Ангела Меркель на Кавказе и в Африке – в поисках «ручейков» дешёвого газа

Поездка федерального канцлера Германии Ангелы Меркель в страны Закавказья привлекла внимание отнюдь не только по случаю её прогулки по Северному проспекту и многочисленными селфи с восторженными жителями Еревана. Хотя визит планировался при предыдущей администрации Сержа Саргсяна, фрау Меркель оказалась первым главой правительства Германии, когда-либо посещавшим Армению, где она высоко оценила результаты так называемой апрельской «бархатной революции», по результатам которой премьер-министром страны стал лидер массовых уличных протестных акций Никол Пашинян.

Будучи затем в столице Азербайджана Баку, глава правительства ФРГ поддержала «Южный газовый коридор» – энергетический проект, одобренный ранее Вашингтоном и Брюсселем в качестве альтернативы российским газовым поставкам. «Азербайджан является важным фактором для Европейского Союза в диверсификации наших энергетических поставок», – заявила Меркель 25 августа в ходе встречи с президентом Ильхамом Алиевым. Не забыла она и о проблеме Нагорного Карабаха, посулив «активизировать усилия» в урегулировании стародавнего конфликта. Прозвучало это, по правде говоря, не вполне убедительно, ибо Германия не является сопредседателем Минской группы ОБСЕ, однако некоторые наблюдатели поспешили высказать предположения о том, что Берлин примеривается к роли одного из ведущих внешнеполитических акторов в Кавказском регионе, что, скорее всего, связано с энергетическим фактором.

Характерно, что едва ли не единственной запоминающейся новостью в ходе пребывания Ангелы Меркель в Тбилиси стало её заявление о поддержке строительства в Грузии крупного газохранилища, о чём она заявила на пресс-конференции с премьер-министром Мамукой Бахтадзе. На строительство подземного газохранилица и ряда сопутствующих инфраструктурных проектов Берлин выделит около 200 млн евро.

Серьёзное намерение крупнейшей европейской страны поучаствовать в проекте по резервированию природного газа актуализирует укрепление «связки» Азербайджана и Грузии, способных внести определённый вклад в обеспечение энергетической безопасности «сердца Европы». Углубление регионального сотрудничества предполагает стабильность и безопасность в регионе, и в этой связи вылазка госпожи Меркель (в сопровождении сотрудников наблюдательной миссии ЕС) на границу Грузии с признанной Россией Южной Осетией аккуратно, но недвусмысленно обозначила свой неподдельный интерес к региональной проблематике, высказавшись за мирное разрешение грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов. В этой связи необходимо заметить, что для Москвы, Сухума и Цхинвала эти конфликты перестали существовать 26 августа 2008 года, когда Россия признала Республику Южная Осетия и Республику Абхазия в качестве независимых государств. В этой связи небезынтересны заявления Меркель на встрече со студентами Тбилисского госуниверситета, где она сказала, что «ЕС и НАТО не являются врагами России» и всячески обходила важный для местной аудитории вопрос о том, обсуждает ли она с Владимиром Путиным проблему «территориальной целостности Грузии» в рамках бывшей советской республики.

Накануне прибытия Меркель в Баку германские правительственные круги, согласно Frankfurter Allgemeine Zeitung, давали прикаспийской стране немалые авансы, называя её, несмотря на преследования оппозиции и авторитарный режим правления Ильхама Алиева, экономически и политически интересным партнером для Берлина. «Меркель придерживается точки зрения, что ни один конфликт невозможно решать отказом от переговоров. Однако в случае с Азербайджаном нужно учитывать и другие ее интересы – нефть, газ и экономические проекты. В стране ведут бизнес 150 немецких фирм, 70 % от всего оборота, который ФРГ имеет от сделок в Закавказье, приходятся на Азербайджан», – пишет Suddeutsche Zeitung, и даже отказ Баку во въезде побывавшему ранее в Карабахе входившему в официальную делегацию депутату Альберту Вайлеру, не заставил Меркель отменить визит.

«Южный газовый коридор»

Как известно, полноценный запуск открытого в минувшем июне «Южного газового коридора» позволит с 2020 года доставлять природный газ с месторождения «Шах Дениз-2» в азербайджанском секторе Каспия через территории Грузии и Турции в страны Южной Европы. Всего по нему планируется прокачивать до 16 млрд кубометров газа в год, из которых 10 будет оставаться в Турции, а до Европы будет доходить в лучшем случае 6 млрд кубометров. В то же время, российский «Газпром» планирует поставить в «Старый свет» около 200 миллиардов кубометров газа, так что говорить о «ЮГК» как о реальной альтернативе «голубому топливу» из России, мягко говоря, не очень серьёзно. Несмотря на то, что после возможной реализации Транскаспийского трубопроводного проекта в Европу (подписанная недавно Конвенция о правовом статусе Каспийского моря в принципе позволяет это сделать при обязательном условии согласования интересов всех сторон) может пойти некоторая часть туркменского газа, принципиально это ничего не изменит. К тому же, как заявил азербайджанский лидер, «строительство Tранскаспийского трубопровода должно интересовать больше владельцев газа, транзитные страны не должны проявлять здесь инициативу. Так же как мы, как владельцы газа, дали старт строительству 3500-километрового трубопровода, выделили большие финансовые средства. Поэтому если в восточной части Каспия будет предложение о поставке своего газа на мировой рынок через территорию Азербайджана, то мы, конечно же, можем с большим интересом рассмотреть это и вынести тогда свое решение. Но это решение должно быть не нашим, а противоположной стороны».

