Учения, новые законы и конференция в Азербайджане: вероятность эскалации в зоне карабахского конфликта возросла

2 июля недалеко от лини соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе начались плановые широкомасштабные учения вооруженных сил Азербайджана с боевыми стрельбами с привлечением различных видов, родов и специальных войск, объединений и соединений. На полигоны выведено до 20 тысяч личного состава военнослужащих, до 120 единиц танков и другой бронетехники, свыше 200 ракетно-артиллерийских установок разного калибра, реактивных систем залпового огня (РСЗО) и минометов, до 30 единиц армейской и фронтовой авиации различного назначения.  Предполагается, что в ходе учений привлеченные войска с учетом современного опыта ведения боевых действий будут выполнять задачи по ведению различных видов войсковых операций, в том числе нанесению условному противнику надежного огневого поражения ракетными, артиллерийскими, бомбоштурмовыми ударами высокоточных систем, авиации и ударами беспилотными летательными аппаратами (БПЛА). Упоминается также о «проведении широкомасштабной наступательной операции с целью освобождения оккупированных территорий». На учениях, которые пройдут в сложных условиях сильно пересеченной местности, горного рельефа и насыщенной радиоэлектронной обстановки, планируется отработка тактических эпизодов по взаимодействию соединений и воинских частей, управлению войсками и огневыми средствами, а также предотвращению диверсионных действий условного противника. Боевые стрельбы будут проведены на нескольких полигонах, в том числе с применением  самых современных видов вооружения и военной техники, принятых на вооружение азербайджанской армии.

По словам министра обороны генерал-полковника Закира Гасанова, основное внимание на учениях должно быть уделено применению войск и выполнению боевых задач согласно различным сценариям по освобождению оккупированных территорий, в том числе практическому применению самого современного вооружения и военной техники, предназначенных для уничтожения всей военной инфраструктуры противника. Пока неизвестно, уведомило ли руководство страны о начавшихся учениях международные организации, в том числе ОБСЕ.

Накануне начала учений, 30 июня, состоялось служебное совещание под руководством З. Гасанова с участием заместителей министра обороны, командующих видами войск, начальников главных управлений, управлений, служб министерства, командиров объединений. Через видеосвязь докладывали командиры соединений, дислоцированных в прифронтовой зоне (об этом термине чуть ниже) и другие ответственные офицеры. Во время совещания Гасанов в очередной раз заявил: «Затягивание решения конфликта ведет к его возобновлению в более широких масштабах. Конфликт в скорейшем времени должен найти свое справедливое решение в рамках норм и принципов международного права. В противном случае, противник почувствует волю и патриотизм азербайджанского народа, а также силу оружия нашей армии».

Почти за  неделю до начала учений, в Баку, 26 июня состоялся парад посвященный столетию создания азербайджанских вооруженных сил. В масштабном мероприятии приняли участие 4 тысячи военнослужащих национальной армии и других силовых структур, 240 единиц современной боевой техники, беспилотники, авиационная крылатая ракета турецкого производства, а также военная техника других стран, как произведенная по лицензии, так закупленная достаточно большими партиями в России, Израиле, Турции, Беларуси и других странах. Все это – для демонстрации не только уровня военного потенциала, но и особо не скрываемы военных амбиций.

Одной из интересных деталей парада было участие в нём турецкого парадного расчёта. Это обстоятельство не ускользнуло от внимания ведущих российских экспертов по региону, оценивших это действо как позиционирование связки Анкара – Баку, в качестве важного элемента  внешнеполитического ландшафта региона. При этом важным является то обстоятельство, что Анкара действует во многом как самостоятельный игрок, а только как партнер США и ЕС и союзник по НАТО. Ведь нарочитый антиамериканизм в риторике Эрдогана вряд ли тождественен признанию российского первенства в Закавказье. Турция, как и любая другая страна, руководствуется, прежде всего, прагматично понимаемыми собственными интересами, и если она пока не в состоянии кардинально поменять правила игры, то это скорее от недостатка ресурсов, нежели от стремления понравиться кому-либо из партнёров.

Помимо этого, за последнюю неделю июня также произошли и другие события, вполне относящиеся отнести к категории военных приготовлений. В частности, президент Азербайджана подписал ряд указов о внесении изменений в несколько законодательных актов, в том числе – в законы «О военном положении» и «Об обороне». В последнем, в частности, вводится понятие «прифронтовая полоса». Также были изменены в законы «О свободе демонстраций и митингов», «О транспортном движении», «О защите памятников истории и культуры» – все они синхронизированы с новыми требованиями закона «О военном положении». То же самое касается законов «О неправительственных организациях» (в том числе зарубежных) и «О политических партиях», в которых определяются ограничения их прав в случае введения режима «военного положения». Внесены также новеллы о праве ношения служебного оружия сотрудниками государственной службы во время режима «военного положения». Подписаны распоряжения об изменениях в законе «О телевизионном и радиовещании», предусматривающие возможность военной цензуры теле- и радиопередач на период «военного положения», а также введения особого режима телерадиовещания на территории, где оно вводится. Изменения затронули также «Миграционный кодекс», установив ряд особых правил въезда и выезда из страны в период военного положения для граждан Азербайджана, которые также могут быть применены и в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства.

