PESCO как элемент евроатлантической безопасности

13 ноября 2017 г. министры 23 государств-членов Европейского союза (далее ЕС) подписали соглашение о Постоянном структурированном сотрудничестве в области обороны (далее PESCO)[[1]]. 7 декабря 2017 г. Ирландия и Португалия также уведомили о своем решении присоединиться к PESCO. При этом не все члены ЕС разделяют стремление учредить оборонный союз — к ним относятся Великобритания, Дания и Мальта. Сотрудничество в области обороны между странами ЕС ориентировано на выполнение первоначального видения европейского оборонного взаимодействия, предложенного в Сент-Мало в 1998 году[[2]]. В уведомлении, подготовленном министрами 23 стран ЕС, Совету Европейского союза и верховному представителю по иностранным делам и политике безопасности ЕС сказано, что «европейцы должны взять большую ответственность за свою безопасность с целью укрепления европейской безопасности и обороны в сложной геополитической обстановке, а также лучше защищать своих граждан»[[3]]. При этом под сложной геополитической обстановкой европейцы понимают выход Великобритании из ЕС, действия президента США Дональда Трампа, призывающего к увеличению военных расходов Североатлантического альянса[[4]], и т.н. российскую «экспансию» на Украине. Необходимо отметить, что в Североатлантическом альянсе в последние несколько лет доминируют два стратегических направления в отношении Европы: принуждение европейских стран-членов НАТО к исполнению своих финансовых обязательств и достижение более тесной интеграции Евросоюза.

Государства-члены, участвующие в PESCO, также приняли декларацию, включающую в себя первоначальный список проектов, которые будут проводиться в рамках соответствующего соглашения[[5]]. Из 17 представленных предложений основными являются:

  • создание сети логистических центров в Европе для улучшения материально-технической поддержки, включающей в себя формирование эффективной военной транспортировки и логистики;
  • улучшение военной мобильности, позволяющей беспрепятственно передвигаться военному персоналу в пределах границ ЕС, что позволит избежать бюрократические процедуры, включая передвижения по железнодорожной дороге, на воздушном или морском транспорте;
  • создание Европейской бронированной боевой пехоты для обеспечения разведки, а также боевой, материально-технической, медицинской поддержки, командования и управления.

В феврале 2018 г. Пентагон запросил у Конгресса $171 млн. на программу НАТО по инвестициям в безопасность (NSIP)[[6]]. Содержание программы гласит, что «проекты включают в себя инфраструктуру для укрепления сил, обеспечения мобильности внутри и между регионами; логистику и транспорт, гибкие системы командования и управления (включая безопасное и надежное сообщение)». Генеральный секретарь НАТО заявил: «Укрепление европейской обороны может помочь увеличить расходы на оборону, предоставит новые возможности, а также улучшит распределение бремени в рамках Североатлантического союза. Таким образом, это способ укрепить европейский столп внутри НАТО. Я также приветствую тот факт, что многие европейские лидеры подчеркнули важность того, чтобы европейская оборона развивалась так, чтобы она не конкурировала с НАТО, а дополняла НАТО»[[7]].

Высказывание Йенса Столтенберга лишь подтверждает намерения Вашингтона укрепить ведущую роль в трансатлантических вопросах, руководствуясь при этом исключительно своими геополитическими  интересами, что не раз подтверждала санкционная риторика в отношении России. Так, в своем докладе специалисты французского аналитического центра Centre d’Etudes Prospectives et d’Informations Internationales (CEPII) представили данные, где на Германию приходится 27% всех убытков от санкций против РФ; 4,1% на Великобританию и 0,4% на США[[8]].

В стратегии национальной безопасности США Россия рассматривается как ревизионистская держава, которая стремится ослабить влияние Вашингтона и запугать своих соседей угрожающим поведением[[9]]. При этом для сохранения своего лидерства и превосходства над противником Вашингтон стремится задействовать весь имеющийся инструментарий, который в случае войны позволит не только быстро передислоцировать войска, но и нанести быстрый глобальный удар. Оборонная стратегия США содержит стремления Вашингтона к такому сотрудничеству с партнерами, которые бы, опираясь на систему логистики, обеспечивали доступ к критическим областям[[10]]. Поэтому интеграция PESCO и НАТО не только увеличит напряженность в отношениях между Западом и Россией, но и усилит зависимость европейских членов Альянса от Соединённых Штатов, диктующих правила в экономической и военно-политической сферах.

