нити влияния в аравийской монархии, но сами никуда не делись. В период острой фазы саудовско-катарского конфликта была подтверждена важность Дохи как стратегического аванпоста США в регионе. На сегодня США остаются ключевым игроком в регионе, располагая военными базами (Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн, ОАЭ, Иордания) либо соглашениями о прямом военном присутствии (Египет) практически со всеми странами региона, отмечает Ш. Султанов. Для строительства и поддержания военных объектов необходимо располагать значительными военными ресурсами, политическим и информационным влиянием. США располагают разветвлёнными и диверсифицированными каналами связи с различными фракциями местных элит. Политическое влияние реализуется также в значительных объемах торгово-экономического сотрудничества, и Москва находится лишь в начале длительного восстановления утраченного после 1991 года.

Не приходится сомневаться в том, что противники России в Сирии (список которых вовсе не исчерпывается известными экстремистскими группировками) уже в самом ближайшем будущем усилят террористическую активность в провинции Латакия, уделяя особое «внимание» российским военным объектам в Хмеймиме и Тартусе. «Я не утверждаю, что атака российской базы Хмеймим осуществлялась непосредственно боевиками с американских военных баз в Сирии… В то же время очень даже вероятно, что речь идет о боевиках, подготовленных и вооруженных американской стороной», – написал в Facebook зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич. «Авиабаза Хмеймим…, ранее бывшая гражданским аэропортом, видимо, нуждается в дополнительном инженерном оборудовании, в частности, строительстве заглубленных железобетонных укрытий закрытого типа для авиационной техники», – считает член редколлегии журнала министерства обороны «Воин России» полковник Елена Севастьянова. Самолеты фронтовой авиации желательно держать не на открытых стоянках, а в арочных железобетонных укрытиях: «Арочные железобетонные укрытия имеют раздвижные ворота и газоотводный канал у задней стены, позволяющий запускать двигатели самолета в закрытом защищенном пространстве. Стандартное железобетонное перекрытие и грунтовая обсыпка такого укрытия позволяют наиболее эффективно защитить летательный аппарат, пилотов и инженерно-технический персонал от поражающего воздействия при ракетно-бомбовом ударе, артиллерийском и минометном обстрелах». По её мнению, боевиков с «шайтан-трубой» необходимо нейтрализовывать до того, как они сумеют развернуть свою самодельную ракетно-артиллерийскую установку в нескольких километрах от российского объекта.

«Умеренные террористы» из базирующегося в Идлибе т.н. «Легиона Шам» (орудует под крышей т.н. «свободной сирийской армии») располагают оружием как восточноевропейского, так и американского производства, включая ПТРК TOW. Параллельно группировки боевиков «оппозиции» развернули очередную информационную атаку на Дамаск, выдумывая мифических «свободных алавитов» («Alawites rebels») и перечисляя якобы повреждённую и уничтоженную российскую технику. Медийные «круги на воде» от провокаций, приобретающих, похоже, регулярный характер, и далее будут искусственно множиться и раздуваться усилиями глобальных медиа и работающими на российском направлении их структурными подразделениями. Возможная причастность проамериканских бандформирований к повлекшей человеческие жертвы атаки на российский военный аэродром, как минимум, не обещает простого диалога между Москвой и Вашингтоном в наступившем году.

Андрей Арешев, для «Военно-политической аналитики»


Примечание

  1. 22 декабря министр обороны Сергей Шойгу заявил, что до этого указанный комплекс ПВО перехватил и уничтожил 16 беспилотных летательных аппаратов и 53 снаряда реактивных систем залпового огня.

Одна мысль о “Атаки на базу Хмеймим – начало нового этапа диверсионно-террористической войны в Сирии?

  1. Всё это конечно хорошо, и «партнеры» не дремлют, но родные иранские барыги-олигархи и принадлежащее им государство, делают для развала страны не меньше, чем такие-же российские с 1991 года.

    А винить запад, масонов, Трампа и прочих — это удел узколобого, буржуазного «политтехнолога».

Добавить комментарий