Кроме того, 29 июня министр финансов Азербайджана Самир Шарифов объявил о пересмотре государственного бюджета страны на 2018 год, что обусловлено стремлением повысить обороноспособность и безопасность страны, а также усилить защиту социально уязвимых слоев населения. Формально бюджетные прогнозы откорректированы с учетом цены на нефть в 55 долларов за баррель. Базовая цена на нефть, заложенная в госбюджете на 2018 год, составляла 45 долларов, и предложенные правительством изменения в итоге были приняты парламентом без обсуждений. Согласно поправкам, на меры по улучшению обороны и безопасности страны будет дополнительно направлено 166 млн манатов  (97,5 млн долларов) будет дополнительно направлено. Бюджетные расходы на оборонные нужды и сферу безопасности изначально составляли 1,6 млрд долларов США, т.е. речь идет об увеличении расходов на 5,9% до конца текущего года.

Таким образом, де-факто и даже де-юре налицо демонстрация официальным Баку имеющихся возможностей по решению нагорно-карабахского конфликта силовым путем и готовности использовать имеющийся потенциал в случае отсутствия реального прогресса в мирном процессе по выгодному для Азербайджана сценарию. При этом практически не используется терминология предложений по договорно-правовой базе, представленной международными посредниками  в лице сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США и Франция). Главным документом здесь, по-прежнему остаются «Обновленные мадридские принципы» / «Казанский документ» (2011 года) который не устраивает Азербайджан.

На чем базируются нынешние военные устремления Баку? На наш взгляд, не в последнюю очередь – на прогнозе о том, что российско-армянские двусторонние отношения неминуемо должны ухудшиться и даже обостриться по мере того, как новое правительство Армении будет сделать шаги в сторону изменения внешнеполитического курса в сторону Брюсселя и Вашингтона. Основой для такого прогноза является принадлежность ряда заметных членов новой политической команды, пришедшей к власти в мае 2018 года, к прозападным неправительственным структурам и их активное участие в публичных антироссийских акциях. И никак нельзя удивляться тому, что для внесения элементов недоверия в армяно-российский диалог предпринимались и будут предприниматься различные PR-акции, в том числе с участием российских общественно-политических деятелей, а также экспертов.

В частности, «Международным Евразийским движением» и «Изборским клубом» была организована акция с выездом  на линию соприкосновения сторон в зоне нагорно-карабахского конфликта в район высоты Варазатумб  (Лелетепе), перешедшую под контроль азербайджанской армии по итогам боев в апреле 2016 года. В ней приняли участие лидер «Международного Евразийского движения» Александр Дугин, депутат Госдумы России Дмитрий Савельев, общественный деятель Максим Шевченко, известный военный эксперт Игорь Коротченко и другие. Акция была организована в рамках конференции с весьма претенциозным названием «Азербайджан – единственный союзник России на  Кавказе», широко освещавшейся бакинскими СМИ. Все участники акции были представлены азербайджанскими СМИ как «сторонники Путина», из чего непосвящённые граждане могли сделать вывод о том, что в Москве уже принято решение о том, чтобы «расстаться» с Арменией, и что отныне единственным союзником России в регионе является и будет только Азербайджан.

Надо полагать, что эта акция достигла определенного пропагандистского эффекта, так как армянская пресса, по сути, повторила то, что было представлено азербайджанскими источниками. При этом, сама идея организации подобного рода мероприятия (на контролируемой Азербайджаном части Агдамского района) была вброшена в российское информационное пространство ещё полгода назад. Разумеется, кампания на формирование в российской политической и экспертной элите мнения о том, что единственным союзником России в регионе является только Азербайджан, и далее будет находить и ресурсы, и активных проводников. Согласно их логике, в случае принятия в Баку решения о новой эскалации  на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе, Кремль должен проявить полный нейтралитет, или даже дать «добро» на развязывание очередной войны у своих границ на южном направлении. Видимо, также предполагается, что нынешнее правительство Армении будет править страной если не вечно, то достаточно длительный срок, то есть вариант смены власти в Ереване в течение года, в том числе по итогам выборов, в рамках этого сценария, вообще не должен рассматриваться.

Впрочем, настроения и высказывания отдельных российских экспертов или локальных «клубов по интересам» вряд ли в состоянии отменить официальную позицию Москвы, которая в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта остаётся неизменной, будучи изложенной в «Концепции внешней политики Российской Федерации», утвержденной президентом РФ Владимиром Путиным 30 ноября 2016 года.

Давид ПЕТРОСЯН, независимый журналист

Фото: АзерТадж

Добавить комментарий