Как пишет Deutsche Welle, «геополитическое значение ЮГК всегда превышало экономическое». «…Южный трубопровод затмевает проект Nord Stream 2, инициатива «Газпрома», которая удвоит экспортные мощности России в Европу до 110 млрд кубометров. Этот трубопровод приветствует большая часть немецкой промышленности, которая хочет получить более дешевый газ», – признаёт автор статьи на сайте агентства Reuters. Тем не менее, политические лидеры и «капитаны бизнеса» Германии, по-прежнему являющейся экономическим локомотивом Евросоюза, пребывают в активном поиске дополнительных источников энергоресурсов. Как известно, администрация Дональда Трампа оказывает на Берлин и Брюссель колоссальное давление, требуя отказаться от строительства и эксплуатации вышеупомянутого газопровода «Северный поток-2». Уже в ближайшее время он соединит российские и немецкие газовые терминалы на Балтике, минуя непредсказуемых и враждебных посредников, таких, как Украина и Польша. Разумеется, перспектива лишиться рычагов транзитного шантажа вызывает откровенную панику в Варшаве, Киеве и ряде других столиц, изо всех сил стремящихся торпедировать крайне выгодный «Старой Европе» энергетический проект. В свою очередь, хозяин Белого Дома, опытный бизнесмен, эксплуатируя и раздувая выдуманные пропагандой страхи европейских партнёров по поводу фантасмагорической «русской угрозы», преисполнен решимости сбагрить им как можно больше американского сланцевого газа, куда более дорогого, чем российский или азербайджанский. Соответственно, фрау Меркель, как пребывающий в сложном положении, вынужденный обороняться и изворачиваться опытный политик, не может не вести игру на многих площадках. Незадолго до вояжа на Кавказ она провела переговоры с Президентом России Владимиром Путиным, в ходе которых, помимо Украины и Сирии, не могло не обсуждаться энергетическое сотрудничество двух стран. В первой половине 2018 года Германия импортировала из России 39 процентов потребляемого ею газа, свидетельствуют данные государственного органа внешней торговли BAFA.

А уже на этой неделе фрау бундесканцлерин отправится в три африканские страны – Сенегал, Гану и Нигерию, где ей предстоит обсудить укрепление экономического сотрудничества для содействия экономическому развитию Африки, борьбу с нелегальной миграцией и терроризмом. Добавим к этому, что крупнейшая по населению страна Чёрного континента Нигерия содержит более 60 % доказанных запасов газа Африки южнее Сахары. «Голубое топливо» из Нигерии может доставляться в сторону Южной Европы либо через Сахару (но проект газопровода через Алжир не нашел финансирования по ряду причин), либо по западному побережью континента с выходом через Марокко в Испанию (что более предпочтительно). И хотя реализация проекта сопряжена с многочисленными рисками, Брюссель и отдельные страны Евросоюза проявляют к нему неподдельный интерес, и к середине 2020-х годов он может быть реализован. Как и Транскаспийский газопровод, предполагаемая нигерийско-марокканская «труба» протяжённостью около 4 тысяч километров и колоссальной стоимостью вряд ли составит серьёзную конкуренцию «Газпрому», однако этот сюжет ещё более рельефно высвечивает проблемы «геополитической недостаточности» Германии и Европейского Союза в целом, что прямо бьёт по карманам их граждан.

Проект «Атлантического» газопровода от Нигерии до Марокко и Испании

Пока фрау Меркель мечется между Кавказом и Африкой в поисках газа по сходной цене и на приемлемых условиях, ангажированная пресса у неё дома наполнена абсурдными обвинениями Москвы в «энергетическом империализме». Разумеется – на пользу геополитически мотивированной экспансии неконкурентного по цене сжиженного природного газа из-за океана. Между тем, никакие сепаратные переговоры в Тбилиси, Баку или, тем более, в далёком Лагосе, никогда не заменят стабильного, предсказуемого и взаимовыгодного сотрудничества с Россией – естественным и надёжным партнёром ФРГ в энергетической сфере вот уже на протяжении полувека.

 По материалам: Фонд стратегической культуры

Добавить комментарий