Брукс Тигнер, редактор и главный аналитик Security Europe считает, что «возможности военного планирования ЕС крошечные и, вероятно, останутся такими надолго»[[11]]. Следовательно, на практике не ставится вопрос о формировании военного союза или создании единой европейской армии, поскольку он не сможет конкурировать с Североатлантическим альянсом. Так же, как отмечает Йенс Столтенберг в ежегодном докладе: «НАТО отвечает на военное усиление России усилением передового присутствия с более широким развертыванием войск в восточной части альянса, а также путем повышения готовности военных сил».[[12]]

Новые тенденции сотрудничества Европейского союза и Североатлантического альянса придают импульс партнерству в наиболее важных областях. Верховный представитель ЕС Федерика Могерини отметила: «Я горжусь тем, что за один год нам удалось создать Европу безопасности и обороны и углубить наше сотрудничество с НАТО, как никогда. Мы договорились о 34 дальнейших шагах по практическому сотрудничеству ЕС с НАТО, в том числе в новых областях, таких как контртерроризм и военная мобильность»[[13]]. В совместном заявлении президента Европейской Комиссии и Генерального секретаря НАТО отмечается необходимость установить сотрудничество путем проведения регулярных совещаний для обеспечения согласованного подхода между ЕС и НАТО в целях эффективного решения существующих барьеров, включая правовые, процедурные аспекты и вопросы инфраструктуры для ускорения движения военного персонала и материальных средств[[14]]. В отличие от Североатлантического альянса в ЕС входит пять нейтральных государств-членов. Причем видение ситуации со стороны отдельных государств Центральной и Восточной Европы отличаются от восприятия угроз Парижем или Берлином. Так, например, Польша не заинтересована в присоединении к PESCO по стратегическим и политическим причинам, поскольку Варшава не поддерживает концепцию европейской стратегической автономии в вопросах безопасности.

Несмотря на то, что PESCO будет иметь императивный характер, ключевым вопросом для проектов обороны ЕС является отсутствие реального давления на государства-члены, поскольку Европейское оборонное агентство не является достаточно мощной организацией, обеспечивающей гарантированное соблюдение принятых обязательств. Это кардинальным образом отличается от НАТО, планирование обороны в котором является нисходящим процессом, и союзники коллективно оказывают давление друг на друга для выполнения своих обязательств.

Несмотря на разногласия между Европейским Союзом и новой администрацией США, страны ЕС еще больше сближаются с Североатлантическим альянсом под командованием Вашингтона. Проект PESCO не является альтернативой НАТО, он лишь дополнение к существующей системе евроатлантической безопасности, ядром которой был и останется Североатлантический альянс. Соглашение о Постоянном структурированном сотрудничестве в области обороны является продуктом западного стратегического мышления, а его реализация приведет к укреплению структуры НАТО. Следовательно, под лозунгом укрепления самостоятельности европейских стран в вопросе обеспечения безопасности, по сути, будет осуществляться оптимизация расходов и издержек внутри НАТО. Это отвечает интересам действующей администрации Д. Трампа, одним из предвыборных обещаний которого было снижение американских расходов по финансированию деятельности Североатлантического альянса.

Таким образом, образование PESCO и его кооперация с НАТО представляют значительную угрозу для диалога России — Запад в условиях дефицита взаимного доверия и понимания. Следует напомнить, что взаимоотношения между Европейским союзом и Россией всегда строились по принципу взаимовыгодного сотрудничества, что напрямую отражено в документах двустороннего характера, например, в Дорожной карте по общему пространству внешней безопасности[[15]]. В разделе, посвященному усилению диалога и сотрудничеству на международной арене, говорится о продвижении контактов между военными структурами России и ЕС, включая Европейское оборонное агентство. Для решения общих задач в сфере миграции, кибербезопасности и других важных сферах требуется запустить стратегический диалог о будущем европейской безопасности, который закрепит роль Европейского союза как нового центра международных отношений. Расширение и углубление сотрудничества в сфере международной безопасности на базе приведенной Дорожной карты будет способствовать более доверительному и стабильному сотрудничеству, что позволит вывести отношения Москвы и Брюсселя на новый уровень стратегического партнерства.

Вероника Мальчикова, для «Военно-политической аналитики»


Примечания:

[[1]]. Defence cooperation: 23 member states sign joint notification on the Permanent Structured Cooperation (PESCO) // Council of the European Union. – 2017. – 13 November. – URL: http://www.consilium.europa.eu/en/press/press-releases/2017/11/13/defence-cooperation-23-member-states-sign-joint-notification-on-pesco/

[[2]]. Franco–British St. Malo Declaration. Joint Declaration issued at the British-French Summit. – URL: https://www.cvce.eu/content/publication/2008/3/31/f3cd16fb-fc37-4d52-936f-c8e9bc80f24f/publishable_en.pdf

[[3]]. Notification on Permanent Structured Cooperation (PESCO) to the Council and to the high representative of the Union for foreign affairs and security policy // Council of the European Union. – URL: http://www.consilium.europa.eu/media/31511/171113-pesco-notification.pdf

[[4]]. Remarks by President Trump at NATO Unveiling of the Article 5 and Berlin Wall Memorials – Brussels, Belgium // White House. – 2017. – 25 May. – URL: https://www.whitehouse.gov/briefings-statements/remarks-president-trump-nato-unveiling-article-5-berlin-wall-memorials-brussels-belgium/

[[5]]. Permanent Structured Cooperation (PESCO) first collaborative PESCO projects – Overview // Council of the European Union. – URL: http://www.consilium.europa.eu/media/32082/pesco-overview-of-first-collaborative-of-projects-for-press.pdf

[[6]]. North Atlantic Treaty Organization. Security Investment Program — FY 2019 Budget // Department of Defense. – URL: http://comptroller.defense.gov/Portals/45/Documents/defbudget/fy2019/budget_justification/pdfs/11_NATO_Security_Investment_Program/FY19_NSIP_J-Book_Final.pdf

[[7]]. Doorstep by NATO Secretary General Jens Stoltenberg at the start of the European Union Foreign Affairs Council in Defence format // NATO. – 2017. – 13 November. – URL: https://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions_148840.htm?selectedLocale=ru

[[8]].  Collateral Damage: The Impact of the Russia Sanctions on Sanctioning Countries’ Exports // Research and Expertise on the world economy. – URL: http://www.cepii.fr/PDF_PUB/wp/2016/wp2016-16.pdf

[[9]]. National Security Strategy of the United States of America // White House. –2017. – 18 December. – URL:https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905-2.pdf

[[10]]. National Defense Strategy of The United States of America // United States Department of Defense. – URL:https://www.defense.gov/Portals/1/Documents/pubs/2018-National-Defense-Strategy-Summary.pdf

[[11]]. Deconstructing PESCO: Washington’s Apparent, Actual, and Misplaced Fears about European Defense Plans // Atlantic council. -2018.-26 February. – URL: http://www.atlanticcouncil.org/blogs/new-atlanticist/deconstructing-pesco-washington-s-apparent-actual-and-misplaced-fears-about-european-defense-plans

[[12]]. Годовой отчет Генерального секретаря 2016 // NATO. – URL: https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/pdf_2017_03/20170313_SG_AnnualReport_2016_ru.pdf

[[13]]. EU and NATO cooperation to expand to new areas, including counter-terror; military mobility; women, peace and security // European Union. – 2017. – 6 December. – URL: https://eeas.europa.eu/headquarters/headquarters-homepage/36854/eu-and-nato-cooperation-expand-new-areas-including-counter-terror-military-mobility-women_en

[[14]]. Council conclusions on the Implementation of the Joint Declaration by the President of the European Council, the President of the European Commission and the Secretary General of the North Atlantic Treaty Organization // Council of the European Union. – 2017. – 5 December. – URL: http://www.consilium.europa.eu/media/31947/st14802en17.pdf

[[15]]. «Дорожные карты» четырех общих пространств, утверждённые на саммите Россия-ЕС, Москва, 10 мая 2005 года // МИД РФ.  – 2005. – 12мая. – URL: http://www.mid.ru/evropejskij-souz-es/-/asset_publisher/6OiYovt2s4Yc/content/id/439524

Добавить комментарий