Казус Хачатурова как фактор растущей неопределённости в российско-армянских отношениях

Обвинения, предъявленные 27 июля генеральному секретарю ОДКБ, гражданину Республики Армения генерал-полковнику Юрию Хачатурову, являются сугубо внутриармянским делом.  По крайней мере, так считают сторонники нынешней армянской власти во главе с премьер-министром Николом Пашиняном, похоже, всерьёз взявшейся за дело о событиях 1 марта 2008 года. Речь идёт об одном из наиболее драматических эпизодов постсоветской армянской истории: после февральских президентских выборов сторонники его основного конкурента, первого президента Левона Тер-Петросяна (среди которых своей активностью выделялся Никол Пашинян) потребовали пересчёта голосов и проведения второго тура.  Обстановка накалялась, и действующий глава государства Роберт Кочарян подписал указ о введении в Ереване чрезвычайного положения. В результате массовых беспорядков в центре Еревана было убито 10 человек и ещё более двухсот ранено. Долгие годы следствие по данному делу практически не велось, однако массовые протестные акции в минувшем апреле и утверждение Пашиняна в качестве главы армянского правительства привели к смене руководства правоохранительных органов, включая специальную следственную службу. Её руководителем стал Сасун Хачатрян – родной брат  председателя местного совета директоров Фонда Сороса Давида Хачатряна. «Некоторые видят в этом подтверждение того тезиса, что Фонд Сороса сыграл большую роль во время последних событий в Армении», – замечает в этой связи издание «Грапарак».

Наиболее резонансным стало решение о взятии под стражу сроком на два месяца второго президента Армении Роберта Кочаряна (1998-2008 гг.), который весьма быстро превратился из свидетеля по делу о событиях 1 марта 2008 года в обвиняемого, причем по серьёзной статье (свержение конституционного строя по предварительному сговору с группой лиц), предусматривающей от 10 до 15 лет лишения свободы. Разумеется, сам он никакой вины за собой не признаёт, указывая на политически мотивированный характер дела. Накануне ареста в интервью телеканалу «Еркир Медиа» второй президент назвал предъявляемые ему обвинения «правовым сюрреализмом» и опасным явлением, добавив, имея в виду неурегулированный нагорно-карабахский конфликт: «Мой арест станет подарком Азербайджану». Действительно, в деятельности второго президента Армении (как, впрочем, и его предшественника) действительно немало «тёмных пятен», однако придавать им вывернутый наизнанку геополитический контекст, называя его «пророссийским» политиком, а не «многовекторным», как это делают некоторые ангажированные СМИ, вряд ли уместно. Достаточно сказать, что именно в первой половине 2000-х годов министр иностранных дел Армении, потомок ювелиров Алеппо с дипломом Флэтчеровской школы Вардан Осканян последовательно продвигает так называемый «комплементарный» внешнеполитический курс.

Что же касается Юрия Хачатурова, ставшего, несмотря на некоторые первоначальные сомнения, генеральным секретарём ОДКБ  в 2017 году, то 10 лет назад он был заместителем министра обороны Армении – командующим Ереванским гарнизоном, а затем стал начальником Генерального Штаба Вооружённых Сил страны (2008-2016 гг.). Поздним вечером 27 июля суд Еревана первой инстанции освободил его под залог в 5 миллионов драмов (чуть более 10 тысяч долларов). Одновременно Ереван предложил партнерам по ОДКБ начать процедуру смены генерального секретаря организации, о чем известил через СМИ и социальные сети пресс-секретарь МИД Армении Тигран Балаян. Состоялись телефонные разговоры министров иностранных дел России и Армении, а также находившегося в Санкт-Петербурге на «правительственном» саммите ЕАЭС Никола Пашиняна с Александром Лукашенко. В ходе разговора Сергея Лаврова с Зограбом Мнацаканяном последнему «было указано, что в соответствии с правилами процедуры ОДКБ именно армянская сторона должна официально инициировать отзыв своего гражданина с поста Генерального секретаря ОДКБ, если решение о таком отзыве было принято в Ереване». Более того, неназванный дипломатический источник в Москве ответил Еревану не без доли раздражения: «Сегодня МИД Армении озвучил удивляющее своим непрофессионализмом предложение странам – членам ОДКБ «начать процесс замены генсека организации». Слышать подобные заявления тем более странно, что произошедшие в Армении перемены не отразились на коллективе внешнеполитического ведомства, которое еще недавно и представило ОДКБ кандидатуру Хачатурова и, самое главное, отлично знает процедуру, согласно которой именно Армения должна запустить процесс отзыва генерального секретаря, являющегося представителем этого государства». Источник подчеркнул, что Ереван должен сам направить в ОДКБ письменное уведомление, что позволит запустить процедуру прекращения полномочий генсека, но не его замены.

Секретариат ОДКБ пока не располагает информацией об обвинениях в отношении Юрия Хачатуров, заявил пресс-секретарь организации Владимир Зайнетдинов. Можно предположить, что сугубо процедурный вопрос будет в конечном итоге урегулирован, однако некоторые обстоятельства начавшегося расследования дела о событиях 1 марта порождают вопросы. Нет сомнения в личной заинтересованности Никола Пашиняна, объявленного по этому делу в розыск и отсидевшего в 2010-2011 гг. часть присуждённого ему судом семилетнего срока в стремлении найти виновников гибели десяти человек. Помимо второго президента и отпущенного под залог Хачатурова заочно арестован также тогдашний министр обороны Микаэл Арутюнян, однако некоторые иные лица, прямо причастные к силовому разгону сторонников Тер-Петросяна, к примеру, тогдашний командующий внутренними войсками Григор Григорян и начальник полиции Айк Арутюнян, пока остаются вне фокуса внимания следственных органов. Да и третий президент Серж Саргсян, эстафету власти которому, собственно, и передавал в 2008 году Роберт Кочарян, находится на одном из средиземноморских островов, и о его вызове на допрос в специальную следственную службу ничего не известно. Кроме того, не следует забывать, что действия, по крайней мере, части демонстрантов, мягко говоря, не являлись образцом джентельменского поведения.

Обвинение, предъявленное действующему международному чиновнику в конкретных обстоятельствах, с политической точки зрения является опрометчивым шагом, способным спровоцировать дополнительные проблемы и вряд ли способствующим укреплению российско-армянских отношений. Подчеркнём, дело вовсе не в самой фигуре господина Хачатурова, его причастности либо непричастности к тем или иным событиям. «Это было бы внутренним делом Армении, если бы этот человек не занимал определенный статус. Если руководство Армении хотело бы на самом деле решить эту проблему, то перед тем, как возбуждать уголовное дело и предъявлять обвинение, наверное, обсудило бы этот вопрос с Российской Федерацией. А сейчас получается, что возбуждается уголовное дело против генерального секретаря ОДКБ, при этом в условиях, когда Казахстан, например, по проблеме Нагорного Карабаха поддерживает Азербайджан. В ОДКБ и так много проблем, а армянское руководство пытается создать для России дополнительные проблемы», – отмечает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Евсеев. Конечно, российская сторона, приложившая для назначения Хачатурова некоторые усилия, переживёт его уход, однако в любом случае предсказуемости и взаимопонимания в российско-армянских отношениях от этого явно не прибавилось.

В многочисленных интервью и прямых эфирах премьер-министр Армении подчёркивает необходимость выстраивания отношений с внешними партнёрами (не только с Россией, но также и с США и европейскими странами) без недоговорённостей и «тёмных углов», как и то обстоятельство, что все вопросы обсуждаются с главой российского государства «прямо и искренне». В очередной раз он рассказал об этом после заседания Евразийского межправительственного совета в Санкт-Петербурге в ходе встречи с Дмитрием Медведевым: «Я думаю, что в наших отношениях – и в рамках ЕАЭС, и в двусторонних – очень полезны эти встречи, чтобы обсуждать вопросы того, как поднять на новый уровень наши отношения. Я думаю, что и Москва, и Ереван искренне в этом заинтересованы, и я рад тому, что в течение последних двух с половиной месяцев я имел неоднократную возможность обсудить все эти вопросы. Для меня очевидно, что наши отношения развиваются очень продуктивно и эффективно, и у меня практически нет сомнений, что этот дух не только продолжится, но и станет более эффективным». Не приходится сомневаться в том, что российская сторона подобный подход полностью разделяет, не исключая различных сценариев развития двусторонних отношений, в том числе и частичного, либо же полного свёртывания российского военного присутствия на армянской территории. Насколько это соотносится с интересами самой Армении и насколько вяжется с уверенностью Никола Пашиняна в том, что «у России есть все рычаги, все возможности, чтобы не допустить войну» – вопрос отдельный.

В преддверии парламентских выборов, точная дата которых пока неизвестна, отсутствия чёткой экономической программы, а также и неизбежного угасания эйфории по поводу громких антикоррупционных акций, действующей власти по-прежнему необходимы эффектные шаги по поддержанию собственной популярности. Однако они могут привести к неоднозначным последствиям, как для внутриполитической стабильности, так и для внешней политики, что связано с недостаточным уровнем профессионализма многих членов правящей команды. Так, недавний визит вице-премьера Арарата Мирзояна в США был охарактеризован некоторыми наблюдателями как провальный, способствующий снижению государственного восприятия Армении, чем не преминут воспользоваться её региональные оппоненты.

В этой связи можно лишь выразить надежду на то, что российско-армянские отношения (в том числе в рамках ЕАЭС и ОДКБ) не станут заложниками организационного хаоса и непрофессионализма, чреватых шараханиями и ненужными сюрпризами. Однако сбудется ли она – пока не вполне понятно.

По материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий